В рядах оппозиции умножилось число агентов власти. Кто мутит воду в координационном совете?

Оппозиционные партии создали Координационный политический совет, в который, наряду с радикальными лейбористами и умеренной 'Тависуплеба' ('Свобода'), входит и парламентская оппозиция. Составная часть этой оппозиции - 'Новые правые' - никогда не воспринималась в обществе как политическая сила, поддерживающая революционное правительство, чего не скажешь о республиканцах и консерваторах.

Братья-республиканцы Бердзенишвили и их собрат Ивлианэ Хаиндрава были до революции одними из тех политиков, кто поддерживал Саакашвили. Вместе с ними в лагере Саакашвили сосуществовали, причем очень комфортно, также Коба Давиташвили и Звиад Дзидзигури.

Переход Давиташвили и Дзидзигури в оппозицию объясняли протестом в знак того, что они не получили от революционной власти ожидаемые должности. Давитишвили нацеливался на кресло генпрокурора, а Дзидзигури обещали пост министра обороны, но, к сожалению, оставили ему лишь возможность наслаждаться любимой армянской толмой.

Власть Саакашвили правильно рассчитала, когда в ряды радикальной оппозиции в лице лейбористов и правых внедрила лояльно настроенные к себе группы консерваторов и республиканцев. Координационный совет объединился против силовых структур и дал власти месячный срок, чтобы убрать Вано Мерабишвили с поста министра внутренних дел.

Только наивный политик может вообразить, что насилие в правоохранительной системе Грузии будет за месяц искоренено, и в этой сфере установится порядок. Республиканцы Тина Хидашели и ее супруг Давид Усупашвили были рьяно-агрессивными защитниками Саакашвили, и сейчас вызывает явные подозрения их преображение в противников власти.

Представители власти не раз фиксировали, что являются сторонниками объединения оппозиции, но ясно, что это продиктовано отнюдь не заботой о благополучии оппозиции. Координационный совет месяцами обсуждает один или два конкретных вопроса, и все его внимание сосредоточено на них, в то время как в стране множество и других проблем. Кроме того, лояльное к Михаилу Саакашвили оппозиционное крыло хочет добиться главной цели - бойкотом в парламенте парализовать всю оппозицию. Бойкот продолжался довольно долго, но не принес эффективного результата. Зато подписанием различного рода меморандумов и другими уловками консерваторы и республиканцы сумели разобщить правых и промышленников.

Не будет преувеличением сказать, что 'бал' в Координационном совете правят именно дуэты Давиташвили-Дзидзигури и Хидашели-Усупашвили. Именно они выбирают проблемную тематику, и именно они предлагают остальной части оппозиции перечень актуальных вопросов.

Власть явно добилась своей цели и сумела затушить радикализм, достигший нынешней весной пика в виде массовых акций протеста. Сейчас 'дефронт', который образуют республиканцы и консерваторы, проповедует, что нельзя, мол, насильственным методом свергнуть Саакашвили и отправить в отставку правительство. Это должно быть сделано конституционным путем, в частности, посредством выборов.

Упаси нас Боже, призывать к свержению власти Саакашвили путем военного переворота, но ведь факт, что массовые акции протеста были мощным средством общественного воздействия против насилия, которое на протяжении последних месяцев чинили Саакашвили, вместе с Мерабишвили, Кавтарадзе, Ахалая и другими высокопоставленными чиновниками. Однако именно консерваторы и республиканцы сумели 'убедить' остальную часть оппозиции, что акции безрезультатны и ничего не дают.

В интервью СМИ Дзидзигури утверждает, что грузинское государство развивается, вместо европейского, в африканском направлении, и законы, которые приняты, действуют в Чаде, Гане и Камеруне, но не в Лондоне и Брюсселе. Да, но кто мешал оппозиции посещать заседания парламента и воспрепятствовать националам в принятии непригодных законов. Теперь очевидно, что бойкот не оправдал себя, и парламентское большинство вовсе не чувствовало себя неловко без оппозиции.

Консерваторы и республиканцы призывают Координационный совет к бойкоту выборов только в том случае, если власть не внесет в избирательный закон те изменения, которых требует оппозиция.

Трудно прогнозировать, что получит оппозиция в случае, если будет 'разыгран' этот вариант. Ведь власть не отложит выборы, заявит, что 'Сакартвелос гза' ('Путь Грузии') Саломе Зурабишвили участвует в местных выборах, остальные же партии, мол, испугались краха и спрятались в кустах. В этом ей тоже подыгрывают не правые и лейбористы, а политические группировки, лояльные к Михаилу Саакашвили.

Власть вспугнули акции протеста, проведенные нынешней весной оппозиционными партиями. Эффект превзошел все ожидания, однако продолжения за этой активностью не последовало, так как на следующем этапе 'выяснилось', что акции будут содействовать насильственному свержению власти.

Но раз парламентская оппозиции объявила бойкот заседаниям высшего законодательного органа, то хотя бы оставила в действии массовые акции, т.е. то средство, которое признано эффективным методом общественного давления на правительство.

Мощная волна акций протеста вынудила власть арестовать банду исполнителей убийства Гиргвлиани. И если бы протест и дальше выражался так же масштабно и активно, то на скамью подсудимых сели бы и заказчики этого убийства. Но именно потому, что общественный протест заглох, власть осмелилась учинить погром беженцев, усмирить уличных торговцев, осмелилась избивать политиков (парламентарий Пикрия Чихрадзе получила сотрясение мозга в результате побоев), арестовывать представителей неправительственных организаций (к примеру, Ираклия Какабадзе).

Объединением в Координационном совете оппозиция, вместо того, чтобы реально усилиться, ослабила себя, что и было целью власти. В результате мы получили оппозиционный фланг, который из-за имеющихся внутри него проблем полностью управляем Саакашвили. А общество осталось вне выбора.

Единственное, против чего этот совет более или менее радикально протестует, - это дело об убийстве Гиргвлиани. Хотя подобный подход к данному факту, возможно, следует расценивать как долгосрочную стратегию Саакашвили по удалению Вано Мерабишвили.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.