Несколько дней назад в России прошли испытания новой сверхмощной вакуумной бомбы. Кроме того, президент Владимир Путин отправил в отставку правительство во главе с премьером Михаилом Фрадковым.

Одновременно Россия 'успокоила' Сирию, призвав ее не предпринимать ответных мер против Израиля в связи с незначительным пограничным инцидентом. По словам российской стороны эти три события свидетельствуют, что политика Москвы обрела 'зрелость'. И с нашей стороны было бы ошибкой продолжать оспаривать это утверждение.

Нестабильность - вечная угроза международным отношениям. Как показывает история, могущественные непредсказуемые лидеры всегда доставляли массу хлопот мировому сообществу. Крупные державы предпочитают действовать в стабильных условиях. И именно стабильность - цель сегодняшней России. Медленно, но неуклонно, политика этой страны обретала предсказуемость, и теперь этот процесс завершен. Она фактически превратилась в 'нормального' игрока на международной арене. Постсоветский переходный период с его болезнями роста и незащищенностью закончился.

Россия действует так же, как и большинство других мировых держав. К сожалению, очень многие эксперты в Вашингтоне и Лондоне до сих пор отрицают очевидное, и не желают признать, что перемены к лучшему уже произошли.

В российской экономике воцарилась стабильность: инфляция находится на низком уровне, безработица невелика, уровень жизни повышается. Только в 2006 г. Москва выплатила зарубежным кредиторам 21 миллиард долларов.

Иностранная пресса сетует, что Путин окружил себя группой преданных функционеров, так или иначе связанных с его альма-матер - Петербургским университетом. Первые вице-премьеры Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, главный советник главы государства Игорь Сечин, член Конституционного суда Сергей Казанцев, глава Следственного комитета при Генпрокуратуре Александр Бастрыкин, представитель президента Дмитрий Козак: да, этот список - лишь вершина 'айсберга' лояльных президенту высокопоставленных чиновников.

Многие российские источники и не скрывают, что в федеральных органах власти полным-полно выходцев из спецслужб. Но назовите мне хоть одного мирового лидера, который не постарался бы укрепить свои позиции за счет 'ближнего круга' надежных сторонников.

Предсказуемость нужна России и в отношениях с соседними странами. Шаги, которые эти государства считают проявлением независимого курса, в Москве порой расценивают как угрозу. Если смотреть на российскую политику извне, она кажется агрессивной, но это искаженная картина. По словам Кремля, все, что нужно стране - это справедливое отношение и лояльность соседей. И какое государство, скажите на милость, поступало бы по иному, когда речь идет о национальных интересах?

Став предсказуемой и мощной державой, Россия занялась укреплением вооруженных сил, последние 15 лет находившихся в состоянии упадка. Армия поддерживает президента, а глава государства, в свою очередь, опирается на влиятельную военную элиту.

Россия стремится вновь занять второе место в мире - после США - по экспорту вооружений. В стране действует влиятельное военно-промышленное лобби - но оно сегодня существует практически во всех крупных государствах.

Значительное большинство россиян поддерживает нынешнюю власть и ее политику. Восемь лет назад, когда Путин пришел к власти, страна была измучена, испытывала чувство незащищенности, и жаждала перемен. Людям хотелось стабильности, безопасности и надежды на лучшее будущее. Путин дал им и то, и другое, и третье - по крайней мере, так считает большинство его соотечественников.

Недавно президент отправил в отставку кабинет и назначил новым премьером Виктора Зубкова. Как и везде в мире, в России премьеры и высшие государственные чиновники меняются не реже, чем состав игроков мадридского 'Реала' или миланского 'Интера'. И, опять же как в большинстве других стран, истинные причины отставки высокопоставленных чиновников становятся известны лишь спустя годы. Сам Путин объясняет этот шаг тем, что члены кабинета 'сбавили рабочие обороты'.

Президенту, по его собственному выражению, нужна команда, работающая 'как швейцарские часы', способная без сбоев провести страну через парламентские выборы 2007 г. и президентскую гонку в будущем году. В любом случае, Путин стремится сохранить систему управления в стране - свою систему управления. Но не пытайтесь меня убедить, будто европейские или ближневосточные лидеры поступают иначе.

Главная тема

В конце прошлой недели главной темой для разговоров в Москве был вопрос о том, станет новый премьер 'официальным' преемником Путина, который через полгода должен возглавить страну. Константин Симонов, руководитель одного из ведущих московских аналитических центров, полагает, что именно так и обстоит дело. Другие эксперты настроены более скептически.

Лидер Союза правых сил Никита Белых утверждает, что Путин еще не принял решения по этому вопросу. Глава КПРФ Геннадий Зюганов считает нового премьера слабым кандидатом, а его назначение - свидетельством того, что Кремль еще не определился с преемником Путина.

В пятницу, выступая в Государственной думе (российском парламенте), Виктор Зубков заверил депутатов, что политический курс правительства останется неизменным. Задача удвоения ВВП в течение 10 лет будет выполнена. Для стимулирования экономической деятельности новый кабинет, как и планировалось, сократит налогообложение физических и юридических лиц. Часть нефтяных доходов будет направляться в 'фонд национального благосостояния'.

Во внешней политике Россия и дальше будет добиваться 'уважения' на международной арене и равноправных отношений с мировыми державами. Война или создание новой империи исключаются.

Кто бы ни пришел к власти в России следующим летом, ее внутренняя и внешняя политика не изменится. Более того, в 2012 г. Путин, возможно, вновь займет пост президента - Конституция позволяет ему баллотироваться после четырехлетнего перерыва. Недавно он заметил, что не 'растворится в тумане' - имея в виду возможность возвращения на политическую арену. Но это, в общем, уже неважно. Кто бы ни находился у власти в России, ее политика сегодня предсказуема практически во всем.

Доктор Эрик Шираев - старший научный сотрудник и преподаватель Университета имени Джорджа Мейсона (George Mason University) в США, автор нескольких книг, в том числе 'Преображение России' ('The Russian Transformation') и 'Страхи в посткоммунистических обществах' ('Fears in post-Communist Societies')

___________________________

Помните: мы в долгу перед Россией ("The Age", Австралия)

Москва слезам не верит ("Le Figaro", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.