20 августа 1991 года Борис Ельцин, в то время малоизвестный за пределами СССР, не только взобрался на башню танка в знак неповиновения, но и стал инициатором одного из самых знаковых моментов в истории 20 века. Весь мир, затаив дыхание, наблюдал за тем, как в течение целого дня коммунистическая 'старая гвардия' наносила ответный удар М.Горбачеву, угрожая вдохнуть новую жизнь в угасающую Советскую империю. Ельцин решил единолично сделать для своей страны то, что сообща сделали миллионы его соотечественников прошлого поколения в борьбе против гитлеровского вторжения - отстоять русскую государственность. Именно на широких плечах этого человека, похожего на медведя, история проделала тяжелейшую работу последнего десятилетия прошлого тысячелетия: она заложила основу демократии в крупнейшем в мире и совершенно уникальном государстве, чей народ изначально не имел никакого представления о свободе. В то же время Ельцину надо было убедиться в том, чтобы перемены, происходящие в СССР, не вызвали опасений в остальном мире. Благодаря его искусному владению ситуацией поколение, выросшее уже после окончания 'холодной войны', может позволить себе пребывать в блаженном неведении относительно сомнений, охвативших страны свободного мира по поводу способности новой власти в Москве гарантировать, что ядерная кнопка остается в надежных руках. Но Ельцин сделал не только это. Он еще и не допустил, чтобы нефтяные месторождения оказались под контролем нечистых на руку бизнесменов. Даже если количество его неудач, которых было немало, намного превосходит его успехи, следует иметь в виду, что он унаследовал от российской коммунистической эпохи разоренную экономику и насквозь коррумпированную систему. Было бы неразумно ожидать от него исправления всех ошибок, совершенных в течение 74 лет. У Ельцина в начале его карьеры было много влиятельных друзей, в том числе в США, которые ожидали, что он предоставит им возможность использовать необъятные ресурсы России. Но поскольку он этого не сделал, их дружба охладела, а его ошибки чрезмерно раздувались.

Да, история стала свидетельницей превращение Ельцина из энергичного лидера в балаганного шута. Однако, была бы несправедливо упустить из виду один простой факт - от него слишком многого ждали в слишком поздний период его жизни. В отличие от Джавахарлала Неру в Индии или Конрада Аденауэра в Западной Германии, которые построили государство из руин, у Ельцина не было ни профессиональных чиновников, с которыми он мог бы работать, ни железных законов, с помощью которых он мог бы управлять. В годы президентства его окружали сомнительного толка коммунисты, которые неожиданно превратились в 'демократов' и которые, в отличие от него, не обладали государственным видением. Кризис в новой России обострился в связи с ростом радикального исламизма в Чечне и Дагестане. И все же, в конечном итоге, благодарная Россия одобрила решение Ельцина передать бразды правления Владимиру Путину. Будущие поколения россиян будут с благодарностью вспоминать его величайшее достижение - он сделал невозможным возврат страны к коммунизму.

Перевод: Нарине Празян

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.