ВОПРОС: Господин Президент, спасибо за то, что Вы встречаетесь сегодня с нами. Вы дали согласие на четыре интервью четырем различным компаниям. Это потому, что сегодня Вашей стране необходимо улучшить имидж на международном уровне? Или Вы видите наличие русофобии на Западе?

В.ПУТИН: Я вижу, что на Западе не все привыкли, не все поняли, что с политической карты мира исчез Советский Союз и появилась новая страна с новыми гуманистическими, идеологическими установками, положенными в основу ее существования. Это я вижу. Такие подходы, основанные на старом видении мира, еще имеют место быть. Но, на мой взгляд, ситуация достаточно быстро меняется.

Что касается изменения имиджа России, то, конечно, наверное, и специальными средствами можно это делать, продвигая информацию об истинном положении в Российской Федерации. Но рано или поздно все равно все встанет на свои места, потому что жизнь будет показывать, насколько капитальны изменения в самой России и как меняется ее роль в современном мире.

ВОПРОС: То есть, если я правильно понимаю, необходимо быть терпеливым. Но что касается "Арселора", Россия опять же представлялась как закрытая страна, где сила находится выше закона. Как Вы относитесь к решению "Арселора" выбрать скорее "Миттал", чем "Северсталь"? Чувствуете ли Вы какую-то озабоченность в этой связи?

В.ПУТИН: Это дело, прежде всего, акционеров.

РЕПЛИКА: Но очень многие говорили об имидже России именно в применении к решению акционеров.

В.ПУТИН: Компания, которая собиралась объединиться с "Арселором" - это на 100 процентов частная компания, а не государственная. Там нет ни одной акции, которая принадлежала бы государству. Это достаточно прозрачная, быстро развивающаяся компания, имеющая очень хорошие партнерские отношения с "Арселором". И предложение об объединении исходило, прежде всего, от самого "Арселора", насколько мне известно. Но я думаю, что так же, как и на медийном поле наши западные партнеры - гораздо большие специалисты и умеют грамотно подавать информацию, в продвижении которой они заинтересованы, так и в бизнес-среде наши западные партнеры чаще оказываются лучшими доками для защиты своих собственных интересов. Но эта же компания - "Северсталь" - в прошлом году приобрела контрольный пакет одной из крупных итальянских компаний. Ну, средних итальянских компаний. Так что говорить о каком-то имидже - нет, я думаю, что здесь не следует, речь просто о бизнес-интересах. А правильно поступил "Арселор" или неправильно, это акционеры, я думаю, поймут спустя несколько лет.

То же самое касается и сегодняшнего мероприятия, о котором Вы упомянули, а именно - о моем согласии дать интервью сразу нескольким телекомпаниям западных стран. Не для того, чтобы изменить имидж России, а для того, чтобы проинформировать ваших зрителей и слушателей по поводу того, что и как мы собираемся обсуждать на "восьмерке" в Петербурге, и ответить на какие-то другие вопросы, если они у Вас есть.

ВОПРОС: В России все очень быстро меняется. Вот и сегодня разрушается очередной символ России, который виден из Кремля. Речь идет о гостинице "Россия". Что Вы чувствуете, когда видите, как эта гостиница постепенно ежедневно разбирается?

В.ПУТИН: Я думаю только об одном: чтобы сделать лучше. Это сооружение возникло где-то в начале, по-моему, 70-х или в конце 70-х годов, я уже точно не помню. Оно для того времени было объектом весьма привлекательным, интересным, гостиница говорила об определенных тогдашних возможностях Советского Союза, была в известной степени, может быть, даже символом меняющегося Советского Союза. Сегодня это сооружение устарело, и особого сожаления это не вызывает. Вопрос только в том, чтобы была обеспечена экономическая целесообразность, и в Москве улучшалась архитектурная среда, так же, как и улучшалась бы экономическая и социальная ситуация во всей России. Мы для этого и работаем.

ВОПРОС: На Западе Вас часто воспринимают как могущественного человека. Можете ли Вы сказать, что Вы являетесь самым могущественным человеком в России?

