Нью-Хейвен (Коннектикут) - Недавно я участвовал в интереснейшей международной конференции под названием 'Деградация войны, 1914-1945', организованной Йейльским университетом. На конференции ученые обсудили ряд тревожных эпизодов первой и второй мировых войн: именно в ходе этих конфликтов боевые потери многократно увеличились, военная дисциплина упала, а нарушение прав человека приобрело более широкие масштабы. Хотя тематика конференции ограничивалась только двумя мировыми войнами, концепция 'деградации', несомненно, применима и к другим конфликтам в других регионах мира.

Война порождает деградацию - или негативные последствия - как минимум двух типов. Первый из них связан с простым увеличением поражающей силы оружия, в результате чего боевые потери оказываются выше ожидаемых. Вспомним хотя бы, какое воздействие оказали такие средства ведения войны, как пулеметы и колючая проволока, на ход битвы при Сомме (1916 г.) - только в первый день наступления британская армия потеряла 60000 человек убитыми и ранеными. Растут и потери среди мирного населения. Достаточно упомянуть об эволюции, которую претерпели за годы войны стратегические бомбардировки - количество бомб, сброшенных немцами в 1939-40 гг. (на Варшаву, Амстердам, Лондон), выглядит скромным по сравнению с аналогичными бомбардировками союзников в 1945 г. (налеты на Дрезден и Токио). Этот тип деградации связан с количеством жертв.

Вторая разновидность деградации, порождаемая войной, вызывает еще большую тревогу. Речь идет о снижении нравственных стандартов, пренебрежении Гаагской и Женевской конвенциями, злоупотреблениями в отношении военнопленных и гражданского населения, принудительной депортации целых народов, массовом истреблении этнических и религиозных групп. История кровавого двадцатого столетия изобилует примерами всего вышеперечисленного, хотя зверства были распространенным явлением и в более отдаленном прошлом (Тридцатилетняя война в Европе, вытеснение индейцев английскими поселенцами в Северной Америке, захват Константинополя османами).

После этой конференции я с грустью спрашивал себя, задумался ли хоть раз кто-нибудь из высокопоставленных сотрудников администрации Буша и интеллекуалов-неоконсерваторов, подталкивавших Белый дом к 'походу на Багдад', о том, что война, которую мы сегодня ведем в Ираке, тоже способна привести к серьезной деградации. В конце концов, как сегодня выясняется, многие армейские генералы предупреждали, что поддержание законности и порядка в Ираке может оказаться куда более трудным делом, чем свержение Саддама, что боевые действия в городских условиях ужасны, что потери будут расти. Однако команда Чейни-Рамсфелда-Вульфовица не собиралась прислушиваться к голосу профессионалов - если, конечно, мнения военных шли вразрез с их собственными приукрашенными оценками будущего хода войны.

Деградацию второго типа - особенно ужасную - мы видим собственными глазами на фотографиях и видеопленках из тюрьмы Абу-Граиб; по сообщениям Международного Красного Креста, то же самое происходило и в ряде других лагерей для заключенных. Это вызывает возмущение во всем мире и шокирует многих американцев, которые привыкли чрезвычайно высоко оценивать наши вооруженные силы. Их убеждали, что после неудач во вьетнамской войне наша армия стала гораздо профессиональнее, не только с точки зрения боевой выучки, но и в плане повышения дисциплины и соблюдения кодексов ведения войны. Кроме того, убеждали их политические лидеры США, в Ираке, в отличие от Вьетнама, наши солдаты не подвергнутся деградации, ведь подавляющее большинство иракцев ждет не дождется, когда американские войска войдут в их страну и освободят их от Саддама Хусейна.

Это тоже вызывает беспокойство. Американскую общественность 'кормили' оптимистическими заявлениями, а люди, отвечающие за принятие решений, забыли об уроках военной истории - а ведь ее опыт говорит том, что большинство войн оказываются куда тяжелей, чем ожидалось вначале. У наблюдателя, обладающего достаточной долей цинизма, не может не возникнуть вопрос - не потому ли Пентагон в последние три-четыре года так яростно выступал против создания Международного уголовного трибунала, что предвидел подобное развитие событий когда-нибудь в будущем, и стремился защитить американских военных от международных расследований и судов. Международный суд - превосходная вещь, когда речь идет о сербах, суданцах и руандийцах, но только не об американцах.

