SOURCE: 19 April issue of Gazeta Wyborcza p. 23

Часть 1

Предстоящие 9 мая торжества в Москве и саммит 'Россия-ЕС' не должны никого вводить в заблуждение. Конечно, лидеры будут улыбаться и обниматься, ведь никто на Западе не желает ослабить позиции Владимира Путина. Но климат отношений между Брюсселем и Москвой ухудшается, их барометр 'падает', отмечается в статье Мацея Кузмича (Maciej Kuzmich) и Роберта Солтыка (Robert Soltyk) в 'Gazeta Wyborcza' о недавнем форуме 'Россия-ЕС', состоявшемся в Крынице на юге Польши.

Из-за кого, и из-за чего, произошло это охлаждение?

Почти 150 экспертов, действующих и отставных дипломатов, а также журналистов из России и стран ЕС собрались 14-16 апреля в Крынице в рамках первого Форума 'Россия-ЕС', чтобы обсудить вопрос: что можно сделать, чтобы ухудшающиеся отношения между сторонами окончательно не зашли в тупик.

По мнению России, в ухудшении отношений виноват ЕС. Мало того, что новые страны-участницы - особенно Польша и прибалтийские государства - диктуют Брюсселю более агрессивный тон в отношении Кремля; ЕС, по словам Дмитрия Суслова, заместителя директора Совета по внешней и оборонной политике, 'в ходе украинского кризиса впервые вмешался во внутренние дела государств на пространстве СНГ'.

ЕС, напротив, считает виновницей Россию. Путин повернул в сторону от демократии и ограничил свободу в экономике: 'дело 'ЮКОСа'' показало всем, что в России не существует четких правил в сфере бизнеса, поскольку Кремль меняет их в любой удобный для себя момент.

'Нас интересует не только внешняя, но и внутренняя политика России, - отмечает Норберт Баас (Norbert Baas), уполномоченный германского министерства иностранных дел по Центральной Европе, Центральной Азии и Кавказу. - Естественно, мы заинтересованы в том, чтобы Россия была демократической страной, чтобы там проводились реформы. Но главный вопрос для Германии - это единство ЕС. России следует быстро и радикально изменить свою позицию в отношении стран-участниц Союза. Ни у кого не должно быть сомнений в том, что Берлин проявит солидарность с новыми членами ЕС. Сегодня мы едины больше, чем когда-либо'.

Баас имел в виду озабоченность, высказанную на форуме в Крынице представителями Польши и прибалтийских государств, что недавняя встреча Шредера с Путиным в Ганновере, где участники дали 'зеленый свет' проекту прокладки газопровода по дну Балтийского моря (в обход стран, расположенных между Россией и Германией), а также состоявшаяся ранее встреча Шредера, Ширака, Сапатеро и Путина, свидетельствуют о намерении Берлина и Парижа вести переговоры с Россией 'через голову' Польши и прибалтийских стран.

'Если россияне думают, что они могут использовать этот аргумент для подрыва солидарности стран ЕС, им следует забыть о таких намерениях, и чем раньше, тем лучше', - так отреагировал Баас на высказанную озабоченность.

Дело в том, что в отношениях с Москвой перед Западом стоит проблема более фундаментального характера, чем поставки российской нефти и газа. Путин должен покинуть Кремль в 2008 г., и никакой демократической альтернативы ему не видно. А с точки зрения политики и экономики три года, что остались до этой даты - очень короткий срок.

В каком направлении пойдет Россия?

Премьер-министр Польши Марек Белка (Marek Belka) старался не преувеличивать последние недоразумения между Варшавой и Москвой: 'За прошлый год в наших двусторонних отношениях не произошло ничего по-настоящему плохого, хотя их состояние далеко от идеала. Россия - европейская страна, и, по крайней мере на уровне заявлений, придерживается тех же ценностей, что и мы'. Однако он задается вопросом: 'Насколько у нас с ней на деле имеются общие ценности, и одинаково ли мы определяем, что такое демократические институты?'

'Россия все больше оказывается на обочине, - ответил ему Юрий Афанасьев, президент Российского государственного гуманитарного университета. - Мы уже пережили три периода 'управляемой демократии', но этого оказалось недостаточно, и теперь Путин заявляет, что демократические институты необходимо приспособить к российской специфике. Они уже превратились в фантомы, маскирующие авторитарный режим. Россия должна честно посмотреть самой себе в глаза и определиться, по какому пути она хочет двигаться. Несомненно, в ближайшие 100 лет она не станет членом ЕС. Более того, ЕС не захочет видеть ее среди своих членов, поскольку будет не в состоянии с ней справиться'.

Хотя цивилизационный выбор России представляется очевидным, как и то, что после расширения ЕС и украинской 'оранжевой революции' ей следует проводить политику максимального сближения с Союзом, российские докладчики в Крынице утверждали, что существует и целый ряд других вариантов.

Советник Путина Асланбек Аслаханов, к примеру, предположил, что России следует 'повернуться навстречу' Китаю. А по словам Глеба Павловского, главного кремлевского политтехнолога, 'возрождение России в качестве мировой и европейской державы вполне возможно'. Политический аналитик Михаил Виноградов утверждал, что России 'лучше сделать ставку на США, поскольку ЕС воспринимается как чересчур забюрократизированная и неэффективная структура, и является для России слишком неудобным партнером'.

