Ниже приводится краткое изложение статьи Бартоломея Сенкевича (Bartlomiej Sienkiewicz), аналитика и комментатора, создателя и многолетнего заместителя директора варшавского Центра восточных исследований, опубликованной в февральском номере журнала 'Rzeczpospolita'

Многие комментаторы, пишущие сегодня о России, используют выражение 'доминирование кремлевских средств массовой информации'. Такое доминирование наглядно просматривается в политических проектах, требующих информационного обеспечения СМИ. Именно тогда становится ясно, насколько сильна пропагандистская машина, находящаяся в распоряжении российских властей, и как хорошо они ее используют. Один из таких проектов осуществляется в настоящее время, и его предметом является история второй мировой войны. Поляков этот проект должен интересовать не только в связи с участием польского президента (или нет?) в празднованиях 9 мая в Москве, но и по ряду других важных причин, пишет Сенкевич.

Польша = Чечня?

Крупные российские медиа-кампании по исторической тематике обычно начинаются с 'круглого стола' с участием ученых, который организует журнал 'Красная Звезда'. Когда Кремль решил заменить День Октябрьской революции праздником в честь освобождения Кремля от польского нашествия 17-го века, операция началась именно с такой конференции, а закончилась выдачей официальных инструкций школам и учреждениям.

Сейчас начата кампания по подготовке почвы для празднования 60-й годовщины падения нацистской Германии. Вот ряд тезисов с незаменимой конференции 'Красной Звезды'. Александр Чурлин, директор исторического департамента российского МИДа, назвал Польшу, наряду с Югославией, одним из союзников, 'которые боролись против нас или просто поддерживали Гитлера'. Лишь в конце своей речи он отметил, что две польские армии дошли до Берлина. Профессор Олег Ржевский и академик Михаил Мягков предположили, что 'польский вопрос' вызвал конфликт среди союзников, поскольку, несмотря на попытки Советского Союза превратить Польшу в дружественное и демократическое государство, Британия и США хотели сделать из Польши 'санитарный кордон' против Москвы.

Неудивительно, что через несколько недель после таких 'научных дебатов' российский МИД выступил с заявлением, в котором объявил Польше выговор за критику последствий Ялтинской конференции 1945 года. Но кроме ученых на данную тему также высказался российский интернет-портал strana.ru, основанный путинским советником Глебом Павловским и также являющийся элементом кремлевской пропагандистской машины. Именно на этом сайте брали свое начало бесчисленные медиа-кампании (и операции по дезинформации). В январе там можно было прочитать статью под заголовком 'Кто отдал победу' о польском подпольном движении сопротивления. 'Немецкие агенты', 'нож в спину', 'активный противник', 'польские бандиты' - вот лишь некоторые цитаты из этой статьи, которые ярко характеризуют ее содержание.

Эта публикация, а также ряд других делают ссылку на проблему, которая актуальна сегодня - терроризм (как мемуары ветерана 'Смерша', в которых Польша сороковых годов сравнивается с Чечней). Кремлевские политтехнологи совершенно отчетливо начали представлять Польшу в качестве самого ненавистного врага современного российского государства. Это очень опасная тенденция, потому что она может стать провозвестницей все более агрессивной политики Кремля в отношении Польши, надеемся, лишь в рамках пропаганды и политических фраз.

Москва сказала, дело закрыто

Конечно, пишет Сенкевич, польский аспект - это лишь малая часть лавины материалов, программ и фильмов, предназначенных для прославления победы Советской Армии над Гитлером. Эта лавина достигнет кульминационного момента 9 мая, когда лидеры государств, собравшись в Москве, посмотрят два костюмированных парада и поприсутствуют на открытии памятника армиям стран-победительниц: России, Америки, Британии и Франции. День Победы 'принес свободу народам Европы и мира', как заявил недавно в своей речи Путин, таким образом упредив любые попытки интерпретировать роль Красной Армии по-иному. "Roma locuta, causa finita" ? ('Рим сказал - дело закрыто' - прим. пер.) Россия будет действовать очень решительно, если кто-то попытается оспорить ее представления об истории второй Мировой войны, и заявление по поводу Ялтинской конференции должно было ясно об этом предупредить.

