Source: 29 March issue of Gazeta Wyborcza p. 18

В Польше дебаты о московских празднованиях юбилея победы во Второй мировой войне развиваются по следующему сценарию: сначала горькие замечания о вероломстве русских, равнодушии ЕС и недостатках польской внешней политики, а под конец неизменный вывод, что в Москву все же необходимо поехать. Однако историк-политолог и независимый обозреватель Томаш Мерта (Tomasz Merta) пишет, что этот вывод не настолько очевиден, чтобы отказаться от анализа пяти доводов, используемых для его доказательства.

Эмоции против рассудка

Первый довод, указывает Мерта, по сути не аргумент, а увещевательный трюк, из которого следует, что противники поездки в Москву руководствуются лишь эмоциями, тогда как ее сторонники, хотя и разделяют эти эмоции, способны взглянуть на ситуацию рационально. Таким образом, первые предстают наивными идеалистами, на которых вторые могут снисходительно смотреть сверху вниз.

Но неужели лагерь сторонников поездки состоит из одних только рыцарей трезвого рассудка? Разве неверно, что сначала было принято решение ехать и только потом начался поиск доводов? Если все произошло именно так (а на это указывают определенные обстоятельства), то решение было не результатом тщательного взвешивания, а сочетанием не всегда достойных импульсов - дипломатической рутины, привычного конформизма и излишнего уважения к восточному соседу.

Вызвать отчуждение России?

Второй довод подчеркивает связь между поездкой в Москву на празднования 9 мая и состоянием российско-польских отношений. Но эта связь слабее, чем может показаться на первый взгляд. Одинаково сложно поверить как в то, что присутствие Польши в Москве может улучшить наши отношения с Россией, так и в то, что отсутствие может их ухудшить, ведь они и без того очень натянуты.

Более того, необходимо помнить, что российская политика руководствуется не знаками симпатии, исходящими от других стран, а логикой стратегических интересов. Другими словами, у России с другими странами такие отношения, какие она предпочитает, а не такие, какие хотели бы видеть они.

Иногда этот довод преподносят в несколько другой версии - отсутствие Польши на празднованиях в Москве неблагоприятно скажется на польско-российских отношениях. Победа над Гитлером - это основа российского национального самосознания и гордости, а бойкот мероприятий будет расценен как признак неблагодарности и равнодушия.

Но разве выход Польши из российской зоны влияния не создал как раз такое мнение среди россиян? В этом отношении присутствие президента в Москве мало поможет - для изменения ситуации необходимы активные и систематические усилия со стороны Польши, например, почитание памяти российских солдат, павших на польской территории, или, как предложил профессор Ежи Помяновски (Jerzy Pomianowski), почитание многочисленных друзей Польши в России.

Отказ играть на руку России

Третий довод, пишет Мерта, - это необходимость поехать в Москву, чтобы избежать игры по российским правилам. В последние месяцы Россия предприняла целый ряд действий, которые можно расценить как антипольские провокации. Она якобы стремится отбить у Польши охоту приехать в Москву и, по сути, 'вытеснить' ее из лагеря победителей. Русские получат еще одно доказательство польской русофобии, мешая Польше влиять на политику ЕС на восточном направлении.

Но всегда ли лучше не поддаваться на провокации? Разве молчание Польши, например, в ответ на скандальное Ялтинское коммюнике, не интерпретируется как признак слабости? В конце концов, возможно, что цель российской игры совсем другая - посмотреть, как далеко Россия может зайти в своих отношениях с Польшей.

Приехав в Москву, Польша также облегчит еще одну игру России, причем гораздо более серьезную. После распада Советского Союза казалось, что Россия становится на путь отхода от своего тоталитарного прошлого - посещение Катыни Борисом Ельциным (а до него Михаилом Горбачевым) стало наглядным тому подтверждением. Сегодня же, к сожалению, не остается сомнений в том, что Россия свернула с этого пути.

