Гость Балтийского форума - заведующая отделом Центра европейской интеграции Института мировой экономики и международных отношений РАН Надежда АРБАТОВА рассказала Телеграфу, что у Латвии есть все шансы для успешного экономического партнерства с Россией, в том числе и при строительстве Северо-Европейского газопровода. Но над всем этим будет довлеть вопрос неграждан.

- Как вы оцениваете перспективу дальнейшего сотрудничества России и Латвии на фоне явно ухудшающихся отношений между Россией и ЕС?

- В отсутствие стратегических целей между Россией и Евросоюзом развитие двусторонних отношений между нашей страной и членами ЕС чрезвычайно важно. Поэтому мы можем рассматривать отношения России и Латвии как в контексте Евросоюза, так и отдельно. Несомненно, те положительные сдвиги, которые сегодня существуют между Ригой и Москвой, будут способствовать и формированию более благоприятного для России фона внутри всего ЕС.

- Однако при этом Латвия весьма эмоционально отреагировала на события в Эстонии. Была принята декларация, осуждающая Россию...

- Да. Безусловно, есть некоторая солидарность. Особенно это касается Балтийских государств, которые имеют наиболее проблемные отношения с Россией. Но это данность, и я думаю, она объясняется тем, что страны Балтии, которые недавно вышли из Советского Союза, еще страдают так называемым симптомом исторических фобий. Уже не существует СССР, уже совсем иная Россия, но страны Балтии по-прежнему помнят какие-то обиды. Они не могут отделить прошлое от настоящего.

- Вы думаете, это когда-нибудь пройдет?

- Я думаю, это пройдет. И я даже не вижу оснований сегодня испытывать подобные страхи, поскольку нынешняя Россия давно не Советский Союз. Мы, конечно, тоже совершаем ошибки. Не всегда четко формулируем свои позиции. Не объясняем нашим партнерам, чего мы конкретно хотим. Но все-таки Россия - уже совсем другая страна. И когда страны Балтии это поймут, мы будем строить наши отношения по-другому.

- Как в Москве восприняли последнюю вспышку антироссийских настроений в Прибалтике и странах Восточной Европы?

- К сожалению, практические и, можно сказать, технические вопросы в отношении России к странам Балтии все время политизируются. И тот же вопрос польского мяса - это узкий технический вопрос, который мог быть решен путем переговоров. Но стали бросаться политическими претензиями, прошлыми обидами, вспоминать советскую оккупацию и так далее. В общем, все уже забыли о мясе и говорят только о неком советско-российском монстре. Притом, что, как ни парадоксально, в этот раз Россия просто впервые предъявила к экспорту мяса из Польши требования, стандартные для всего Евросоюза. Если говорить о Латвии, то я думаю, у вас есть все шансы для успешного экономического партнерства с Россией, в том числе в реализации крупных проектов, как, например, строительство того же Северо-Европейского газопровода. Но политический фактор, проблема неграждан будут по-прежнему играть существенную роль.

- А есть ли возможность возобновления нефтетранзита?

- У нас существуют определенные претензии по договору о транзите нефтепродуктов, но их можно уладить путем переговоров. За последнее время по вопросам поставок энергоресурсов Россия перешла на условия рыночных отношений со многими бывшими союзными странами, и никакие инструменты политического шантажа при этом не были задействованы. Конечно, лично я считаю, что мы не совсем корректно, не до конца верно повели себя с Украиной или Грузией. Возможно, если бы мы тогда уделили больше внимания двухстороннему диалогу, нам удалось бы избежать ряда острых проблем.

- В отношении Эстонии, на ваш взгляд, Россия тоже недооценила ситуацию?

- На мой взгляд, проблема вокруг Бронзового солдата была создана во многом искусственно. Все признают, что это личное дело Эстонии - где стоять памятнику. Но в политике очень важна форма. Почему нужно было демонтировать памятник ночью? Накануне Дня Победы? С нашей стороны, это выглядело абсолютной провокацией.

- И тем не менее, Россия поддалась на эту провокацию. Руководство страны даже не пыталось предотвратить беспорядки вокруг эстонского посольства в Москве, что дало вполне весомые основания всей Европе забыть о памятнике в Таллине и с упоением осуждать действия России.

- Я согласна, что у России была сверхреакция. Так же, как у России была сверхреакция на события в Грузии, когда были арестованы российские военнослужащие. Это была провокация с грузинской стороны по внутриполитическим причинам. Возможно, Россия должна была сказать: "Хорошо. Вы не хотите этот памятник. Не хотите иметь эти могилы. Мы их перенесем к себе". И Россия в этой ситуации, конечно, выглядела бы гораздо лучше. Она сохранила бы чувство собственного достоинства и не дала бы тех аргументов, которые теперь используются против нее.

_______________________________________

Потребность сдерживания России ("Veidas", Литва)

Товарищ Путин! Не в ту сторону ведете свое государство! ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)