Хотя риск того, что Иран в конечном итоге создаст ядерное оружие, следует воспринимать всерьез, уверенности, что он стремится именно к этому, у нас нет. Вероятнее всего, Иран хочет выйти на уровень 'виртуальной' способности создать такое оружие, считает Ян Дэвис

Сейчас члены Совета Безопасности ООН, столкнувшись с нежеланием Ирана выполнить поставленное ими предварительное условие для начала переговоров (отказ от обогащения урана) обдумывают следующие шаги.

Но как мы вообще оказались в этом тупике? Иран утверждает, что его цель - получать низкообогащенный уран, который служит топливом для атомных реакторов. Однако при высокой степени обогащения уран можно использовать в качестве 'начинки' для ядерных бомб: именно в этом, по мнению США и некоторых стран-членов ЕС, и состоят подлинные намерения Тегерана.

Хотя риск того, что Иран в конечном итоге создаст ядерное оружие, следует воспринимать всерьез, уверенности, что он стремится именно к этому, у нас нет. Вероятнее всего, Иран хочет выйти на уровень 'виртуальной' способности создать такое оружие - т.е. потенциала, позволяющего в короткие сроки создать атомный боеприпас, опираясь на мирные ядерные технологии.

Такая способность - которой сегодня обладают, например, Япония и Германия - не является нарушением Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и сдержек, установленных Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) до тех пор, пока не началась непосредственная реализация военной ядерной программы.

У Ирана есть стратегические причины стремиться к реализации этого 'промежуточного' варианта. Страна расположена во взрывоопасном регионе (менее чем за четверть века здесь произошло 5 полномасштабных военных конфликтов), поблизости от двух региональных ядерных держав - Израиля и Пакистана, и окружена американскими военными базами в 11 соседних государствах.

США относятся к Ирану враждебно, называя его участником 'оси зла'; кроме того, недавно Вашингтон сверг правящие режимы в соседних Ираке и Афганистане. Наконец, в Тегеране не могут не учитывать, что северокорейский режим, заявляющий о том, что он обладает ядерным оружием, не стал объектом военных акций со стороны США.

Выяснить подлинные намерения Ирана пытается МАГАТЭ. С 2003 г. Тегеран по доброй воле позволил провести на своих военных и гражданских объектов, инспекции общей продолжительностью 1700 часов, а также осуществить еще 20 заранее не запланированных визитов, выходящих за рамки положений Дополнительного протокола, который он подписал с МАГАТЭ. Представители агентства установили, что в прошлом Иран предпринимал 'масштабные действия по сокрытию' своей ядерной программы, однако непосредственных доказательств того, что он ведет работы по созданию ядерного оружия, найдено не было.

Сегодня администрация США настаивает на введении поэтапных санкций против Ирана, предлагая в качестве первого шага запретить въезд иранских лидеров на территорию других стран и заморозить некоторые счета этой страны в зарубежных банках. Россия и Китай заявляют, что угрозы против Ирана - 'тупиковый' путь.

Опыт показывает, что санкции зачастую не дают эффективных результатов, и к тому же, чтобы их воздействие проявилось в полной мере, необходимо слишком долгое время.

Воздействие санкций ослабляется свободным доступом на рынки товаров и капитала в условиях глобализации, наличием альтернативных поставщиков и покупателей, которых Иран скорее всего найдет в Азии, а также маршрутов контрабандной доставки товаров - в этом смысле географическое положение страны весьма благоприятно. При этом не следует забывать, что в арсенале принудительных мер за санкциями, как правило, следует военная операция.

Однако авианалеты ВВС США (при возможном участии других государств) не смогут полностью вывести из строя иранскую ядерную инфраструктуру, и к тому же неизбежно обернутся масштабным и разрушительным ответным ударом Ирана с применением обычных вооружений и 'асимметричных' методов. Кроме того, такие акции сплотили бы иранцев вокруг идеи ускоренного создания ядерного оружия, привели бы к выходу страны из всех соглашений о международных инспекциях и вызвали бы сочувствие к Ирану за рубежом.

Сегодня следует не нагнетать давление, а мыслить трезво и творчески, и, как выразился Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в интервью французской газете Le Monde накануне визита в Иран, проявить 'немного терпения'. Он заметил, что именно этого качества нам зачастую не хватает.

Дипломатия, построенная по принципу 'все или ничего' - а именно такого подхода до сих пор придерживался Совет Безопасности - была обречена на провал. Группе П5+1 (пять постоянных членов Совета Безопасности и Германия) следует сделать паузу и всерьез обдумать иранские контрпредложения. Сегодня еще вполне возможно обеспечить жесткий режим инспекций, добиться ограничения иранских ядерных разработок и большего соответствия между позициями Тегерана и международного сообщества. Санкции же на данном этапе не только не позволят решить проблему, но и приведут к эскалации кризиса, укреплению режима Ахмадинежада и повышению вероятности военной акции со всеми ее катастрофическими последствиями.

Дипломатам заинтересованных сторон следует:

- Воздержаться от торопливого введения санкций и серьезно проанализировать контрпредложения Тегерана;

- Отказаться от выдвижения предварительных условий и принять предложение Иранской стороны о 'серьезных переговорах', точкой отсчета для которых должна стать реальная попытка определить интересы всех главных заинтересованных сторон;

- На основе инициатив группы П5+1 от 6 июня разработать конкретные предложения в ответ на согласие Ирана с ужесточением режима инспекций и отказа от переработки топлива и получения плутония (что они сами предлагали в 2005 г.): это будет означать прогресс на переговорах без каких-либо предварительных условий;

- Распространить документ Совета Безопасности ООН, согласованный всеми его членами, с оценкой рисков в области безопасности, связанных с различными технологиями, разрабатываемыми в Иране: это позволит определить приоритетность соответствующих предложений и требований и искать совместные решения.

Кроме того, международное сообщество должно добиваться от Ирана, Израиля и США обмена взаимными гарантиями безопасности, которые стали бы составной частью системы обеспечения безопасности в регионе. В свою очередь, членам Совета Безопасности ООН следует проанализировать вопрос о собственных ядерных арсеналах и серьезнее отнестись к выполнению многосторонних обязательств в области разоружения, которые они взяли на себя на Конференции по рассмотрению действия ДНЯО в 2000 г.

Острого кризиса сегодня нет. От реального создания ядерного оружия Иран отделяют годы.

Жесткие предварительные условия, масштабные санкции и резкие заявления, возможно, способны принести западным лидерам внутриполитические очки, но проблему они не решат. А вот энергичными, разумными дипломатическими шагами добиться результата можно.

Ян Дэвис - исполнительный директор Британско-американского совета по вопросам информации в сфере безопасности (British American Security Information Council) со штаб-квартирой в Лондоне

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.