На днях в Сирии завершились еще одни - так называемые 'малые' выборы - выборы в местные органы власти - советы провинций, муниципалитеты городов, деревень и сел. Их проведение замкнуло череду выборов в этой стране, которые продолжались с апреля по август этого года. Вначале избирался парламент Сирии, выборы в который проходят раз в четыре года, потом провели референдум по переизбранию президента на новый семилетний срок, и последней выбрали местную власть - по традиции самую близкую к народу и оказывающую непосредственное влияние на жизнь каждого гражданина страны решением конкретных повседневных вопросов.

Однако, называя муниципальные выборы более важными для себя, чем даже парламентские, сирийцы все же уделили им меньше внимания. Проголосовали за новых представителей местной власти 49, 54% имеющих право голоса избирателей. На парламентские выборы пришли 56,12% обладающих правом голоса сирийцев, а на президентские - аж больше 97% граждан страны.

Из почти 9700 избранных кандидатов в органы местного самоуправления - лишь 319 женщин, при этом подавляющее большинство из них были выдвинуты по партийным спискам, что гарантировало им избрание на эти посты. Независимых кандидатов женского пола на всех уровнях власти в Сирии встречается мало. Считается бесполезным занятием выдвигать свою кандидатуру вне партийного списка, так как по традиции у независимых кандидаток почти нет шансов получить нужное количество голосов для избрания в парламент или в местные органы власти, не внушает еще доверия в Сирии беспартийная женщина, стремящаяся отстаивать интересы народа.

Представлять власть на местах в Сирии стараются приглашать достойных образованных людей, известных своими привлекательными личностными характеристиками. Поэтому среди избранных в советы провинций кандидатов 42 человека имеют докторскую степень, а более 3200 - университетские дипломы.

Стремясь получить высшее образование, сирийцы ориентируются на своего президента Башара Асада, который был повторно избран на этот пост в мае этого года. Отличник учебы в элитном лицее, он закончил университет и защитил докторскую степень не только по гражданской специальности врача, но и по военной специальности, будучи подполковником, чем удивил очень многих.

Его переизбрание на второй срок было важной частью многостороннего избирательного процесса, которым жила Сирия почти полгода.

Нередко на всех его этапах - парламентских, президентских, местных выборах можно было услышать от сирийцев такое мнение - зачем идти голосовать, там итак уже все распределено без нас.

Примерами так называемой "фасадной" демократии сегодня никого не удивишь, страны СНГ и Ближнего Востока наперебой доказывают Западу свою приверженность демократическим ценностям, проводя "честные, открытые и прозрачные" выборы при наличии заведомо известного победителя и неравных условий соревнования. За примерами далеко ходить не надо.

Однако проводимый в мае этого года референдум по переизбранию на второй семилетний срок президента Сирии Башара Асада стал совсем анекдотичным случаем в этом ряду. При наличии только одной кандидатуры на пост президента по всей стране целый месяц проводились ежедневные масштабные акции в поддержку единственного кандидата. При этом истории про культ личности, глядя на бесконечный сонм портретов, лозунгов и агитплакатов, посвященных переизбранию Асада, почему-то не вспоминались. Очевидно, образ симпатичного молодого обаятельного президента Сирии, немного угловатого и как будто неловкого из-за своего высокого роста, искренне улыбающегося в фотокамеру, не вяжется с этим чересчур страшным определением из прошлого. Да и сами сирийцы в разговоре с иностранцами зачастую не соблюдают каких-то табу, характеризуя происходящее в стране и нынешнюю власть, что не вяжется с понятием диктатуры.

Бесконечный поток ликующих людей по случаю проведения избирательной кампании даже многих жителей страны приводил в недоумение и легкое раздражение, не вызывая впрочем более сильных отрицательных эмоций. Выборы президента в стране - событие не слишком регулярное, раз в семь лет можно и потерпеть.

Как стемнеет, в пустующих днем разбитых на главных площадях городов и деревень шатрах, увешанных портретами Асада, собиралось множество людей. Пожилые торжественно устраивались на стульях вдоль стен, помладше сразу заводили музыку и образовывали хороводы, отплясывающие традиционный арабский танец дабки. Особые места отводились членам партии. Где-то тут же угощали крепким арабским кофе, лепешками, вареной кукурузой. До глубокой ночи каждый день шло веселье в шатрах, которое, на первый взгляд, к его поводу имело лишь самое отдаленное отношение.

За этой поистине оригинальной избирательной кампанией угадывалось стремление сирийцев к вечному празднику, который они способны организовать моментально в любом месте и по любому случаю, и желание показать миру, а, может, и самим себе, что они действительно любят своего президента, а, если для участия в выборах, ему не нашлось компании, то только потому, что рядом с ним не оказалось достойных соперников.

