В эти дни на автомобилях гражданской миссии ООН в Косово неизвестными лицами дописывались краской две буквы - 'Ф' в начале и 'Д' - на конце. Переводчики объясняют иностранцам, что 'ФУНД' на албанском языке означает 'конец'. Эти четыре буквы стали важнее основных принципов международного права.

Несколько лет назад в мире распространилось мнение, что Косову и Метохии необходимо предоставить независимость, так как сербы, якобы, терроризируют албанцев, а сегодня западные газеты полны заголовков, в которых независимость представляется единственным способом прекращения преследований албанцами сербов. И тогда в Косово ринутся инвесторы, которых сейчас нет только по той причине, что не решен будущий государственный, правовой и территориальный статус этой южной сербской провинции, находящейся под международным управлением.

Так можно вкратце передать основные настроения в статьях, комментариях и репортажах главных мировых СМИ, которые содержат мнения экспертов по вопросу Косово. Согласно их точке зрения, судьба Косово и Метохии предопределена - это независимость с определенными условиями.

Если это действительно так, то к чему тогда переговоры? Чтобы сербская сторона 'сломалась' в дипломатических муках и приняла навязанное ей решение? Насколько сербская власть способна к такой разновидности 'диалога'? Или же игра значительно сложнее, с большим количеством неизвестных, чем может предположить общественность?

В конце января Международная кризисная группа (почетного председателя которой Марти Ахтисаари сейчас видят в качестве главного посредника ООН в переговорах между сербской и албанской сторонами) рекомендовала дать Косово независимость, предложив даже точную последовательность действий в достижении этой цели. Именно кризисная группа три года назад продвигала выражение 'условная независимость'. Начало переговоров намечалось на конец нынешнего года, а 'финал' в виде признания суверенитета нового государства международным сообществом - на следующий год. Сербия в этом документе не упоминается как значимый фактор: если она согласится на независимость - хорошо, если нет, то можно обойтись и без нее.

Более мягким по отношению к Белграду является план Международной комиссии по Балканам, появившийся спустя три месяца, однако он вызвал бурю протеста в самой Сербии, прежде всего из-за того, что в его составлении участвовал и Горан Свиланович, бывший министр иностранных дел Сербии и Черногории. Целью этого плана опять же является независимое Косово, что предполагалось осуществить в четыре этапа, при этом Сербия за отказ от части своей территории была бы вознаграждена ускоренным приемом в ЕС.

На этих двух проектах основывается и большинство сегодняшних прогнозов СМИ о том, как могло бы выглядеть решение статуса Косово и Метохии. Считается, во всяком случае, что 'поезд тронулся' еще в 1999 году, когда мир решил сделать из Косово протекторат, и Сербии уже не по силам этот поезд остановить. В лучшем случае, Белград может попытаться внести некоторые коррективы в окончательное решение.

Как стало известно, до середины ноября премьер Сербии Воислав Коштуница появится на внеочередном заседании парламента Сербии, чтобы заручиться политической поддержкой депутатов перед началом переговоров. Он и сам осознает, насколько рискованно быть первым человеком 'правительства в меньшинстве', который понесет большую часть ответственности за решения, влекущие серьезные последствия для судьбы страны.

Косовская история, очевидно, превращается во внутреннюю 'политическую биржу', где ведущие политики размышляют, стоит ли им отдавать все силы для решения задачи, которая имеет весьма проблематичный исход. Может быть, поэтому оппозиционные лидеры так легко предоставили Коштунице возможность возглавлять 'битву за Косово'. Тем не менее, вся надежда на то, что сербский премьер будет настаивать на широком консенсусе в косовских переговорах и не примет ни одного решения до тех пор, пока не получит согласие президента Сербии Бориса Тадича и лидера радикалов Томислава Николича.

В это же время косовские албанцы создают 'региональный блок' поддержки их требований. Премьер-министр Косово и Метохии Байрам Косуми и албанский премьер Сали Бериша посетили столицу Македонии Скопье. Премьер Македонии Владо Бучковски в эти дни находится с визитом в Вашингтоне, а в начале ноября председатели правительств Косово, Македонии, Черногории и Албании встретятся в косовской столице Приштине. Тем самым, еще до начала переговоров практически рушится один из сербских козырей - что провозглашение независимости Косово может стать угрозой стабильности в регионе.

Таким образом, в багаже сербской стороны, международная активность которой в последнее время существенно снижена, остаются следующие аргументы:

Сербия является демократическим государством, которое не следует 'наказывать' за допущенные прежней властью грехи. В случае же принятия решения, которое будет Сербии только во вред, демократия в этой стране потерпит поражение.

К соглашению можно прийти только путем компромисса, а не одностороннего решения, так как лишь его можно считать гарантией продолжительного мира на Балканах. Лишь в крайнем случае, если какая-то из сторон будет препятствовать проведению переговоров, возможно применить вариант навязанного решения.

Если будет принято решение о независимости Косово, то сербы могут весьма скоро, уже в следующем году, получить статус кандидата в члены ЕС, а следовательно у них появится возможность в будущем влиять на присоединение к ЕС Косово.

Часть долгов Сербии возьмет на себя Косово, а часть их будет списана, наряду с дополнительной финансовой помощью стране.

Косовские сербы получат широкую автономию, вплоть до того, что у них будут своя полиция, система образования (конечно, в соответствии с государственной, т.е. косовской), здравоохранение, а возможно и местное правительство. . . Сербия могла бы даже получить статус гаранта положения сербов в Косово, но, вероятно, более значимой гарантией станет неизменное присутствие иностранных войск на территории Косово.

При этом западные дипломаты предупреждают о том, что на помощь России, представитель которой будет в 'команде' Марти Ахтисаари, рассчитывать не следует - для нее важнее построение прочных отношений с ЕС. Впрочем, и Сербия хочет вступить в НАТО и ЕС, тем самым практически поворачиваясь спиной к России. Наряду с этим, русские имеют и экономические интересы в Косово (компания 'РУСАЛ' не прочь вложить средства в энергетику этого края). . .

Еще один факт, к которому обращаются западные дипломаты: общественность в Сербии эмоционально привязана к Косово и Метохии, однако, как показывают опросы общественного мнения, уже сейчас эту область считают потерянной, и поэтому формальное оглашение этого факта не должно привести к драматическим последствиям

В дипломатических кругах Белграда не сомневаются, что косовские албанцы согласятся на условную независимость. Главную проблему мир видит в 'обработке' Белграда, без согласия которого Совет Безопасности не может вынести приемлемое решение о будущем статусе Косово. Если указанные выше 'приманки' не заставят Белград отказаться от части своей территории, будет использован контрмера: закрытие дверей для вступления Сербии и Черногории в ЕС и замораживание иностранной помощи.

Это и есть главный аргумент сербской стороны. Если он будет недостаточен сегодня, то, возможно, пригодится в будущем. При условии, конечно, что кое-кто из сербских правящих кругов не поставит подпись под навязанным решением о статусе Косово и Метохии, то есть под тем решением, которое не поддерживают граждане этой страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.