По мере распространения деградации первого типа - потери росли, и молодым американским солдатам пришлось участвовать в настоящих боях, кровавых и выматывающих - появились и случаи деградации второго типа, и произошло это не 10 дней назад, а еще в прошлом году. Измученные участием в конфликте, возмущенные тем, что обещания о скором возвращении домой оказались ложными, разъяренные гибелью товарищей, солдаты некоторых американских частей стали грубо обращаться с пленными.

Наибольшую жестокость проявили армейские подразделения тюремной охраны - судя по всему, эти солдаты хуже обучены и менее дисциплинированы; к тому же они восприняли многие повадки, бытовавшие среди надзирателей тюрем на американском Юге до осуществления реформ в области гражданских прав. Не стоит забывать и о сомнительной практике найма частных охранников - этот вопрос, несомненно, заслуживает расследования Конгрессом. К этому можно присовокупить ошибочные решения офицеров среднего звена, и халатность, проявленную высшим командованием. Упадок морального духа и дисциплины на разных уровнях обернулся грязными преступлениями.

Война - это ад. Как неоднократно предостерегал Клаузевиц, она редко заканчивается так, как планировалось. Об этом-то стратеги-неоконсерваторы и не подумали. Что же касается высшего военного командования, то оно, при всем своем беспокойстве относительно ситуации после окончания боевых действий, не предвидели масштабов нравственной деградации войск.

Офицеры среднего звена, озабоченные тем, чтобы воспитать в своих подчиненных твердость и решимость, порой не уделяли достаточного внимания законам ведения войны. Теперь репутация отличной армии запятнана. Головы, несомненно, полетят, но только на уровне 'стрелочников', а не там, где надо - в министерстве обороны. Но катастрофические и непредвиденные последствия нравственной деградации на этом не кончаются.

Соединенные Штаты всем глубже увязают в иракской 'трясине' и тянут за собой в грязь правительства Британии, Австралии, Польши, Италии и других стран-союзниц. Теперь они обращаются за помощью к ООН - организации, которую вице-президент Дик Чейни (Dick Cheney) и компания еще в прошлом году объявляли никому не нужной - но шансы получить там немедленную поддержку равны нулю. Более того, нынешняя администрация, если она не проявит осторожность, может разрушить всю систему ООН, которую так решительно поддерживал отец президента Буша. Мы отчаянно нуждаемся в том, чтобы распутыванием ситуации занялся сильный и уважаемый Совет Безопасности, но с какой стати Китай и Франция будут лезть из кожи вон, чтобы поддержать Америку на этом этапе? Почему Индия - явный кандидат на постоянное членство в СБ, а, значит, и право вето - должна беспокоиться, когда США 'зашатались на ветру'?

Новая книга профессора Найалла Фергюсона (Niall Ferguson) 'Колосс' ('Colossus'), вышедшая в апреле 2004 г. - дерзкое исследование, вызывающее противоречивые отклики - снабжена многозначительным подзаголовком 'Цена американской империи'. По военному и материальному могуществу США не имеют соперников в мире, утверждает он, однако американское общество не способно мириться с серьезными потерями в войнах на чужой территории, а ее власти не могут справиться с громадным бюджетным и внешнеторговым дефицитом. К этому следует добавить, что прежде всего Америка не способна соотнести полученный удар (известия о вопиющих и отвратительных издевательствах над заключенными) со своими претензиями на статус 'земли обетованной', путеводной звезды для других народов, знаменосца демократии и прав человека.

Один-единственный снимок, где молодая и грубая женщина-новобранец держит обнаженного иракца на собачьем поводке, разрушает все мечты Вулфовица и присных о превращении Ирака и всего Ближнего Востока в некое подобие Канзаса. Все эти высокомерные планы разваливаются на куски, а за кулисами - даже в Вашингтоне - все громче раздается шепот, что надо все бросить и уходить. Даже отставка министра обороны Дональда Рамсфелда (Donald Rumsfeld), если она последует, способна лишь подлить масла в огонь.

Арабский мир будет торжествовать победу, критики Америки скажут 'А мы вам что говорили', друзья Америки разбегутся по щелям, а хаос продолжится. При этом 30 июня - день передачи суверенитета иракцам - неумолимо приближается. Каждый, кто утверждает, что ему известен результат - шарлатан, говаривал Джордж Бернард Шоу. Начиная войну, не стройте иллюзий, что вам удастся удержать под контролем порождаемую ей деградацию и ее последствия.

Пол Кеннеди - профессор истории и директор Центра по изучению проблем международной безопасности Йейльского университета. Он является автором или редактором 16 книг, в том числе труда 'Взлет и падение великих держав' ('The Rise and Fall of Great Powers')