На Украине и в Грузии все было так просто: коррумпированные режимы игнорировали растущее недовольство народных масс до тех пор, пока обманутые люди под знаменами объединившейся оппозиции, мирно и хорошо организованные, не послали их ко всем чертям. Напротив, третья революция на пространстве бывшей советской империи, революция в нищей Киргизии, загадывает непростую загадку.

Спустя несколько дней после стихийного свержения в Бишкеке господствовавшего клана Акаева, потерпевшего достойное, поскольку оно было бескровным, поражение, новое руководство уже теряет силы. Киргизы бунтовали якобы против фальсификации результатов выборов, в ходе которых место депутата можно было купить. Но именно новый парламент с его многочисленными представителями из старой властной команды (в том числе, дети Акаева), несмотря на фальсификацию результатов голосования, объявляют единственным законным народным представительством.

Между тем, в расколотой оппозиции разгорается борьба за власть, подрывающая ее авторитет. Судя по всему, не исключаются новый переворот, как и возвращение бежавшего Акаева. Победители революции сами дискредитируют себя, требуя неожиданно юридического пересмотра сомнительных результатов голосования в некоторых округах. Именно этого требовали все революционные критики перед штурмом правительственной резиденции в Бишкеке: 'цивилизованного' урегулирования кризиса без применения силы, с использованием правовых средств. Вместо того чтобы устраивать на улицах народные гулянья (как в Грузии и на Украине), борцы за справедливость превратились после хаотичного переворота в обыкновенных преступников, грабивших магазины в Бишкеке.

Продолжающееся насилие дискредитирует так называемую 'Тюльпановую революцию' и демонстрирует беспомощность новых правителей. Киргизский государственный кризис обостряет отказ Акаева сложить свои полномочия. В связи тем, что революция кажется еще не завершенной, озабоченное зарубежье от поздравлений в адрес 'азиатской демократии' пока воздерживается. Разве демократический прорыв в Средней Азии представлялся таким?

Сегодня сбываются скептические выводы аналитиков, указывавших на принципиальное отличие от революционных событий в Киеве и в Тбилиси. В Киргизии большая часть населения не поддерживает переворот. Оппозиция расколота, у нее нет ни единой идеологии, ни харизматичного лидера. Вместо этого в ее рядах между несколькими политиками, алчущими власти и представляющими различные региональные властные группировки с севера и юга страны, идет борьба за влияние. Партийная система в Киргизии развита настолько слабо, что коллизия разных политических интересов не может быть устранена демократическим путем с использованием возможностей парламента. Да и конституция мало чем может помочь, поскольку в ней не предусмотрены подобные кризисы государственной власти.

Географическое положение Киргизии, в 'тупике' Содружества независимых государств (СНГ), на границе с Китаем, усложняет ход революции дополнительно, так как ядерные державы Россия и США хотят любой ценой избежать дестабилизации обстановки вследствие появления опасного вакуума власти в богатом на этнические конфликты регионе. Оба государства содержат вблизи от Бишкека военно-воздушные базы, которые им необходимо сохранить. Это ведет к появлению еще одной проблемы киргизской революции: явится ли будущее небольшой отсталой страны, являющейся в Азии одним из главных поставщиков наркотиков, демократическим или нет, будет зависеть от геостратегических интересов крупных стран. Если в ближайшее время киргизская оппозиция не добьется уважения к себе и влияния, то 'посредничество' со стороны Москвы или Вашингтона может перевести 'Тюльпановую революцию' на другую колею.