За несколько дней до этого заявления польские и латвийские парламентарии начали в Европарламенте сбор подписей в поддержку резолюции с критикой ялтинских итогов. Однако в свете упомянутых выше материалов нельзя исключить, что действительной целью российского заявления было спровоцировать Польшу на реакцию, которая подтвердила бы тезис кремлевской пропаганды о двойственной роли Польши во второй мировой войне.

Отсутствие польского президента на празднованиях 9 мая в Москве стало бы явным подтверждением самых жестких антипольских оценок, высказанных во время этой кампании. По этой причине, вне зависимости от тех проблем, которые может этот визит породить, цена отказа от участия будет выше, чем пассивное участие в организованном кем-то шоу. Не должно быть никаких сомнений относительно того, дадут ли Александру Квасьневскому шанс выступить и представить иную версию истории, отличную от той, что культивируют хозяева. Об этом уже позаботились.

Но в праздновании Дня Победы будет и другой аспект, тесно связанный с отстаиванием Москвой итогов Ялтинской конференции. Это будет манифестация исторической принадлежности России к семье европейских держав и США, а фигура канцлера Германии дополнит этот 'державный концерт', поскольку Германия незаменима для современной российской политики.

Битва за историческую память

Следует ожидать, пишет Сенкевич, что в ходе празднований будет сделана попытка подтвердить традиционную роль России как страны, вместе с другими определявшей судьбы Европы во время второй мировой войны, а также ранее, в эпоху Священного Союза. В обоих случаях главным аргументом в защиту такого видения истории будут десятилетия мира на континенте, при этом неважно, как этот мир воспринимался государствами поменьше.

Россия как элемент мирового порядка, базирующегося на уважении интересов отдельных стран - таковы политические взгляды, которых долгие годы придерживается Россия. В этих взглядах нет места интересам малых стран, нет места идеалам демократии и гражданских свобод. Возможно, такие идеи приглянутся некоторым французским и немецким политикам, а первой жертвой станет единство Евросоюза, который до настоящего времени одинаково защищает каждого своего члена, например, в вопросах визовой политики, энергетической безопасности или внешней торговли.

Второй аспект, о котором стоит упомянуть, это та скорость, с которой Россия делает выводы из битвы за историческую память, которая лишь разворачивается в Европе. Русские четко заметили тесное взаимоотношение между осознанием истории (или точнее, его творческим переосмыслением) современными элитами и политическим положением страны. И они решили не уступать ни пяди земли.

Если кто-то на этом этапе поинтересуется, не будет ли 'операция 9 мая' наносить постоянный ущерб польским интересам, и не станет ли Ялтинская конференция впоследствии считаться событием, которое нельзя критиковать, ему следует вспомнить, что в 2005 году исполнится 25 лет Польскому Августу 1980 года, а также польской 'Солидарности'. Это, казалось бы, менее заметное событие, не имеющее отношения к Ялте, событие противоречившее логике времени и советской мощи. Еще есть время, чтобы придать этой годовщине должное значение и выйти за рамки роли самого профсоюза 'Солидарность' - в польских же интересах. Пора прекратить бояться Россию и дуться на нее - надо начинать свою собственную игру на европейском поле.

Алвидас Никзетайтис, директор Института литовской истории

Российский президент Владимир Путин на прошлой неделе сказал, что СССР был вынужден подписать Пакт Молотова-Риббентропа, потому что ощущал угрозу, исходившую от ранее подписанного Мюнхенского соглашения между нацистской Германией и западными демократиями.

