Элеонора МИТРОФАНОВА приехала в Латвию отдохнуть - вместе с семьей она провела отпуск в юрмальском Baltic Beach hotel. Говорит, что осталась очень довольна и отдыхом, и благожелательной атмосферой Юрмалы. Мы воспользовались случаем и встретились с гостьей, чтобы расспросить ее о деятельности Росзарубежцентра при МИДе России, который занимается связями с соотечественниками.

Мониторинг разбил иллюзии

- Элеонора Валентиновна, к Обществу культурных связей в постсоветские годы возникло весьма настороженное отношение. Удалось ли Росзарубежцентру преодолеть этот отрицательный имидж?

- Российский центр международного культурного сотрудничества в разное время выполнял разные задачи. В том числе и пропагандистские. Но при всем этом главной всегда оставалась поддержка русской культуры и языка. Сейчас на плечи Росзарубежцентра возложена новая функция - работа с соотечественниками. Мы занимаемся созданием экспертных площадок по двум направлениям. Во-первых, сотрудничаем со странами-партнерами, у которых тоже есть диаспоры за рубежом и которые ими занимаются, так же, как и Россия. Например, из близлежащих стран это Украина, у которой большая диаспора в России. В Польше существует целая программа "Полония". В Венгрии есть, в Италии. . . У вас тоже есть министр интеграции, который занимается диаспорами, я с ним встречалась.

И второе направление - это мониторинг. Наши сотрудники изучают русскую диаспору в разных плоскостях и делают свои выводы. Кстати, мониторинг в странах Балтии и СНГ разбил очень много иллюзий и мифов. Он показал, что мы на самом деле не знаем, что происходит в Латвии. И я думаю, что и Латвия не знает, что происходит в России. Поэтому наши исследования - это предмет дискуссии и знакомства.

- Мы тоже часто сталкиваемся с тем, что люди живут стереотипами, представлениями, которые складываются из телевизионных впечатлений или выступлений политиков. Недавно к нам в редакцию зашла коллега-журналистка из Нижнего Новгорода. И говорит: "Вот я здесь уже две недели прожила и все ждала, когда же наконец фашисты промаршируют или камнем по голове дадут. . ." Или вот российские болельщики недавно приезжали - и отметили, что здесь народ благожелательный, никто никого не бьет. . . Есть, конечно, "группа товарищей", которая эксплуатирует этот миф. . .

- У нас тоже, как и в Латвии, есть политики, которые любят пользоваться привычной риторикой в отношении соотечественников. Ваши радикалы используют русофобскую мифологию и связывают ее с так называемой оккупацией. А у нас есть точно такие же политики, которые эту тему охотно эксплуатируют. Но самое страшное, я считаю, если в душах молодого поколения будет посеяно это разделение.

- А результаты вашего мониторинга доходят до политиков? Они могут ими воспользоваться?

- Могут, конечно. Вопрос только, захотят ли. Например, Андрей Кокошин, который возглавляет комитет Госдумы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками, пользуется. Он очень прагматичный политик и не любит крикунов. Мы рассчитывали, что нашими исследованиями заинтересуются и органы власти тех стран, на территории которых они проходили. На базе мониторинга мы также делаем рекомендации для своего правительства, когда это требуется. Это является основой для того, чтобы гасить страсти в той же Думе. Или наоборот, поднимать какую-то тему.

Кого и от чего надо защищать?

- Наверное, подходы к соотечественникам в Балтии, Великобритании или Средней Азии разные. . .

- Да, конечно, мы стараемся выстроить приоритетность в каждой стране. Но тем не менее есть некие общие моменты. Например, бросается в глаза, что русская диаспора не очень-то объединяется. Это, видимо, болезнь лидеров, которые не хотят уступать свое место, не могут его поделить. Но почему? Ведь отстаивать свои права можно по-разному. Можно на улицу выходить, а можно попытаться и в парламент пройти.

- Ну, у нас если выходят на улицу - это значит, что как раз готовятся в парламент. На самом деле это взаимосвязано.

- Тем не менее мне кажется, что представительство русских в органах власти многих новых стран могло быть намного выше, нежели мы имеем до сих пор. Где они могли бы влиять на политическую жизнь страны. Мне кажется, в какой-то момент мы сами выбрали такой патерналистский подход, что, мол, Россия соотечественникам помогает, она их защищает. И возникла странная ситуация. Ведь в странах СНГ приняли нулевой вариант гражданства. И получалось, что Россия должна была граждан этих стран тоже защищать. А от кого?

