Полупустые трибуны, судьи, путающиеся в джунглях своих собственных правил, грешники, прибегающие к допингу, и комментаторы, приспосабливающиеся порой к разве что посредственным достижениям немецких атлетов. Восторженное торжество по случаю открытия Игр, сияющие победители, мировые рекорды, крупнейшие достижения аутсайдеров этих Олимпийских игр демонстрируют все грани спорта. Есть лишь одно но: как-то не ощущалось того настроения, которое превращает Олимпийские игры в совершенно особенный праздник спорта.

Поэтому может быть позволен вопрос, а было ли, несмотря на все сантименты, правильным, проводить Игры в стране, которая не имеет больших спортивных традиций, исходя лишь из того факта, что местом рождения Игр является античная Олимпия.

В Сиднее четыре года назад славили спорт, искры восторга долетали и до зрителей на родине. Напротив, в Афинах Игры были прекрасно организованы, что явилось большой победой греков. Однако олимпийской восторженности в Афинах приходилось зачастую ждать напрасно. Она появлялось разве лишь тогда, когда на старт выходили местные атлеты. Грекам, очевидно, недостает того спортивного вдохновения и любопытства, которые заполняют стадионы в других странах.

Но иногда причиной отсутствия настроения было улучшение допингового контроля, вытеснившего на второй план такие виды спорта, как тяжелая атлетика. Следует серьезно подумать об отстранении от участия в Играх тех команд, которым не удается поставить допинг под контроль.

Афины одновременно были местом, где произошли изменения в мировой спортивной иерархии. Азия в лице Китая, Японии и Южной Кореи окончательно утвердилась в группе мировых лидеров, и этот факт найдет через четыре года еще более очевидное подтверждение. Победители уже давно не ограничиваются медалями в традиционных видах спорта, таких, как настольный теннис и гимнастика. Атлеты из Азии были кандидатами на медали и в легкой атлетике - в основном олимпийском виде спорта. В Пекине трибуны займут не только китайские хозяева с тем, чтобы продемонстрировать свои способности и показать остальному миру, где находится будущее (и не только спортивное). Остается надеяться, что при этом на втором плане не окажется спорт и благородство.