Это заявление звучит более чем странно. Его можно воспринимать как попытку принизить значение Пакта Молотова-Риббентропа, и в то же время, как его оправдание, с которым выступает глава государства. Конечно, можно понять решимость России защищать свои западные границы от германской агрессии, однако необходимо сказать совершенно определенно, что для достижения даже самых благородных целей не все средства оказываются оправданными. Когда Россия говорит о превентивной войне, ее аргументация очень напоминает геббельсовскую военную пропаганду, потому что говорит, что сначала Германия вторглась в Польшу, а лишь затем Советский Союз решил защитить себя от возможной агрессии.

Говоря о второй мировой войне и осуждая ее автора - Германию, мы не должны забывать о роли Советской России в первые годы войны. Нравится нам это или нет, но Советский Союз был той страной, которая решительно вступила во вторую мировую войну - но не на стороне союзников, а на стороне Германии. Я говорю не об оккупации балтийских государств, а в основном об аннексии восточных польских территорий. Сделав такой шаг, Сталин напрямую помог Германии разделаться с Польшей.

Сравнение Пакта Молотова-Риббентропа с Мюнхенским соглашением требует отмщения. Рассуждая о них, мы должны принимать во внимание не только их последствия, но и мотивы. Если Мюнхенское соглашение делало максимальные уступки Германии, это было из-за того, что, по мнению Франции и Германии, такой шаг не дал бы Гитлеру начать мировую войну. В свою очередь, в советско-германском пакте речь велась об агрессии против третьих стран Европы, а также о разделе Центральной и Восточной Европы.

Какой совет можно дать президенту Путину? Прежде всего, последовать примеру Германии. А может быть, даже и Латвии? Германия ясно и громко извинилась за вторую мировую войну - прежде всего, перед Польшей. Бывший президент Альгирдас Бразаускас извинился в кнессете за ту роль, которую сыграли литовцы в Холокосте. Оба эти шага заслуживают похвалы, они хорошо продуманны и очень важны.

Если бы Россия поступила так, как поступили немецкий канцлер и литовский президент, никто бы сегодня не сомневался - ехать на празднования 9 мая или нет.

Не мы, но в большей степени российское общество нуждается в трезвом отношении к сталинским преступлениям и к Пакту Молотова-Риббентропа. Многие россияне по-прежнему обожают Сталина. Общество, не сумевшее преодолеть свое прошлое, навсегда остается на обочине истории. Можно пожелать президенту Путину сделать решительный шаг и преодолеть сталинское прошлое России.

Антоний Подольский, директор программ Центра международных отношений, Варшава

Вопрос о присутствии (или отсутствии) польского президента на праздновании в Москве 60-й годовщины окончания второй мировой войны является еще одним примером столкновения реализма и романтизма в политике.

Это также пример того, как можно манипулировать самыми благородными и совершенно очевидными мотивациями, чтобы заставлять поляков действовать вопреки своим политическим интересам. Этот вопрос заслуживает более тщательного анализа, потому что аргументы против поездки президента в Москву уже хорошо известны.

Какова цель восточной политики Польши? Нормализация ее отношений с Россией при условии, что Россия признает позицию и интересы Польши в регионе, или война в защиту польских представлений об истории? Если цель вторая, то Польша должна реагировать на любое, пусть даже самое абсурдное, восприятие истории, не совпадающее с ее собственным, нагнетать напряженность и добавлять новые противоречия. При таком подходе отказ от поездки в Москву в мае был бы мастерским политическим ходом. Таким образом, польский президент вступил бы в и без того переполненные ряды польских политиков, которые исторически предпочитали 'выступать свидетелями', а не преследовать реальные интересы.

Если же цель состоит в нормализации отношений, то следует задуматься над тем, что же на деле причиняет боль хозяевам Кремля, когда они думают о Польше. Возможное отсутствие Александра Квасьневского на празднованиях 9 мая? Польская память о Катыни, Варшавское восстание 1944 года или раздел Польши между Россией, Австро-Венгрией и Пруссией в 18-м веке? Или, может быть, членство Польши в ЕС и НАТО, которое подает плохой пример украинцам, белорусам и даже некоторым россиянам? Или успешное вмешательство Польши в украинские события, создавшее основу для долгосрочного влияния Польши на восточную политику ЕС? Или, наконец, возросшая готовность западных лидеров прислушиваться к польским диагнозам после того, как они оказались верными в отношении Украины?

