Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Этот текст обнаружил и перевел наш читатель fyysik, за что мы ему крайне признательны

__________________________________________________

Польша победила в борьбе за демократию, права человека и свободу - однако поляк Адам Михник недавно поразил (EPL, "Очистим площадку", 21.05.2007) признанием, что новое правительство его страны уничтожает все эти достижения.

Осенью 2005-года, когда нынешнее правительство Польши начало свою деятельность, оно провозгласило своим лозунгом построение "свободной от коммунизма IV Польской Республики" силами большой правой партии.

Под вывеской "качества" и "моральных перемен" ломали не только криминальный мир и структуру спецслужб, но начали и смену политики. Правящая партия основала независимое "центральное антикоррупционное бюро", начала захват печати и декоммунизацию при помощи т.н. закона о люстрации.

Объединение правых избирателей начали при помощи умело отобранной правящей коалиции - мелкие партии надеялись поглотить силовыми методами. Польша приложила усилия для создания Центрально-Европейского Правого Секретариата, с месторасположением в Варшаве. В этих встречах принимал участие и недавно избранный председателем "Союза Отечества и Республики" Март Лаар.

Намордник и политическая полиция

Первым пробным камнем для правящей коалиции стал досрочный роспуск только что выбранного Совета по общественному радио- и телевещанию и замена его членов на верные новым властям кандидатуры. Под именем антикоррупционного бюро был создан институт, которому позволено применять современные антитеррористические методы, вторгаясь в любой дом в любое время. Обычно это делают ранним утром, демонстрируя весь эффективный арсенал. Чрезвычайные полномочия, выданные этому бюро, напоминают по статусу скорей политическую полицию.

Новая декоммунизация (она же т.н. люстрация) была утверждена популистским правительством Польши в марте. Так как этот закон ущемляет три базовые свободы: слова и печати, экономическую и предпринимательства, академическую и образования, конституционный суд все же аннулировал большинство параграфов этого закона.

Закон был направлен против граждан: если бы примерно 700 000 человек, работающих на государственной/общественной службе, в СМИ и образовании, не представили к сроку письменное заявление о том, что они не сотрудничали со спецслужбами, то они потеряли бы на 10 лет право работать на подобных местах. В то же время в любой момент можно найти в архивах материалы, бросающие тень или возбуждающие подозрения относительно любого гражданина.

По инициативе правительства должно возникнуть ощущение всемогущего государства и слабого гражданина. Народ разочарован и неуверен, живя в атмосфере культивируемой враждебности, которую маскируют под справедливость.

Памятники и могилы

Польше стоило бы поучиться у Эстонии, как работать с законопроектами, разрешающими перенос военных памятников. А Эстонии у Польши - как ухаживать за могилами советских солдат. Начиная с 1995-го года Россия и Польша вели переговоры относительно ухода за могилами российских военнослужащих и их семей, служивших на военных базах в послевоенный период. Договорились, что находящиеся в 26 разных местах захоронения соберут в три больших некрополя, где ухаживать за ними будет проще. Новое место упокоения нашел прах уже 700 солдат, примерно столько же ждет своей очереди. Расходы на это несет по большей части сама Россия.

Во время "бронзовой ночи" я находилась вдалеке от Эстонии. Глядя с солнечного берега, происходящее казалось мелочным и бессмысленным. Многие европейцы думают так же и не утруждают себя нахождением патриотизма в переносе памятника. Если прочитать до конца заявление Евросоюза в поддержку Эстонии, то там подчеркивается необходимость вести диалог с национальными меньшинствами и Россией.

Премьер-министр вел себя в решающий момент как плохой отец семейства: вместо того, чтобы призвать к порядку начавших царапаться из-за взрывоопасной игрушки своих детишек и перевести их внимание на более существенные вещи, он начал сам играть с "бронзовой игрушкой". Возможно, что мы имеем здесь дело не с основательно проработанной и распланированной партийной политикой с целью передела власти, а всего лишь c "эстонской упертостью".

Легендарный "отец" польской "Солидарности" Лех Валенса призвал свой народ остерегаться Качиньских. "Они мелкие, завистливые люди, упорно стремящиеся к власти, и я не знаю, знают ли они сами, зачем им эта власть", считает Валенса.

А понятна ли "цель власти" нашего премьер-министра? Сейчас цель привести за короткое время Эстонию в число богатейших стран Европы не принимает в расчет нужды народа. На первый план стоило бы выдвинуть поддержку наименее обеспеченных слоев населения - семей с детьми, пенсионеров, инвалидов, безработных и бездомных. Что касается провозглашенной цели правительства, вряд ли ее позволят осуществить возникшие после "бронзовой ночи" экономические проблемы.

Польский невроз

Ненависть, подтачивающая польскую интеллектуальную элиту и разъедающая правительства, стала настоящей идеей-фикс. Уже больше года в тамошних открытых дебатах доминирует прошлое - люстрация, декоммунизация, разоблачение подноготной спецслужб, смена исторических названий улиц, ликвидация памятников. Появляются сотни статей на эти темы, идут жаркие дискуссии. Появилось множество журналистов, которые способны писать лишь на эти темы (прошлого) и не способные думать о будущем. Второстепенные вещи вытесняют проблемы государственной важности. Но это не только польский невроз. Это относится и к Эстонии.

Эстонские журналисты тоже избегали критики правительства после "бронзовой ночи". В мире диктата послушание всегда полезно для карьеры. Огонь ведется только по одной отобранной цели. Народное беспокойство зачастую "заземляют", обвиняя только одну партию. Будем честны - Сависаар [центристы - прим. пер.] не сыграли в "бронзовой ночи" никакой роли. Вину на него за случившееся можно было бы возложить, лишь если бы министерство внутренних дел вместе с департаментом полиции было в подчинении Таллинской муниципальной полиции.

Куда может привести политика, разжигающая нетерпимость? На вопрос газеты Rzeczpospolita "Собираетесь ли вы выехать за границу на работу в ближайшее время?", положительный ответ дали 12% респондентов в возрасте от 15 до 64 лет. Это составляет 3,2 миллиона поляков, вдобавок к тому миллиону, что уже уехал на заработки. Когда-то для страдающей по демократии Восточной Европы и Эстонии примером была польская "Солидарность". Теперь же Польшу и Эстонию объединяют, скорее, антидемократические тенденции.

Рита Макарова в 1970-1975 гг. училась в Лодзинской медицинской академии

___________________________________

Благодарим читателя fyysik за любезно предоставленный перевод текста

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.