"Если хочешь понять политику страны, надо взглянуть на географическую карту!" - советовал Наполеон (Napoleon). Этим он хотел сказать следующее: режимы приходят и уходят, приходят и уходят правители, переживают расцвет и исчезают идеологии, - но географическое положение остается без изменений.

И Владимир Путин взглянул на географическую карту - наследие царей и комиссаров - взял телефонную трубку и пригласил руководителей ХАМАС в Москву.

100 лет назад регион, расположенный между Индией и Турцией, был полем сражения между Россией и самой мощной западной державой - Британской империей. Грубое соперничество стало известно как "Большая Игра". Со временем менялись действующие лица. Большевики заняли место царей, американская империя пришла на смену британской. Но "Большая Игра" продолжалась. Когда распался СССР, казалось, что поставлена точка. Советская империя распалась, а то, что от нее осталось, было слишком бедным, чтобы и дальше принимать участие в "Большой Игре". Просто больше не оставалось фишек.

Однако теперь Путин все меняет - одним ударом. Пригласить ХАМАС в Москву - это был гениальный ход: он совсем ничего не стоил и снова вернул Россию на карту Ближнего Востока. В то время как весь мир, казалось, еще находился в замешательстве, президент использовал, словно острый скальпель, логику и сделал первый ход в новой игре, оценив временную слабость всех конкурентов: В безнадежном положении оказался по собственной вине Джордж Буш (George Bush). Он, конечно, мог бы признать избранное правительство ХАМАС. Только мог ли он это сделать? Ведь его администрация включила ХАМАС в список террористических организаций, не только военное крыло организации - все движение, включая детские сады и мечети. Буш теперь пленен в сражении между Западом и исламом. Он действует как шахматист, полностью блокированный - неспособный рисковать, делая еще один ход.

Европа находится в аналогичной ситуации. Как психически больной человек в смирительной рубашке, не способный больше двигать руками, к тому же оказавшийся в этой рубашке тоже по собственной вине. ЕС под американским и израильским давлением тоже внес ХАМАС в список террористических организаций и сам стал причиной своей полной неспособности справиться с новой ситуацией.

Путин улыбается нечасто. Но сегодня он позволил себе едва заметно улыбнуться.

В определенном замешательстве находится и движение ХАМАС: оно не в состоянии сразу же на следующий день после победы вдруг сменить свою шкуру. Что скажут палестинцы, если ХАМАС заявит: оно готово признать право Израиля на существование, разоружиться и нарушить свою собственную хартию? Это означало бы, что оно продало свою душу дьяволу, чтобы наслаждаться властными удобствами. Это означало бы, что оно столь же коррумпировано, как и движение ФАТХ.

Остается Израиль, где победа ХАМАС не является поводом для жалоб. Наоборот, израильское руководство, наверное, с трудом удержалось, чтобы не начать танцевать прямо на улице. В конечном счете, абсолютно понятно, что "переговоры вести больше не с кем". Если партнерами не были ни Арафат (Arafat), ни Аббас (Abbas), то ХАМАС - матерь всех не партнеров. Никто не может осуждать нас, если мы и впредь будем "целенаправленно убивать", разрушать палестинскую экономику, строить стены, делить Западный берег реки Иордан, уничтожать иорданский ров - в принципе делать все, что нам нравится. И если - с божьей помощью - снова начнется палестинский террор, мы сможем любому сказать: "Мы ведь вас об этом предупреждали!"

Между тем смелый шаг Путина, облегчающий руководству ХАМАС смягчить свою позицию, в случае если оно изъявит готовность подключиться к политической игре, открывает также и путь Израилю, если он захочет диалога и мира. Но этот шаг, прежде всего, возвещает, что Россия снова стала участницей "Большой Игры".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.