Куда потянут Россию в ходе 'авторитарных преобразований', предначертанных стране Владимиром Путиным? Кай Элерс целое лето ездил по Москве, чтобы подискутировать по этому вопросу со своими старыми друзьями и новыми знакомыми. Это исследование особенно поучительно в свете того, что 14 сентября президент объявил в качестве составной части своей антитеррористической программы о желании значительно усилить исполнительную власть в ущерб избирательному праву, Думе и губернаторам.

Вторник, 6 июля 2004 года

Государство в государстве

Вечером встречаю Виталия Седнеева перед московской 'Школой экономики', в кафе в Камергерском переулке, - в Москве это первая пешеходная зона западного стиля. Седнеев говорит о сценарии, ставящем под вопрос 'авторитарную монетаризацию' команды Путина. Он рассказывает о социологическом исследовании корпорации 'Ноябрьскнефтегаз' (одно из дочерних предприятий концерна 'Сибнефть'), в которой он работал. Там подготовленные по западным стандартам руководители сталкиваются с коллективно-корпоративными структурами, к которым они вынуждены приспосабливаться. Менеджеры, возвратившиеся сегодня в Россию, нашли для этих структур определение: 'корпоративный патернализм', они учитывают его в своей работе.

Затем Седнеев описывает местные избирательные технологии, приведшие к власти лиц, которые не поддерживают курс Путина. Президент, говорит он, страну ни в коей мере не контролирует. Существует 'большой люфт между вертикальными и реальными структурами'. В нем действовали такие политики, как московский мэр Юрий Лужков или президенты Башкирии и Татарстана или те корпорации, которые, будучи государством в государстве, для Путина недоступны.

Вторник, 8 июля 2004 года

С исламом против Америки

Снова в Камергерском переулке, на этот раз в кафе Зен. Встреча с Константином Сахаровым из партии 'Яблоко', который был там долгое время 'координатором демократических движений'. Он подвергает свою партию жестокой критике: либерализм России после энтузиазма периода реформ потерпел объективное поражение. В этом, дескать, виновны также и авторитарные структуры в 'Яблоко', за что ответственность несет глава партии Григорий Явлинский. Даже после поражения на думских выборах в конце 2003 года тот не понял, в каких ошибках его обвиняют. Наконец, тяжелый вздох: если Бог хочет помочь России, то он должен позаботиться о том, чтобы появился приличный профсоюз.

После этого встреча с Гайдаром Ашемалем/Gaidar Aschemal(видимо, имеется в виду Гейдар Джемаль. - Прим. пер.). Я пошел к нему, поскольку Борис Кагарлицкий (независимый левый, написавший несколько книг о перестройке и об изменениях в российской системе) с восторгом рассказал мне, что в нынешней ситуации даже этот человек сдвинулся 'влево'. Что должно означать 'влево' осталось тайной Кагарлицкого. Председатель 'Исламского комитета', представлял всегда крайне антизападную, патриотически настроенную оппозицию и находился, начиная с 1991 года, в одних рядах с Александром Дугиным, Александром Прохановым и другими 'патриотами', выступавшими против авторитарного либерализма Ельцина. Сегодня Ашемаль придерживается мистического антиамериканизма.

Кагарлицкий называет политику США с вескостью в голосе 'национальным империализм', будто уже одно определение приглашает в боевой союз заговорщиков. У США сегодня только один противник: Европа, которого Америка пытается ослабить обходным путем, с помощью войны против ислама. В результате такой конфронтации Россия, а через Россию и Европа будет-де втянута в истребительное сражение. Поэтому необходимо призывать к созданию активного фронта из мусульман, русских и европейцев - альянса между исламом и Европой, между Странами восходящего и заходящего солнца - против Америки.

Примечательно одно, что такой человек, как Борис Кагарлицкий, мнящий себя 'левым', в то же время думает, что сегодня больше нет разницы между левыми и правыми, есть только 'антиглобалисты', которые должны выступить против 'заговора глобалистов' - одна из фантазий о всемогуществе, которыми переполнена столь бедная на реальную власть Россия. Настоящая компенсация этой реальной власти!

Воскресенье, 11 июля 2004 года

Идиллия для творческих работников Переделкино

Конец недели, время, когда в Москве почти не с кем говорить, поскольку даже те, кто, несмотря на жаркое летнее солнце, еще оставались в городе, теперь на дачах. Поэтому я еду еще раз к Ефиму Бершину, писателю. Мой путь приводит в бывшую творческую колонию Переделкино. Мы затронули в разговоре тему 'экологии культуры'. Сегодня развлечения, говорит Ефим, вытесняют, благодаря своей технической агрессивности, более притязательную культуру. Не все в порядке и в отношениях между культурой и коммерцией. Коммерция начинает пожирать культуру, во всяком случае, именно так обстоит дело в России.

Понедельник, 12 июля

Мы или развал

Самую большую неожиданность я испытал сегодня во время встречи с Александром Дугиным, моим особым оппонентом на евразийском поле. Я ужасаюсь от его националистических искажений евразийской мысли. Уже не первый год я встречаюсь с ним, чтобы установить между нами демаркационную линию.

Сегодня Дугин выступает в роли активного представителя многополярного мира, в котором Россия является центром наряду с пацифистским и европейским центрами! На мое замечание, что во времена перестройки он говорил о конфронтации евразийского с трансатлантическим блоком, он объяснил, что это были детские болезни времени, когда его переполняли эмоции, связанные с заботой о единстве России.

Теперь это позади. Страна, благодаря Путину, консолидировалась. Сам Путин - нечто вроде временного элемента, который будет вскоре смыт. 'Тогда придем мы!' -'Мы' - это евразийские патриоты.

Понедельник, 19 июля 2004 года

Жадная на время элита

Поздний вечер. Я только что возвратился из своего похода, который, в определенной степени, был безрадостным. Это особенно касается встречи с госпожой Крыштановской, которая была мне рекомендована как 'российский исследователь элит'. Очень популярная и преуспевающая дама.

Мы сидим в ее шикарной машине, и она открывает мне, что у нее мало времени и что сегодня она уже дала три интервью. Крыштановская не только занимается исследованием элит, она, очевидно, сблизилась с объектом своего исследования. Поучительно!

Среда, 21 июля 2004 года

Народные акции и психология

Депутат Думы Владимир Тарасов - скептик, ожесточившийся и недоверчивый прагматик. Он один из тех, кто с позиций добрых времен периода перелома все еще верит в доброе дело: в народные предприятия. В настоящее время их в России осталось примерно 140, сожалеет он.

После нашей встречи я знаю, что в сегодняшней России понимают под народным предприятием: закрытое акционерное общество, в котором каждый рабочий является акционером, и где есть автономные структуры самоуправления.

Проблема, по словам Тарасова, заключается в том, что правительство Путина стремится доконать такую категорию предприятий, поскольку боится их самостоятельности и хочет не допустить, чтобы они были недоступны для других акционеров, например, для крупных концернов.

В 16.00 у меня, перед тем, как я отправлюсь на Волгу, последняя встреча в Москве: я встречаюсь с врачом Виктором Макаровым в 'Психиатрическом центре', под которым следует понимать прекрасно оборудованную процветающую практику. В Москве, очевидно, существует потребность в такого рода терапевтических услугах. Макаров считает, что замечает у своих клиентов чувство беззащитности. Многие, к сожалению, не способны к самоорганизации. Люди разучились этому. Только немногим удается направлять себя самого и добиваться успеха. Остальным в сегодняшней России приходится как-то пробиваться. Что им остается делать?