Проект российской исторической политики, важной частью которого являются торжества 9 мая, стремится представить Вторую мировую войну как столкновение добра (союзники) и зла (немецкий нацизм). В этом проекте нет места воспоминаниям о том, что оба тоталитарных государства - нацистская Германия и Советская Россия - несут ответственность за начало Второй мировой, или осуждению советских преступлений. Вместо этого нам предлагают историю со счастливым концом, о том, как Ялтинская конференция привела к созданию свободной и счастливой Восточной Европы.

Хотим мы того или нет, пишет Мерта, но поездка в Москву придаст законность этому ложному историческому взгляду, что будет не только двусмысленно в моральном плане (учитывая ужасную судьбу тысяч 'освобожденных' солдат Отечественной Армии), но и чрезвычайно сомнительно с прагматической точки зрения.

Встряска Запада

Четвертый довод таков: отказ от поездки не будет должным образом понят западными партнерами Польши. Этот довод опровергнуть можно быстро: лучше, чтобы тебя не поняли, чем поняли неправильно, но на самом деле проблема гораздо серьезнее. Более того, она серьезнее вопроса польско-российских отношений.

Воспоминания Запада о Второй мировой на самом деле гораздо больше схожи с российскими, чем с польскими. Недавний отказ Европарламента почтить память жертв Катыни лишнее тому доказательство. Что может сделать Польша относительно такой параллельности исторического забвения? Это, кажется, очевидным - мы должны попытаться изменить западное восприятие современной истории или, по крайней мере, упорно подчеркивать различие в наших взглядах. Как законный член НАТО и ЕС, Польша вполне может быть услышана. Но как это сделать?

Сторонники поездки в Москву считают, что лучше всего продвигаться небольшими, почти незаметными шажками. Противники в свою очередь опасаются, что шажки будут такими маленькими, что никто никогда не заметит нашего продвижения. С другой стороны, отсутствие Польши в Москве стало бы подлинным шагом, который может помочь начать серьезные дебаты в Европе.

Говорящее отсутствие

Пятый довод одновременно является попыткой снять обеспокоенность оппонентов поездки. Согласно ему, президент должен поехать в Москву, но, чтобы нейтрализовать потенциальные неблагоприятные последствия этого решения, Польша должна подчеркнуть свою особую позицию. Эта идея была бы похвальна, но не так-то легко придумать, что действительно может компенсировать приезд президента Польши в Москву. Явно не пресс-конференция или закулисные переговоры с другими главами государств.

Совместная декларация лидеров стран Центральной и Восточной Европы, разумеется, стала бы важным событием. Но есть ли шансы на принятие такой декларации? А потому проблема этого довода в том, что его первая часть - поездка в Москву - является определенной, тогда как вторая - нейтрализация этого решения - от определенности весьма далека.

В качестве заключительного довода в спорах о московских торжествах часто используется пословица 'отсутствующий никогда не прав'. Но такие пословицы и поговорки в равной степени демонстрируют мудрость и глупость народа. Отсутствующие часто правы, а бойкот зачастую является хорошим способом выразить свое несогласие с чьим-либо поведением, словами или поступками.

Как мы знаем, польские солдаты не принимали участие в Параде Победы в Лондоне в 1946. Сначала их не пригласили, а потом, когда приглашение было направлено только пилотам польских ВВС, они решили бойкотировать мероприятие. Они были не правы?

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Почему Квасьневский должен ехать в Москву ("Polish News Bulletin", Польша)

Встреча Буша с Путиным не дает особого повода для оптимизма тем, за кого США не готовы заступиться ("Polish News Bulletin", Польша)

Польша должна пересмотреть свою аргументацию в пользу Украины ("Polish News Bulletin", Польша)

Польско-российские отношения - смесь любви и ненависти ("Polish News Bulletin", Польша)

Квасьневский, Миллер и Кульчик - пешки в российской игре ("Polish News Bulletin", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.