#26 - JRL 9290

Недавно старший лейтенант Нэйт Арнольд написал в своей статье, что осуждение Ходорковского в России обусловлено не совершенными им преступлениями, а политическими причинами. То же самое можно сказать о 'деле Тома Делэя' [Tom Delay- лидер республиканского большинства в Палате представителей Конгресса США, которого обвиняют в финансовых махинациях во время выборов в Техасе в 2002 г. - прим. перев.], в котором, на мой взгляд, также присутствуют политические мотивы, но это еще не означает, что в Америке отсутствует демократия: а ведь именно такой вывод многие делают в отношении России.

Далее он повторяет известный аргумент Щаранского: дескать, если кто-то из нарушивших закон до сих пор не задержан и не осужден, из этого следуют далекоидущие и нелицеприятные выводы. Но, опять же, тот факт, что кто-то не понес наказания за свои противозаконные действия, не может служить для оправдания тех, кто за такие действия был задержан и осужден. Не только в России, но и в любой стране бывают случаи несправедливости или факты, когда преступления остаются безнаказанными. Почему же для российских судов следует устанавливать особую, более высокую 'планку'?

На самом деле этот процесс был связан и с реальными преступлениями, и с вопросом о том, кто должен контролировать политический процесс в стране. До прихода Путина к власти этот процесс контролировали преступные синдикаты и олигархи. Думаю, граждане любого государства предпочли бы, чтобы им руководила законно избранная власть.

В ряде стран, скажем, в Швейцарии, Дании, Нидерландах или Франции, многие называют американскую систему правосудия не иначе как варварской. Думаю, Франция не стала бы даже выдавать американским властям укрывшихся на ее территории людей, обвиняемых в особо тяжких преступлениях, потому что в нашей стране существует смертная казнь. Но если другим ваша судебная система не нравится, или она отличается от той, что принята у них на родине, это не значит, что она представляет собой 'пародию на правосудие'. Если мы судим обо всем с собственной колокольни, и исходя из этого делаем выводы, что в России правосудия не существует, мы поступаем так же, как французы поступают в отношении нас самих.

Все народы - не только россияне - в чем-то поступаются свободой ради стабильности в экономике и безопасности. В России дела обстояли настолько плохо, ситуация стала настолько невыносимой, что некоторое укрепление дисциплины и ужесточение контроля было просто необходимо. Из-за принципа 'laissez-faire' [полного невмешательства государства в экономику - прим. перев.], навязанного стране архитекторами Вашингтонского соглашения [Washington Consensus - разработанный МВФ и другими международными организациями набор критериев и условий для предоставления финансовой помощи государствам, проводящим экономические реформы - прим. перев.],россияне пережили неимоверные физические и нравственные страдания; само повседневное выживание в таких условиях превратилось в тяжелейшую задачу. Американцы, столкнувшись с угрозой терроризма, также поступились частью своих свобод, приняв Закон о патриотизме [Patriot Act, принятый вскоре после терактов 11 сентября 2001 г., существенно расширяет полномочия полиции и спецслужб по борьбе с терроризмом, в том числе и связанные с вмешательством в частную жизнь граждан - прим. перев.], чтобы не допустить подрыва стабильности и безопасности в нашей стране. В трудные времена подобные вещи неизбежны.

Так, во время второй мировой войны мы, в целях национальной безопасности, интернировали американцев японского происхождения. Обеспечение безопасности и стабильности - первостепенная обязанность и функция государства. Именно поэтому уровень свободы в нашей стране варьируется в зависимости от конкретной ситуации. К примеру, при наличии серьезной угрозы национальной безопасности президент США вправе вводить чрезвычайное положение; на этот период некоторые из наших конституционных прав могут быть ограничены. Тот факт, что мы, руководствуясь здравым смыслом, приняли Закон о патриотизме, несколько ограничивающий нашу свободу, еще не означает, что наше государство - плохое, бездушное, репрессивное, или что оно приходит в упадок. Точно так же нельзя говорить и о том, что россияне ведут себя неадекватно только потому, что они избрали лидера, способного обеспечить в стране стабильность и безопасность, и поддерживают его инициативы.

Утверждения о том, что простые россияне ничего не выигрывают от экономического подъема в стране, также несправедливы. Не стоит забывать, что речь идет об очень коротком, фактически четырехлетнем, периоде времени - с 2000 по 2005 гг. Путину пришлось иметь дело с последствиями экономического кризиса, разразившегося в 1998 г., а он был серьезнее, чем даже Великая депрессия в США. Наши лидеры пытались преодолеть последствиями этого краха с 1929 по 1940 г., и вывели страну из кризиса только после перевода экономики на военные рельсы. Чтобы повысить материальное благосостояние всего 170-миллионного [так в тексте - прим. перев.] населения России, требуется время. Главное, что усилия в этом направлении предпринимаются, и они приносят весьма успешные результаты. Не торопитесь говорить, что экономический бум в стране ничего не дает народу - дайте России еще немного времени! Уже сегодня многие простые граждане в ряде регионов страны получили работу после долгих лет безработицы, а в ряде отраслей народного хозяйства средняя зарплата возросла со 100-200 до 400-600 долларов в месяц. Не стоит забывать и о причинах кризиса 1998 г. Во многом он был обусловлен характером реформ, проводившихся в соответствии с принципами Вашингтонского соглашения, и эгоизмом олигархов. Путин просто наводит порядок.