Чтобы такое влияние стало долгосрочным, поляки должны создать впечатление о себе, как о профессиональных реалистах, а не как о романтиках, действующих под впечатлением исторических обид. Они сформировали такое впечатление в ноябре и декабре прошлого года в Киеве и Брюсселе. Недавние польско-германские консультации о политике ЕС в отношении Украины не вызвали большой реакции в Варшаве, но их определенно заметили в Москве - и заметили с тревогой. Опасность для Кремля представляют не польские, литовские, эстонские или латвийские предостережения о российском империализме. Опасность представляет такая ситуация, когда польские оценки начнут принимать во внимание и анализировать в странах Евросоюза. Ситуация, при которой союзники Польши, даже не полностью соглашающиеся с ее позицией, пересмотрят под ее влиянием свое восприятие путинской России, совершенно не устраивает Кремль.

Тем не менее, ни европейская, ни американская внешняя политика не любит пустых жестов, нервных реакций, напыщенных поз. А именно так может быть воспринята истеричная кампания Польши против празднований 9 мая. Ни один из западных союзников России по второй мировой войне не согласится с постановкой знака равенства между сталинской Россией и нацистской Германией, поскольку Ялта была концертом трех держав, а не одной, а также потому что США и Британия сознательно соглашались с советским господством в Восточной Европе. Поэтому, если Польша хочет быть последовательной, она должна бойкотировать и американские, и британские празднования.

Польский президент может решить не ехать в Москву, но тогда он окажется в одиночестве, отказавшись от присутствия среди мировых лидеров. Поможет ли это миру узнать больше о вкладе Польши в общую победу?

Случайно ли русские своими агрессивными заявлениями пытаются спровоцировать благородную, но нервозную реакцию Варшавы? Может быть, они пытаются обращаться с Польшей, как с собакой Павлова? Может быть, они превозносят значение Ялты, надеясь спровоцировать Польшу на какой-то неумный шаг? На такой шаг, который заслужит упрек со стороны российского МИДа или даже от самого Путина?

Сделает ли это Польшу более респектабельным партнером и советником в формировании европейской, а может быть, также вашингтонской политики в отношении Украины, Белоруссии или Приднестровья?

Поэтому, вместо того, чтобы спорить с бывшими офицерами КГБ по поводу толкования ялтинских итогов, польские политики должны попытаться сделать свой визит в Москву более значимым. Может быть, им стоит заручиться поддержкой западных демократий в том, чтобы польский президент первым среди гостей произнес речь как представитель страны, первой столкнувшейся в боях с Гитлером, понесшей в пропорции гораздо большие потери, чем другие, и внесшей большой вклад в победу? Москва - это хорошее место, где можно во всеуслышанье рассказать историческую правду о холокосте и о немецких, а не о польских, концлагерях. А также выступить за должное место Польши в коалиции, поскольку российский памятник армиям-победительницам ее полностью игнорирует.

Итак, самой лучшей реакцией Польши на российские провокации может стать не просто присутствие в Москве. Там следует спокойно, но решительно и публично сказать о том, как Польша воспринимает итоги Ялтинской конференции и послевоенного европейского устройства. Сказать так, чтобы не оскорбить память россиян о своих военных потерях и об 'освобождении' Красной Армией Европы, но в то же время заставить всех услышать историческую правду. Возможно, это будет для Квасьневского большим вызовом, чем киевское посредничество. Вызовом с ответственностью, которую оппозиция не должна снимать с президентских плеч.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Россия нужна Америке ("Polish News Bulletin", Польша)

Польша должна пересмотреть свою аргументацию в пользу Украины ("Polish News Bulletin", Польша)

Польско-российские отношения - смесь любви и ненависти ("Polish News Bulletin", Польша)

Квасьневский, Миллер и Кульчик - пешки в российской игре ("Polish News Bulletin", Польша)