Однако хотелось разобраться, насколько искренни эти чувства всеобщей любви и поклонения в стране, которая более 30-ти лет жестко управлялась твердой рукой отца нынешнего президента Хафеза Асада в условиях подавления всякого инакомыслия. От него Башару по наследству и перешла власть.

Согласно сирийскому законодательству кандидатуры на пост президента в стране предлагаются Народным советом (парламентом), их выдвигают входящие в Прогрессивный социалистический фронт партии во главе с правящей в стране Партией арабского социалистического возрождения (ПАСВ). На этот раз, кроме ПАСВ, выдвинувшей кандидатуру Асада, другие партии не предложили своих кандидатов. Вот и пришлось устраивать в стране референдум, а не выборы, когда граждане должны были одобрить или отвергнуть единственную кандидатуру, предложенную парламентом.

Вопрос о том, что было бы, если бы большинство избирателей не поддержало ее, не ставился - огромная армия членов партии ПАСВ (около 3 миллионов из 17 миллионов населения Сирии), их семей, родственников, связанная партийным долгом, была обязана проголосовать так, как надо. Так же должны были поступить и члены других 9-ти партий, входящих в Прогрессивный фронт. Да и многие непартийные сирийцы альтернативы кандидатуре Асада не видели. Жесткий исламизм, который может прийти на смену нынешнему почти светскому режиму, пугает многих просвещенных граждан Сирии. Чтобы избежать этого, они готовы поддерживать Асада.

Трудно сказать, насколько сирийцы довольны результатами наступившей в 2000 году эпохи правления Асада-младшего, но, очевидно, что их подкупает наличие стабильности и безопасности в стране, окруженной проблемными соседями - разоренным, вымотанным оккупацией, разрухой и гражданской войной Ираком, находящемся в бесконечном политическом, экономическом кризисе и страхе гражданской войны Ливане, вечно на осадном положении Израиле с головной болью в виде Палестины. Судьба соседних стран, где при отсутствии твердой правящей руки оказалось сильно разделение на своих и чужих по религиозной или партийной принадлежности, страшит Сирию и высвечивает преимущества "социалистического" правления, когда, спрашивая имя человека, не пытаются тем самым выяснить, христианин он, мусульманин или друз.

Находясь в состоянии войны с Израилем из-за нерешенного вопроса о возвращении им оккупированных в 1967 году сирийских Голанских высот, Сирии тем не менее удается избегать прямой конфронтации с ним.

Несмотря на блокаду со стороны США и Европы, которая вслед за Францией назвала сирийский режим главным виновником убийства экс-премьера Ливана Рафика Харири в 2005 году, в последнее время Дамаску почти удалось вернуть себе благосклонное отношение Европы. Проводимое более двух лет международное расследование этого дела не выявило следов причастности Сирии к этому преступлению, наиболее яростный ее гонитель - французский президент Жак Ширак покинул Елисейский дворец. Представители ЕС перестали чураться ездить в Сирию, смягчила позицию даже Франция, высокопоставленный представитель МИД которой летом побывал в Дамаске. В Европе и США все больше стало раздаваться голосов в поддержку диалога с Дамаском и неприятия его отстранения от решения важнейших проблем Ближнего Востока. Все это можно считать дипломатической победой Сирии и ее президента.

В дополнение к этому устроенная блокада, которая коснулась и экономических вопросов, не помешала Сирии поступательно развивать экономику. Сирия - самая дешевая страна региона и продолжает оставаться такой, хотя наплыв огромного количества иракских беженцев в последние четыре года и взвинтил сильно цены в стране. В 2006 году рост сирийской экономики достиг 5,1% в то время, как в 2000 году, когда Башар только пришел к власти, он был меньше 2%. Международный валютный фонд вообще оценивает показатель экономического роста в Сирии от 6,5% до 7%, при этом не учитывая доходы от нефтяной отрасли Сирии.

Бюджет страны в прошлом году вырос до $29 миллиардов, что на 113% больше, чем бюджет 2000 года. Проблема задолженности Сирии перед иностранными государствами в основном была решена, и она превратилась в государство, практически не имеющее внешней задолженности. За это время зарплаты и пособия госслужащим возросли более, чем на 125%, и правительство ежедневно тратит 750 миллионов сирийских фунтов на субсидии на покупку топлива для населения.

Но это все официальные цифры, а вот, что сами сирийцы говорят о своей жизни.

"Мы голосовали за Асада не просто так, им действительно были сделаны большие шаги по улучшению жизни страны, да, зарплаты у госслужащих невелики, но они постоянно повышаются, нас обеспечивают транспортом, который довозит до места работы и забирает оттуда, основные продукты питания мы можем купить на месяц по отведенной квоте по специальным льготным ценам, есть возможность бесплатно учить детей, это все существенно для нормальной жизни", - поделился своим мнением служащий издательского дома "Баас" Басем Баракат.

