Николай Григорьевич КОНДРАТЬЕВ - человек одной из самых мирных профессий, печник. Но его большую семью пламя войн XX века не пощадило. Кондратьевы жили возле Пыталово, там же Николай окончил школу. Поэтому его волнует тема территориальных претензий. И к тому же - почему ее не рассматривают с точки зрения коренных жителей этой земли?

- Летом 41-го года отец с братьями бежали от немцев и вступили в Красную армию. Вот его красноармейская книжка: место жительства - деревня Воноги Балтинавской волости, место службы - Ленинградский фронт и II Прибалтийский. После войны он был в Адажи, в Латышской дивизии, а потом пошел работать на железную дорогу и обосновался в Пыталово. Как участнику войны отцу дали ссуду, он построил дом на Белой улице.

"Была полнейшая оккупация города Пыталово" - так отзывается Николай Кондратьев со слов своих родственников о том времени, когда край попал в состав Латвии. Бабка рассказывала ему о расстрелах в Светловском лесу, продолжавшихся до 1920 года. "Она никогда не называла Корсовку Карсавой, а Режицу - Резекне".

- Пыталово было русским городом! - уверенно говорит Николай Григорьевич. - Когда Улманис пришел к власти, мою тетку заставляли зубрить латышский. Хотя были деревни с латгальскими названиями.

Во время войны латышские полицейские-шуцманы чуть не вывезли мать Николая Григорьевича в Германию - спасло только то, что она была единственной кормилицей. Три года она собирала солому для матрасов. Дед-инвалид как отец красноармейца был отправлен в концлагерь в Саласпилс, где и погиб в каменоломне.

Брату Петру тоже не повезло - в возрасте 14 лет его отправили на работы в рейх. С наступлением Красной армии рабов-"прибалтов", не разбирая национальности, одели в форму вермахта. В результате дядя Петр оказался в лагере в Воркуте. Тетка написала прошение на имя Сталина - и его освободили!

Конечно, долго вспоминали в Пыталово о лихом подрывнике Василии Кононове и о трагедии в деревне Барсуки, где погибло много людей при расправе немцев над сторонниками партизан. "Тетку мою оттуда в концлагерь в Германию увезли. Бежали при бомбежке. Ели мясо убитых лошадей с червями, пока наших не встретили".

Два двоюродных брата отца, в свою очередь, при немецкой оккупации подались в айзсарги. Но тоже вели двойную игру - уничтожали заявления, которые писали "доброжелатели" на мать Николая Григорьевича, бывшую до войны комсомолкой. "Потом, в сорок девятом, дядьев вывезли в Красноярский край. Они так и остались там, один из дядьев жив до сих пор".

А самым известным в округе земляком - участником войны был, конечно, Николай Иванович Юнкеров, уроженец деревни Хонино, служивший в латвийской армии и окончивший Рижское пехотное училище. В ноябре 1943 года батальон капитана Юнкерова первым ворвался в пригороды Киева. Комбат был награжден звездой Героя Советского Союза - посмертно. В Пыталово стоит обелиск в его честь, улицы Юнкерова есть в Пыталово и Киеве.

В послевоенном Пыталово было три школы - одноэтажная на улице Пушкина, двухэтажная на Красноармейской и трехэтажная - бывшая улманисовская гимназия, на Горького. Детей тогда было много, учились в две смены, пока в 1970 году не открылась современная школа.

Русские школьники любили историю родного края. "Вышгородок - это был церковный посад. Сам была гора Святица, и в древние времена ее использовали как наблюдательный пункт. Когда со стороны Виляки наступали псы-рыцари, наши зажигали на горе костер, чтобы было видно псковичам, и те собирали дружину".

После войны в окрестностях Пыталово развивалась местная промышленность - в Гаврах делали патоку, лимонад, в деревне Поташи работал кирпичный завод. Бондарные мастерские производили бочки, делали сани - в округе тогда было много лошадей.

- В 1949-1950 годах стали организовывать колхозы. Один из них, в деревне Наливайки (очень красивое место, с лесом Темная Грива, где мы собирали землянику), создавал дядька отца Иван. Собрал мужиков и сказал: "Ну что делать - не хотите, так заставят". И у кого две коровы - одну взял в колхоз, другую оставил. То же с лошадьми. Спокойно колхоз создавали.

- У Вышгородской церкви мои прадед, отец, мать похоронены. Уйду на пенсию и перееду туда, - говорит урожденный гражданин Латвийской Республики Николай Кондратьев.

Беседовал Николай КАБАНОВ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.