В.ПУТИН: Я могу сказать, что в соответствии с Основным Законом России, Конституцией Российской Федерации, у Президента страны, а он является главой государства, большие права. Но на нем и большие обязанности. В этом смысле именно поэтому права и обязанности главы Российского государства, полагаю, сбалансированы. Это не самое легкое рабочее место в мире, но это, конечно, для меня как гражданина России - огромная честь. Иметь в виду нужно еще и то, что мои родственники, наверное, в ста километрах от Москвы, жили в одной деревне из поколения в поколение более трехсот лет и ходили все время в одну и ту же церковь. Поэтому у меня духовная связь с моей родиной и с Россией, и в душе, в сердце очень сильна. И для меня быть главой Российского государства, повторяю, это действительно огромная честь.

ВОПРОС: Но Вы руководите страной, которая покрывает 11 часовых поясов. У вас различные климатические условия, у вас общая граница с наименее стабильными странами: Иран, Афганистан, Северная Корея. Как управлять Россией? Как европейской страной, или, например, как управляют Соединенными Штатами?

В.ПУТИН: Россией нужно управлять оптимальными для нее способами и средствами, не как для некоторых европейских стран, не как для Соединенных Штатов. Россия - это уникальная страна, не только по величине своей территории, а она до сих пор - самая большая по территории страна в мире, несмотря на распад Советского Союза. Здесь проживают более 120 народов и национальностей, этнических групп, она - многоконфессиональная страна.

ВОПРОС: Может быть, именно поэтому требуется более сильная рука, для того, чтобы все эти люди жили вместе?

В.ПУТИН: Я Вам уже сказал и считаю, что должен повторить. Права и обязанности главы российского государства, полагаю, являются сбалансированными. Нам нужна такая организация общества и государства, при которой региональные власти будут чувствовать свою кровную связь с общенациональными интересами, и в то же время у них должно быть достаточно полномочий для того, чтобы решать свои местные проблемы и задачи. Вместе с тем существуют некоторые определенные базовые вещи, которые мы, безусловно, должны и будем стремиться обеспечивать.

Первое. Мы сейчас очень многое делаем для того, чтобы создать реальную многопартийную систему в стране. Мы специально перешли к формированию парламента по партийному принципу. И я рассчитываю, что и на региональном, и на общенациональном уровне это, безусловно, должно привести к повышению роли партии. То есть сигнал простой: хочешь заниматься политикой - делай это через политическую партию. Это первое.

Второе. Мы перераспределяем полномочия между центральными, муниципальными и региональными органами власти. Передаем часть компетенции вместе с источниками финансирования на региональный и муниципальный уровень. Мы в два раза увеличиваем количество муниципалитетов в стране - с 12 до 24 тысяч с одновременной передачей туда источников финансирования для решения их муниципальных задач. Так что в этом смысле мы, по сути своей, идем по тому же пути, по которому идут и европейские страны.

ВОПРОС: Но в Вашей стране есть и другие могущественные люди, так называемые олигархи. Один из них сейчас в тюрьме за налоговые преступления. Можете ли Вы со временем помиловать по амнистии Михаила Ходорковского?

В.ПУТИН: Я полагаю, что любой человек, вне зависимости от своего служебного положения или капиталов, которые он скопил, должен следовать закону и исполнять закон. И даже те люди, которые за пять-шесть лет приобрели миллиардные состояния в долларовом эквиваленте, также должны соблюдать закон. Государство - это не нянька. Государство - это, прежде всего, аппарат принуждения, который создается для того, чтобы обеспечить равные условия для всех граждан страны, равные условия развития и достижения успехов. Тот клан, о котором Вы сказали, - так называемый клан олигархов - в нашем понимании это те люди, которые использовали переходное состояние экономики и правовой системы страны для того, чтобы в обход общенациональных интересов и большинства граждан скопить миллиардные состояния неправовым способом. И если это доказано в суде, то они должны нести за это ответственность. Да, предусмотрены возможности сокращения сроков, предусмотрены возможности амнистирования и так далее. Но это все то, что должно быть задействовано тоже в рамках действующего законодательства. И для этого должны быть созданы необходимые предпосылки.

ВОПРОС: Часто Россию критикуют по поводу свободы прессы, а также потому, что телевидение находится под контролем. Нет ли у Вас ощущения, что в вашей стране требуется больше свободы, например, на телевидении, для того, чтобы страна могла, скажем так, свободнее вздохнуть?

В.ПУТИН: Что касается свободы прессы, то я уже много раз говорил на этот счет и отвечал на эти вопросы. Могу еще раз и цифры назвать, и свою позицию по этому вопросу определить.