Что же касается будущего России, то Якуб Годзимирский (Jakub Godzimirski), сотрудник Норвежского института международных отношений (Norwegian Institute of International Affairs), считает, что 'возможен и венесуэльский сценарий, т.е., сильная президентская власть, подпитываемая гневом масс и национализмом 'нового типа''.

Однако наиболее вероятным вариантом, по мнению выступающих, является 'путинизм без Путина', т.е. сохранение нынешней системы и после 2008 г. независимо от того, кто будет ее возглавлять - сам Путин или кто-то еще. 'Нынешние кремлевские правители точат мечи не для того, чтобы потом отказаться от их использования', - отметил Евгений Киселев, главный редактор еженедельника 'Московские новости'.

'Треугольник' - неестественный альянс

Неопределенность будущего России с одной стороны вызывает беспокойство, а с другой - порождает отношение по принципу 'поживем-увидим'. Некоторые наши западные партнеры сопровождают это - вполне прагматично, но не без цинизма - широкими улыбками в адрес Путина. Особо поднаторел в этом искусстве президент Франции Жак Ширак. Польша - не единственная страна, которой это не нравится: в Крынице 'треугольник Париж-Берлин-Москва' подвергли критике также австрийские и итальянские дипломаты.

Но есть ли реальные основания для беспокойства в этой связи? Анн де Танги (Anne de Tinguy) из расположенного в Париже Европейского центра международных исследований, утверждала обратное: 'Во время войны в Ираке существование этого 'треугольника' имело очевидный смысл. Однако это не новая Антанта, и не 'ось', направленная против США. Путин, Ширак и Шредер не могут проводить согласованную политику, поскольку их цели различны. Существование 'треугольника' несовместимо со строительством единой Европы. В связи с этим возникает вопрос: для чего вообще ведется эта рискованная игра?'

Ей вторил Никокал Бюссе (Nicocal Busse), журналист из 'Frankfurter Allgemeine Zeitung': 'Этот альянс не назовешь естественным. Россия расценивается [в Европе - прим. перев.] не как стратегический партнер, а как источник потенциальных проблем - будь то в вопросе о распространении массового поражения или 'перетягивании каната' в странах, граничащих с ЕС. Сегодня Европа вообще не нуждается в помощи России - ни на Балканах, ни на Ближнем Востоке. 'Дело 'ЮКОСа'' отрицательно сказалось на инвестиционной привлекательности страны. Сегодня значение России связано исключительно с поставками газа'.

Однако Норберт Баас в этой связи отметил: 'Позиция России важна, и она может быть полезна с точки зрения политики в отношении Ирана, Северной Кореи и Китая. Она всегда будет нашим важным партнером'.

Но даже он не отрицал, что в результате 'дела 'ЮКОСА'' приток германских и французских инвестиций в Россию приостановился. Наталья Смородинская из Института экономики Российской Академии наук отметила что с момента 'наступления' на 'ЮКОС' страна потеряла 20 миллиардов долларов в виде западных прямых инвестиций. При этом Сергей Крылов, директор департамента международных связей корпорации АФК 'Система', считает, что в ближайшие 20 лет на нужды модернизации России потребуется не менее 20 триллионов долларов.

Но чем, помимо сырья и статуса постоянного члена Совета безопасности ООН - последнее обстоятельство является небесполезным для Франции и Германии в их политических играх с США и Китаем - Россия может привлечь ЕС?

Россияне считают, что их стране есть что предложить. Сергей Крылов, к примеру, отметил: 'Некоторые российские технические решения в области авиастроения превосходят технологии 'Airbus', космические технологии России превосходят 'Arianne', а российские спутники могут оказаться полезны при осуществлении европейской программы 'Галилео''.

Олег Богомолов, директор Института международных экономических и политических исследований, добавил к этому перечню потенциал российской науки, хотя и сетовал на 'утечку мозгов' в научной сфере. Не стоит забывать и о дешевизне рабочей силы в России, хотя 'старая Европа', которая не может справиться с притоком польских электриков и латышских строителей, вряд ли будет приветствовать еще и наплыв россиян.

Однако для ЕС эти преимущества выглядят не слишком убедительно. 'Качество наших отношений будет зависеть от общности ценностей, - отметил Геральд Хинтереггер (Gerald Hinteregger), бывший австрийский посол в Москве. - Без этих ценностей демократию в России не построить'.

То, что в России - по крайней мере, пока - представляется невозможным, судя по всему, вполне осуществимо на Украине, в Грузии, а в конечном итоге, вероятно, и в Беларуси. Для ЕС это ближайшие соседи, и происходящее там он не может игнорировать, если желает обеспечить стабильность у себя на границе. По мнению России, эти страны входят в 'постсоветское пространство', 'ближнее зарубежье' - зону ее исключительного влияния. Поэтому Кремль расценивает политику ЕС в отношении этих государств как 'вмешательство', а сближение между Украиной и ЕС, к которому стремится Виктор Ющенко, вызовет у России настоящую ярость.

Часть 2

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.