Для молодежи важно, что страна стала более открытой за это время, с каждым днем здесь появляется все больше филиалов новых частных сирийских и иностранных компаний, где они могут найти себе работу и применение. Молодой специалист по страхованию Сюзанна не хочет уезжать на работу за границу, хотя и имеет такую возможность, так как ее родители живут в России и зовут дочь к себе. "Там рынок страхования уже изучен и весь распределен, а здесь эта ниша только открылась, и есть много возможностей для интересной перспективной работы и быстрого карьерного роста", - объясняет она свою позицию.

Однако есть и такие в Сирии, кто не замечает прогресса в стране и видит в сирийской действительности лишь темную сторону. Работающий врачом-педиатром Мухаммед раньше уделял любимой работе с детьми лишь полдня, а в первую половину дня лечил взрослых в организованной при Верховном комиссариате ООН больнице для палестинских беженцев. За неплохую, но не слишком высокую зарплату он совершал невероятное - за полдня работы принимал в среднем около 200-т больных, уделяя каждому не более нескольких минут, поскольку комиссариат экономил на дополнительных врачах. Но через некоторое время чаша терпения переполнилась. "Нельзя лечить, заведомо зная, что ты не можешь помочь больному, потому что у тебя нет для него достаточного количества времени", - мотивировал он свой уход с этой работы.

Теперь он лечит только детей, но недовольство окружающей действительностью не уменьшилось. "Все мои знакомые и друзья уезжают отсюда, только за последнее время двое уехали в Германию, с кем я начинал работу в больнице четыре года назад, все уже поразъехались, потому что не хотят здесь жить, я все время сдерживаюсь, чтобы не срываться каждую минуту, кругом сплошное вранье, это ужасно раздражает", - говорит Мухаммед.

Действительно многие сирийские влачи уезжают за границу, но отнюдь не навсегда. Там они повышают квалификацию по выбранной специальности и с новым багажом знаний возвращаются на родину, а бывают и такие, кто полмесяца работает в Сирии, а еще полмесяца в Европе. Сирийцы вообще мобильный народ, едут на заработки в страны Персидского залива, где их умелым рукам и довольно высокому уровню образования всегда находится применение, в Ливан, несмотря на ухудшившиеся отношения между двумя соседними странами, в Европу, в Америку. Их выезду никто не препятствует, потому что большая часть зарабатываемых ими денег возвращается в страну для оставшихся здесь родных и близких.

Как будет выглядеть Сирия еще через семь лет правления Асада, сказать трудно. Слишком непредсказуема ситуация в самом регионе, где находится эта страна, слишком много переплетено здесь разных интересов. Как отметил в своей инаугурационной речи по случаю вступления в должность президента во второй раз 17 июля этого года Башар Асад, "экономические реформы, развитие и модернизация страны во многом зависит от внешних условий, складывающихся в регионе, без стабильности нет экономики". Удастся ли ему сохранить стабильность и национальное единство в Сирии под то нарастающим, то ослабевающим внешним давлением, пока неясно - на повестке дня по-прежнему остаются возможная война с Израилем, попытка свержения сирийского режима со стороны США с помощью раскачивания внутренней ситуации - поддержки исламской оппозиции, недовольства суннитского большинства населения страны правлением алавитского меньшинства, усиление внешней блокады из-за отказа Сирии перестать поддерживать палестинские движения и ливанское "Хезболлах" . Однако Асад был совершенно прав, говоря в своем выступлении, что следующие семь лет и для страны, и для региона будут решающими.

И каким бы ново-старым президентом не был молодой Асад, его пусть и закономерное переизбрание на высший пост в стране во второй раз все равно останется событием как в ее истории, так и в истории всего региона. Так мало сейчас на Ближнем Востоке настолько молодых глав государств, которые изначально не связывали свою жизнь с политикой и управлением страной, но волей обстоятельств были вынуждены принять на себя груз ответственности. Врач-офтальмолог по образованию и призванию Асад с успехом вынес очень непростые семь лет правления, сумев не превратить свою страну в марионетку Запада и самому не стать в силу возраста и других причин марионеточным правителем с кукловодами в своей собственной стране. Сирия последних лет отличалась умением балансировать на грани и извлекать пользу из чужого опыта, учась на чужих ошибках. Сохранив эту способность, Асад сумеет стать настоящим львом ближневосточной политики в соответствии со значением его же фамилии в переводе с арабского языка.

Юлия Троицкая - корреспондент РИА Новости, специально для ИноСМИ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.