Первое, что мне бы хотелось сказать. Я говорил об этом уже с некоторыми другими Вашими коллегами, могу повторить еще раз, поскольку считаю, что это небесполезно. Если мы посмотрим подборки газет столетней давности, то мы увидим, чем обосновывали свои действия так называемые "колониальные державы", осваивая территорию Африки и Азии. Цивилизаторской ролью, особой ролью белого человека, необходимостью цивилизовать папуасов. К чему это привело, мы хорошо знаем. Вот если мы цивилизаторскую роль заменим на демократизацию, то все один в один можно перенести из газет столетней давности в сегодняшней день. День, когда мы слышим от некоторых наших коллег рассуждения по вопросам о демократизации и необходимости обеспечения демократических свобод. Мир очень многообразен. Существуют, конечно, базовые ценности, без обеспечения которых современное общество и государство, претендующее на эффективное развитие, не может существовать. И мы это прекрасно понимаем. И мы обеспечим эти базовые принципы. Но существуют и различия, без учета которых можно привести страну просто к распаду и коллапсу. И это мы тоже хорошо усвоили, особенно за период с начала 90-х и до середины 90-х годов.

ВОПРОС: Вы думаете, что существует российская модель демократии, которая отличается, например, от европейской или американской?

В.ПУТИН: Я считаю, что прямая демократия - более ярко выражена с точки зрения обеспечения принципов демократии. Вот у вас прямое тайное голосование при избрании президента страны. В России тоже прямое тайное голосование. А в Соединенных Штатах, как известно, выборы главы государства проходят через систему выборщиков. На мой взгляд, все-таки прямая демократия - это более демократичный процесс. В некоторых странах Европы - прямое назначение руководителей регионов. А у нас в этом процессе сегодня принимают участие региональные собрания. В некоторых странах - не принимают. В некоторых странах Европы, скажем, до сих пор существует институт монархии. Да, монарх в европейских странах в основном выполняет представительские функции. Но не везде. Есть и функции содержательного характера. Но мы же не говорим, что это настолько большой рудимент прошлого, что эти страны нельзя считать демократическими. Поэтому давайте уйдем от штампов "холодной войны" и не будем их ни к кому приклеивать, а будем просто сотрудничать, помогать друг другу в развитии, в совершенствовании политической общественной системы. И если это делается доброжелательно, как между друзьями и истинными партнерами, то это пойдет на пользу.

Что касается свободы прессы. Без свободы прессы и без гражданского общества нельзя побороть, скажем, коррупцию. Мы это прекрасно понимаем. Но если под свободой прессы понимается возможность для тех же олигархов, о которых Вы упомянули выше, скупить все средства массовой информации и потом продвигать свои корпоративные и групповые интересы, защищая, прежде всего, интересы финансового характера, то я не считаю, что это свобода прессы. Да, когда государство начинает доминировать в средствах массовой информации - это тоже нехорошо. Но обращаю Ваше внимание на то, что у нас постоянно растет количество электронных средств массовой информации. Сегодня их уже более 3,5 тысяч. Активно развивается кабельное телевидение, мы переходим на "цифру", особенно на региональном уровне. Даже при всем желании государству это проконтролировать невозможно. Я уж не говорю про печатные средства массовой информации - их в России свыше 40 тысяч. Причем больше половины из них, я точно даже не помню, принадлежит иностранному капиталу.

Поэтому возвращение к одной и той же теме по поводу демократии я расцениваю только как одно, и могу Вам сказать прямо и честно: Россия в начале 90-х, в середине 90-х годов испытывала очень тяжелые потрясения в экономике. Экономика практически была в полуразваленном состоянии, социальная сфера была полностью уничтожена. Государство не могло решать своих социальных задач перед населением без привлечения огромных крупномасштабных финансовых ресурсов из-за рубежа. Поэтому на Россию в связи с ее слабостью существовало очень много инструментов влияния - на ее внешнюю и внутреннюю политику. Сегодня эти инструменты утрачены, а желание влиять на внешнюю и внутреннюю политику у некоторых наших партнеров осталось. Они должны избавиться от этого желания как можно быстрее и перейти к нормальным равноправным партнерским отношениям. А использование инструментов демократизации России в качестве достижения своих внешнеполитических целей в отношении нашей страны неприемлемо.