Слава богу, что со многими государствами вопросы пенсионного обеспечения были решены. Но многие недовольны. Потому что, например, где-то пенсии оказались меньше, чем в России. Но Россия ничего поделать не может, ей бы со своими пенсионерами разобраться. Мало того, в силу компенсации морального ущерба за то, что границы от них уехали, во всех наших посольствах из стран ближнего зарубежья созданы комиссии по материальной помощи. Пожилые люди могут туда прийти, и им по определенным критериям оказывают эту помощь. В частности, у вас, например, путевки выделяются, 370 в год. Понятно, что на всех не хватает, но это хоть что-то. А российским старикам часто и обратиться некуда.

Так вот такая политика в какой-то мере сформировала иждивенческие настроения в сообществах соотечественников. Они все время ждали, что им помогут.

- Не исключено, что именно поэтому в Латвии возникло около 40 русских организаций, каждая со своим маленьким частным интересом и со своими защитниками в Москве. Вы как-то пытаетесь разобраться в этих обществах и с кем намерены работать?

- Вы знаете, мы пришли к выводу, что надо доработать Закон о соотечественниках. Закон, который у нас существует, фактически всех жителей бывшего СССР сделал соотечественниками. Он был результатом большого компромисса между политиками. А в практической жизни он не позволяет нормально работать. Закон должен дать четкое определение, кого ты должен защищать, кому помогать развивать культуру. Видимо, придется отдельно прописывать категорию пенсионеров - в каком плане им выплачивается пенсия, что такое социальная защита. Может быть, придется пойти на перезаключение соглашений с другими странами. Хотя это еще и вопрос бюджета. А самое главное, чего, мне кажется, не сделало наше государство, - это не обеспечило доступа соотечественников к простым вещам, которые были бы понятны каждому. Предоставление гражданства в облегченном порядке. Или упрощенный порядок получения виз - если человек въезжает из страны, где есть визовый режим.

Мне очень импонирует опыт Италии, которая активно работает с соотечественниками. Им предоставляют льготы в бизнесе, ведь не зря же пиццерии так распространены по всему миру. Я очень долго беседовала с их министром по делам диаспоры, так он у итальянцев национальный герой. Он мне рассказал, что у них принцип такой: пенсионер-итальянец, живущий за рубежом, не должен жить хуже, чем пенсионер-итальянец, живущий в Италии. Поэтому в тех странах, где итальянцы получают пенсии меньше, чем в Италии, им доплачивают из бюджета Италии. Правда, этот самый министр 30 лет пробивал в парламенте данный принцип. И пробил - тогда, когда бюджет Италии позволил это сделать.

Я знаю, что венгры тоже очень интересно работают со своей диаспорой, поляки. В мире много разных моделей. Мы пока изучаем их в подробностях, с деталями. И я думаю, мы пойдем все-таки по пути исправления закона или даже создания нового. Хотя сделать это будет нелегко, потому что вопрос очень политизирован.

Рука Москвы будет и там, где ее нет

- А какого встречного движения вы ждете со стороны соотечественников?

- С ними напрямую все-таки должны работать посольства - они знают ситуацию в стране в целом. Но если вы имеете в виду партийное строительство наших соотечественников, то моя позиция такова: сильно вмешиваться в это не надо. Все-таки это проблемы самих соотечественников.

- Вам не приходилось сталкиваться с обвинениями типа "рука Москвы"?

- Конечно, сколько угодно! Это будет всегда, даже когда ее, этой "руки", нет. Но дело ведь не в том, что мы боимся обвинений в "руке Москвы". Когда партии построены на инициативе масс, как говорили классики, - это прочная конструкция. А когда они построены на вливаниях извне, тогда это совсем другое. Прекратится подпитка - и все, огонь исчез.

Другой вопрос, что я всегда говорю: конечно, лучше, чтобы вы как-то объединялись. Тогда понятнее, с кем и как работать. Пускай это будет конфедерация какая-нибудь или федерация. . . Но невозможно работать, не понимая, с кем ты имеешь дело. Кстати, наши западноевропейские соотечественники, например, в той же Италии (а их там достаточно много), смогли объединиться. Несмотря на то что у них было очень много противоречий.

