Эпоха 'ковбойской дипломатии' завершилась, пишет журнал Time. Доктрине Буша - 'самые худшие режимы в мире не должны получить самое страшное оружие в мире' - безнаказанно бросают вызов президент Ирана Ахмадинежад и северокорейский лидер Ким Чен Ир. После того, как свободные выборы сыграли на руку Братьям-мусульманам в Египте, 'Хезболле' в Ливане и ХАМАС в Палестине, Белый дом, похоже, утратил интерес к 'крестовому походу за демократию'. На Украине победители 'оранжевой революции' полностью провалили управление страной, и пропутинские силы снова на коне.

Афганская война длится уже пятый год, а иракская - четвертый, а победы как не было, так и нет. Потери американских войск не снижаются, а количество жертв среди афганцев и иракцев увеличилось настолько, что можно говорить уже не просто о мятеже, а о полномасштабной гражданской войне в этих странах. В палестинском конфликте Америка - просто наблюдатель; она, конечно, 'заламывает руки', но по-прежнему поддерживает Израиль, пытающийся заморить голодом автономию, где к власти пришла ХАМАС - в результате выборов, к которым призывал сам Буш.

Что же случилось? Чем вызвано бессилие энергичной 'ковбойской дипломатии' президента Буша - курса на превентивные войны и утверждение демократии во всем мире, призванного избавить планету от тиранов, курса, провозглашенного в его выступлении об 'оси зла' и второй инаугурационной речи?

Ответ прост: Буш превысил пределы нашей реальной мощи. Как бы ни была сильна наша армия, она в десять раз уступает по численности вооруженным силам США в годы Второй мировой войны. Американская авиация и ракеты, американские спецназовцы, командующие отрядами местных полевых командиров, способны почти без потерь свергнуть режим талибов. Американским бронетанковым дивизиям, поддержанным беспрецедентной мощью наших ВВС и высокоточного оружия, по силам опрокинуть иракскую армию и сбросить Саддама Хусейна. Но государственное строительство - дело иное. Как убедились французы во время оккупации Рура в 1923 г., 'уголь нельзя добывать штыками'. Теперь уже США убеждаются, что без долгой оккупации нельзя построить демократическое государство в исламских странах размером с Техас, вроде Ирака и Афганистана - если хотя бы часть населения считает режим, который вы поддерживаете, марионеткой американского империализма.

Почему Буш решил, что в иранском и северокорейском вопросах разумнее будет прибегнуть к дипломатии? А вы подумайте об альтернативе. Военную мощь Пхеньяна нельзя сбрасывать со счетов: на границе демилитаризованной зоны у него миллион солдат и 11000 орудий. Иран по территории превосходит Ирак вчетверо, а по численности населения - втрое. Если бы Буш напал на одну из этих стран, к концу его президентского срока Америке, вероятнее всего, пришлось бы вести три масштабные войны одновременно. Но если военное решение выглядит чересчур рискованным, то многосторонние дипломатические усилия не внушают особых надежд на успех. Китай и Россия используя свое право вето, не допустят введения ООН жестких санкций против Ирана и Северной Кореи. У них нет ни малейшего желания таскать для Вашингтона каштаны из огня. Так что же получается, Соединенные Штаты, как предостерегал когда-то Никсон, превратились в 'жалкого, беспомощного великана'?

Ни в коем случае. Сколько бы ни надували щеки неоконсерваторы, говоря об 'однополярном мире', 'незаменимой стране', и 'благожелательной мировой гегемонии', это всегда была не более чем пустая болтовня. Америка по-прежнему стоит на первом месте в мире по военной и экономической мощи, культурному и политическому влиянию, но мы попросту не всесильны, далеко не всесильны - так было, есть, и будет.

Теперь, когда Буш отказывается от 'ковбойской дипломатии', нам больше всего нужны свежие внешнеполитические идеи. Ситуации вроде нынешней Уолтер Липпман [Walter Lippmann - знаменитый американский журналист - прим. пер.] называл 'моментом формовки' - когда изменения в мире требуют нового внешнеполитического курса. И начать надо с ответа на главный вопрос: в чем состоят жизненные интересы Соединенных Штатов, и кто им угрожает?

На антитеррористическом фронте президент добился многого. С 11 сентября 2001 г. жертвами убийств стали 85000 американцев, но ни один из них не погиб в результате теракта. Бдительность, конечно, необходима, но нечего запугивать себя до смерти угрозой терроризма. Рано или поздно мы все умрем, но подавляющее большинство - не от рук террористов.

Если единственной гарантией от создания ядерного оружия в Иране и Южной Корее является военное вторжение, а сделать этого мы не можем - значит, надо четко заявить им, как мы заявили Москве во время Карибского кризиса: если против США будет применено любое оружие массового поражения, и след приведет к ним, массированного возмездия не избежать. Но если они хотят иметь с США такие же отношения, как были у нас с Китаем и Россией в завершающий период 'холодной войны', мы не возражаем. Затем надо вывести наши войска из Кореи - они оказались там на положении заложников. Если Юг стремится умиротворить Север, пусть сами несут все риски и отвечают за последствия.

Изучая 'дебит-кредит' бушевской политики, приходишь к выводу, что президент ухитрился вызвать отчужденность или антагонизм к нашей стране чуть ли не у всех жителей планеты, а за пролитую нами кровь мы не получили практически ничего взамен. И, раз уж мы отказываемся от его 'ковбойской дипломатии', стоит, наверно вспомнить об удачных внешнеполитических концепциях, которые Буш и 'неоконы' с ходу отвергают и порицают. Потому что эти концепции, в отличие от их собственной, Америку никогда не подводили.

О чем идет речь? Об антиинтервенционизме наших 'отцов-основателей' - от Вашингтона до Вильсона, и о разумной доктрине военно-политического сдерживания, которой руководствовались Эйзенхауэр и Рейган. Обе концепции заслуживают того, чтобы их вновь озвучили во время предвыборной кампании 2008 г. - вот только ни от Джона Маккейна (John McCain), ни от Хиллари Родхэм Клинтон (Hillary Rodham Clinton) этого ожидать не приходится.

____________________________________________________________

Конец 'ковбойской дипломатии' ("Time", США)

Так правда ли, что Буш слишком туп, чтобы быть президентом? ("Los Angeles Times", США)

Что же пошло не так с Америкой ("Project Syndicate", США)

Почему для Америки все кончено ("The Independent", Великобритания)

Сколько еще Америка продержится впереди всего мира? ("Newsweek", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.