В ноябре 2003 года, когда Сильвио Берлускони поразил даже Путина, провозгласив себя защитником войны, которую ведет Россия в Чечне, оппозиция левого центра утопила его в критике.

Эти нарушения прав человека, допускаемые силами Москвы, нельзя сопоставить с международной борьбой с терроризмом. Казалось, невозможно согласиться с тем, что итальянский премьер-министр фактически соглашается с этими нарушениями, поскольку никакая личная дружба и никакие экономические интересы, не могут одним махом перечеркнуть наши ценности.

Сегодня Владимир Путин снова прибыл с визитом в Италию. Берлускони в оппозиции, а левоцентристы в правительстве. Со времени, прошедшего с 2003 года, война в Чечне частично утихла, но над Кремлем висят другие обвинения: повсеместное усиление власти, управляемой сверху, неуважение демократических прав, особенно в области СМИ, полное подчинение Думы, перекрой законов, направленный против любого, кто хочет проводить политику, отличающуюся от официальной. Теперь оппозиция, выражавшая в 2003 году эту справедливую критику, стала правительством. Так что же, услышит ли Путин в этот раз, что у Италии другие понятия о демократии и что в России должны быть полностью восстановлены основные свободы?

Мы не так наивны, чтобы не понимать, что одно дело атаковать, будучи в оппозиции, и совсем другое дело - ответственность правительства. Например, нынешний оппозиционный 'Дом Свобод', который требует увеличения итальянских войск в Афганистане, стал бы об этом заявлять, находясь у власти? Но даже, если политика и предполагает определенную дозу партийных игр, у каждого должны существовать представления о долге и о незыблемых принципах. Более того, для правительства Романо Проди недостатки в демократической системе Путина выглядят даже чудесно.

Министр иностранных дел Массимо Д'Алема вчера заявил, что в отношениях с Россией необходимо развивать 'общие обязательства, основанные на правах народов и правах человека'. Это первый осторожный позитивный шаг. Но от сегодняшней встречи в Бари между Проди и Путиным мы ожидаем большего, надеясь на более четкое и определенное подтверждение наших принципов.

Речь идет не только о верности своим негодующим заявлениям 2003 года о непостоянстве прошлого правительства. И мы не думаем, что должны впадать в риторику или забывать об историческом своеобразии России. Но уважение к великой стране, которую представляет Владимир Путин, не исключает, а, более того, требует, чтобы, несмотря на те испытанные и зрелые отношения, какие сложились между нами, в решении правительственных задач ясно и понятно просматривалось наше лицо. Так же, как в отношениях с Китаем, или тогда, когда мы сталкиваемся с ужасами Абу-Грейба.

Что же тогда может заставить нас оставаться 'адвокатами' Путина, даже если в этот раз защита должна выбрать технику молчания?

Единственно возможный ответ, мы знаем: газ, нефть, новые и старые экономические интересы. Если нам нужен пример, возьмем Ангелу Меркель, которая сохраняет хорошие отношения с Америкой после того, как потребовала от Буша закрыть Гуантанамо, и продолжает выгодные сделки с Россией после резкой критики Путина по вопросам демократии. Хочется надеяться, что сегодня премьер-министр Италии будет выглядеть не хуже.

______________________________________

Россия - дилемма Запада ("Corriere Della Sera", Италия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.