И в Латвии тоже должна происходить какая-то самоорганизация. А со стороны России, со стороны нашей организации надо делать упор на молодежь. И работать с молодежью, больше знакомя ее с тем, что такое Россия. . . Нужны молодежные обмены, может быть, даже проживание в семьях. Надо подружить какие-то школы. . . Мне кажется, это во многом изменит среду и атмосферу. Я не исключаю, что стоит создать общество латвийско-российской дружбы. Как правило, такие организации возглавляют люди, авторитетные в своих странах. Вот по этому пути надо идти. А грубо вмешиваться в партийное строительство на чужой территории? Результат будет совершенно обратный.

- Как известно, у Росзарубежцентра есть центры во многих странах. А в Латвии это Дом Москвы?

- Нет, я так не считаю. В Латвии мы еще так активно не работали, как в других странах. Мне, например, понятно, что должны быть методические кабинеты по русскому языку, что нужно пропагандировать русское образование и создавать возможности для его получения, по какому-то принципу отбирать студентов. А задействовать в плане площадки можно и Дом Москвы, и культурный центр "Неллия". Мне он очень понравился - как раз для камерных мероприятий и предназначен.

Вообще же лично я как человек весьма космополитичный и в отношении культуры, и в отношении восприятия окружающего мира, приезжая, например, в Голландию или Люксембург, радуюсь, что люди говорят на четырех языках. Это роскошь! Вот здесь, например, в гостинице говорят на трех языках - латышском, русском и английском. И это нормально. Это народ реагирует на потребности жизни намного быстрее, чем на какие-то установки.

Я хочу сказать: мы настроены на позитивный диалог. На то, чтобы перевести отношения в более позитивное русло. Хотя прекрасно понимаю, что сейчас момент очень тяжелый. К тому же у вас еще и выборы в 2006 году. . .

- Ну, они у нас перманентные - каждые два года кого-то куда-то выбирают.

- Это, конечно, политизирует и накаляет обстановку. И, конечно, разговор через прессу в резких тонах не прибавляет доброжелательности во взаимных отношениях. Взять, например, недавнее сообщение, что кто-то в Кремле сказал о возможности санкций в отношении Латвии. Я в РИА Новости позвонила - узнать, что же там на самом деле. А это совершенно трафаретная фраза, которая уже 10 лет звучит. Типа "ну, конечно, возможно введение экономических санкций, но это - как крайняя мера". . . А здесь уже написали как о готовом решении. Хотя этого и близко не было. Понимаете, если это серьезный разговор, то будет не анонимный источник в Кремле, а совершенно четкое выступление, что мы с такого-то дня. . . или что обсуждается вопрос о введении экономических санкций. А тут - какой-то источник. . . Я очень рада, что латвийские политики отказываются это комментировать. Ведь комментировать тут нечего.

Дружба и выборы - вещи несовместные

- А вы с кем-то из латышских политиков здесь встречались?

- С послом Латвии в России Андрисом Тейкманисом. Была неофициальная беседа с министром интеграции Айнаром Латковскисом о возможном обмене опытом. Я ему сказала, что считаю: если есть болезненные вопросы, их надо сразу вскрывать. Просто авторитетные люди должны собраться и посотрясать эту тему. А дальше - пойдет волнами, могут поступать рекомендации выше. И это уже не становится такой загадочной темой. . . Он сказал: да, конечно, вы правы, но у нас выборы через год. Ну, я тогда предложила для начала заняться культурой, а когда выборы пройдут, вернуться к дискуссиям. И пригласила его на многостороннюю международную конференцию.

- Есть ли, по-вашему, надежда, что в обозримом будущем отношения между Россией и Латвией нормализуются?

- Надеюсь, что здравый смысл все-таки победит. Хорошо, что есть здесь очень активный посол Виктор Калюжный. Я думаю, что он сыграет свою историческую роль. На мой взгляд, он правильно понимает поставленные задачи. Он не карьерный дипломат, а бывший министр. И у него есть собственное мнение.

____________________________________________________________

Главный редактор ежедневной латвийской газеты на русском языке 'Телеграф' Татьяна Фаст отвечает на вопросы читателей ИноСМИ.Ru

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.