Приравнивать свободу к хаосу - чистая демагогия, а утверждения, будто Путин покончил со свободой печати, слова, и выборов не соответствуют действительности. Все зависит от того, какими критериями руководствоваться. Раньше прессу контролировали олигархи. Если такую прессу можно назвать свободной, значит, у нас с Нэйтом совершенно разный взгляд на вещи. Что же касается отмены выборов региональных губернаторов, то этот шаг стал ответом на нежелание последних считаться с федеральными властями.

Многие из губернаторов представляли наиболее влиятельные семейные кланы или преступные группировки, и оказались на своих постах отнюдь не в результате свободных и честных выборов, реально выражающих волю электората. Они были полновластными хозяевами в своих 'вотчинах', а их действия напоминали методы, с помощью которых Хьюи Лонг [Hughie Long - известный праворадикальный политик-популист, в 1930-х гг. - губернатор Луизианы. Прославился склонностью к диктаторским методам - прим. перев.] 'держал в руках' Луизиану. США в свое время пережили четырехлетнюю гражданскую войну, целью которой было сохранить систему федерализма и не допустить превращение страны в расплывчатую конфедерацию штатов. В период 'реконструкции' Юга после победы северян Конгресс США также не позволял проводить в южных штатах свободные выборы губернаторов, а к выборным чиновникам для приставлялись специальные 'надсмотрщики'-офицеры.

Россияне, подобно американцам, стремятся сохранить федеративный принцип построения государства и сильную центральную власть; именно эти идеи отстаивал в свое время Александр Гамильтон (Alexander Hamilton) в 'Документах федералистов' ['Federalist Papers' - серия из 85 политических очерков, опубликованных в Нью-Йорке в 1787-1788 г., где отстаивался принцип федерализма. Инициатором публикации и автором многих памфлетов стал выдающийся американский политик и публицист Александр Гамильтон - прим. перев.]. Если сопоставить историю России и США, то можно сказать, что сегодня она находится на том же рубеже, который Америка прошла в 1900 г., в годы президентства Теодора Рузвельта (Theodore Roosevelt), и судить о событиях в этой стране по меркам нашего сегодняшнего дня невозможно. В 1991 г. Россия начала строить демократию с нуля, и к настоящему времени достигла в этом отношении примерно того же уровня, на котором мы находились в 1900 г.

В США эта эволюция заняла 124 года, а Россия прошла тот же путь всего за 14 лет. Во многих странах губернаторы регионов не избираются, а назначаются. В маленькой Грузии такая система существует с момента обретения независимости, однако мы не считаем, что там отсутствует демократия, или что эта власти этой страны пожертвовали свободой ради контроля над политическим процессом. Подобная система соответствует этапу развития, который сегодня переживают эти страны, и традициям их политической культуры. Ее наличие отнюдь не означает, что в них отсутствует демократия.

Аргумент о том, что государство существует в первую очередь для обеспечения порядка, стабильности, безопасности и экономического роста, справедлив, и был справедлив во все времена. Люди объединяются именно для того, чтобы обеспечить коллективное выживание. Тезис о том, что в России происходят политические репрессии, весьма относителен. По сравнению с кем считать российский режим репрессивным? По сравнению с политикой США в отношении коренных американцев [индейцев - прим. перев.] и нашей двухпартийной системой, или по сравнению с Китаем, или по сравнению с тем, как ведет себя Израиль в отношении палестинцев? Или будем сравнивать Россию с Швейцарией и Францией?

Именно обеспечение стабильности и безопасности является первопричиной существования государства, а свобода и демократия - лучшее средство для того, чтобы этого добиться. В России сегодня существует и стабильность, и безопасность, и если она не сумела в одно мгновение достичь американских стандартов демократии и правосудия, это не означает, что она не сможет достичь их никогда. Опять же, ставить на одну доску нынешний этап развития демократии в России и США - все равно что сравнивать апельсин с яблоком.

Почти все на Западе, кто считает, что в России отсутствует продвижение к демократии, в качестве обоснования приводят процесс над Ходорковским и тот факт, что Путин назначает региональных губернаторов (как это делается и в других странах, строящих демократию, например, в Грузии). Кстати, Путин только выдвигает кандидатуры глав регионов, а избранные народом законодательные собрания одобряют или отклоняют их в ходе голосования. В Грузии же Саакашвили просто назначает губернаторов президентскими указами, но в США подобная процедура не считается негодной или антидемократичной, и Вашингтон продолжает поддерживать эту страну. После Израиля Грузия получает наибольшую по объему финансовую помощь США [в расчете на душу населения - прим. перев.].

Главная причина такого отношения в Том, что Россия избрала более медленный путь к демократии, чем хотелось бы Западу. Подавляющее большинство антироссийски настроенных западных экспертов и философов приводят процесс над Ходорковским и принятую в 2004 г. (в полном соответствии с юридической процедурой) поправку к российскому законодательству, позволяющую Путину выдвигать кандидатов в региональные губернаторы, как свидетельство регресса и свертывания демократии. Те же, кто не владеет информацией, просто повторяют то, что им внушают. Все это соответствует классическим образцам 'информационной войны'. Достаточно проследить за системой финансирования и выявить источник этих двух тезисов (уже ставших общепринятыми) и основанных на них пропагандистских трюков, и истина сразу выплывет наружу. Вышеуказанные мнения начали распространяться два года назад, а пропагандистская кампания развернулась годом позже. Следует просто разыскать первые статьи, положившие всему этому начало, и проанализируйте цепочку связей между их авторами, владельцами соответствующих СМИ и олигархами, живущими в эмиграции.

С наилучшими пожеланиями,

Рональд Дж. Гамильтон (Ronald G. Hamilton), майор разведки сухопутных войск США (в отставке)

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Отповедь Натану Щаранскому ("Johnson's Russia List", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.