ВОПРОС: Россию долго критиковали по вопросу Чечни, ситуации в этой республике. Шамиль Басаев, как мы знаем, уничтожен. Итоги военных операций в Чечне - Вы говорили о том, что они закончены - это 300 тысяч убитых, около 80 тысяч - мирных чеченцев. Можно ли обосновать эту военную операцию? И какова ответственность России за нее? Может ли вестись подобная операция с нарушением прав и интересов граждан? Нужно ли было, допустим, осуществлять бомбардировки Грозного, борясь с террористами?

В.ПУТИН: Когда идет война с применением тяжелой техники, то, конечно, гибнут люди, в том числе, к сожалению, и гражданское население. Я могу только напомнить, что Россия в 95-м году предоставила фактическую независимость Чечне. Что мы получили взамен? Мгновенно эта территория была освоена экстремистскими элементами со всего мира. Мгновенно. Практически пришли к власти люди, которые не только мало думали, они вообще не думали об интересах чеченского народа, а поставили перед собой цель создать фундаменталистское государство от Каспийского до Черного моря. И, как мы с вами понимаем, это уже точно не имеет ничего общего с интересами чеченского народа. И должен отметить, что это обстоятельство, а также желание привнести извне новые формы ислама достаточно экстремистского направления сыграли плохую роль для тех, кто пытался это делать, потому что подавляющее большинство населения Чеченской Республики осознало, что без России им истинную независимость и самостоятельность не обеспечить. Именно так и было. Именно поэтому и пришел ко мне убитый террористами первый президент Чеченской Республики А.Кадыров. Он сам пришел с этими идеями.

Когда же мы вышли на референдум в Чечне по Конституции (а в Конституции черным по белому написано, что Чечня является неотъемлемой частью Российской Федерации), многие сомневались, стоит ли нам это делать и как поведут себя чеченцы при голосовании. Напомню, что свыше 80 процентов проголосовали за то, чтобы Чечня была в составе Российской Федерации. Для меня это принципиальный вопрос. Он решен самым демократическим образом - в присутствии тех, кто больше всего заинтересован в демократическом способе решения этого вопроса. У нас при голосовании по Конституции и при избрании президента присутствовали, как вы знаете, наблюдатели и от Лиги арабских государств, и от Организации Исламская конференция. Почти на всех участках работали. У нас нет никаких сомнений в том, что оно было проведено самым демократическим образом.

А жертвы, конечно, есть. Но, к сожалению, они неизбежны. И не мы начали войну в 1999-м году. А именно с территории Чечни международные банды напали на соседнюю российскую республику - Дагестан. Тоже, кстати говоря, мусульманскую республику. И мусульмане Дагестана вместе со значительной частью населения Чеченской Республики дали отпор этим террористам, и только потом к ним на помощь пришли наши регулярные Вооруженные Силы. Только потом. Но мы не могли этого не сделать. Я полагаю, что любая страна встала бы на защиту своей территориальной целостности, потому что для нас в этом случае речь шла не просто о подавлении очага терроризма на Северном Кавказе и в Чечне, в частности. Для нас было понятно, что, если мы позволим создать фундаменталистское государство от одного моря до другого, то потом это распространится и на другие районы компактного проживания мусульманского населения России. Для нас речь шла о существовании самой Российской Федерации и ее государственности. И считаю, что все наши действия были обоснованы.

ВОПРОС: Есть вещи, которые на Западе не понимают. Вы очень популярный человек в России после шести лет у власти. Вы носите на правой руке часы, и все олигархи стали носить их на правой руке. Вашим именем называется различная продукция. Почему Вы не пытаетесь использовать эту ситуацию и попросить парламент, чтобы были внесены изменения в Конституцию?

В.ПУТИН: Потому что Президент России - гарант Конституции. Это прямая обязанность Президента - гарантировать ее незыблемость. Потому что я считаю, что самым большим достижением последних лет является стабильность. Не может быть стабильной ситуации в стране, если мы дестабилизируем Основной Закон государства.

И, наконец, самое главное. Я уже Вам говорил, что я чувствую себя русским человеком, как у нас говорят, "до мозга костей". И если ты любишь свою страну, то ты должен понимать, что нельзя связать судьбу такого огромного государства с судьбой одного человека, даже такого, как я. А я сам себя тоже люблю. И поэтому я буду делать все для того, чтобы законы Российской Федерации исполнялись всеми, начиная с главы государства.

ВОПРОС: Благодарю Вас, господин Президент, за это интервью.

В.ПУТИН: Спасибо.

____________________________________________________________

Официальный сайт президента РФ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.