Организации НАТО грозит развал без возможности восстановления, поэтому давайте браться за ее ремонт, пока не поздно. Именно такое мрачное послание дипломаты и военные командиры альянса получили в конце одной из самых неспокойных недель в истории существования блока.

Главная проблема альянса - в Афганистане, где НАТО впервые и надолго ощутила, что такое настоящие боевые действия, встав во главе контингента Международных сил содействия безопасности (International Security Assistance Force). Под началом блока находится более 42 тысяч военнослужащих из 39 стран, в том числе, изо всех 26 стран-членов альянса. Тем не менее, будущее этих сил подвергается сомнению, поскольку Канада пригрозила вывести из Кандагара 2500 своих военнослужащих.

С другой стороны, США и их ближайший союзник Великобритания хотят, чтобы европейские страны-члены НАТО внесли более весомый вклад в действия в Афганистане, дабы нейтрализовать канадские угрозы. Но большинство входящих в НАТО европейских государств полагает, что выход из афганского тупика лежит в установлении закона и порядка на территории этой страны с последующим созданием системы образования, налаживанием экономической помощи и строительством современной инфраструктуры.

Последствия разногласий по поводу стратегии действий и ее влияния на судьбу этого 59-летнего альянса довольно красочно описал один высокопоставленный офицер британской армии. Он сказал: 'НАТО выстояла против советской военной мощи в годы 'холодной войны. А теперь ее может поставить на колени кучка бородатых и воинственных людей, вооруженных только 'калашниковыми', РПГ и чувством собственной значимости'.

Как и многие другие проблемы, которые выплыли на поверхность с окончанием 'холодной войны', когда НАТО пришлось перестраиваться, чтобы противостоять пост-коммунистическим реалиям современного мира, эта проблема назревала уже давно. Когда 4 апреля 1949 года на свет появилась Организация Североатлантического договора, сокращенно НАТО, все было ясно и понятно: Западу угрожал Советский Союз и его союзники по Варшавскому договору; а новый альянс гарантировал непреходящую приверженность сверхдержавы США делу защиты Западной Европы.

Концепция блока была относительно проста. В мирное время страны-члены альянса сами командовали своими вооруженными силами, но в кризисной ситуации они вносили свой вклад в дело коллективной безопасности через штаб объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, который находился в Бельгии. В знак уважения к военному превосходству США, особенно к их мощному ядерному арсеналу, штаб ОВС всегда возглавлял американский генерал с четырьмя звездами на погонах. В 1952 году в НАТО были приняты Греция и Турция для защиты южного фланга альянса. Еще через три года произошло дальнейшее расширение блока, когда вступить в него разрешили Западной Германии.

Как и более позднее расширение, наступившее после окончания 'холодной войны', в результате которого количество членов организации выросло до 26, первоначальный процесс расширения тоже вызвал большой переполох и смятение, особенно среди европейских участников НАТО, которым пришлось искать некое равновесие между требованиями коллективной безопасности и своими собственными потребностями в сохранении демократической целостности.

Президент Джон Ф. Кеннеди (John F Kennedy) сделал наиболее уместное замечание по поводу альянса в 1962 году, когда сказал: 'Я хочу, чтобы у НАТО были две мощные стороженные башни - одна американская и одна европейская'. Более уравновешенным и реалистичным оказалось высказывание лорда Исмея (Ismay), генерального секретаря НАТО из Великобритании. За пять лет до Кеннеди он сказал, что альянс появился на свет, чтобы 'американцев в НАТО было побольше, немцев поменьше, а русских ни одного'. На этом историческом фоне альянс начал искать свою новую роль и предназначение в мире после окончания 'холодной войны'. НАТО эффективно провела интервенцию в Косово в 1999 году, чтобы защитить албанское большинство и заставить отречься от власти сербского президента Слободана Милошевича. Но эти поиски обрели новые перспективы с началом войны против международного терроризма в 2001 году. После террористических актов НАТО пообещала свою полную поддержку на основании статьи 5, которая гласит, что нападение на одного члена альянса считается нападением на всех его членов. Но Вашингтону это заявление не прибавило уверенности. Наоборот, администрация Буша вежливо отодвинула в сторону это сделанное из лучших побуждений предложение, заявив, что будет самостоятельно воевать с теми, кто несет ответственность за нападения.

Именно тогда родился односторонний и обособленный подход США к решению проблем. Сначала он привел к нападению на Афганистан в 2001 году с целью свержения власти талибов, а двумя годами позже - к операции в Ираке с задачей смены существовавшего там режима. В это время взаимоотношения в рядах альянса становились все более напряженными, а между Вашингтоном и большинством европейских столиц, в первую очередь, Парижем и Берлином, возник серьезный раскол. С самого начала было понятно, что американская политика может иметь успех только тогда, когда Россия слаба. Но через семь лет ситуация изменилась. Россия возвращает себе статус мировой державы, а президент Путин быстро воспользовался замешательством в рядах НАТО и намекнул, что может возникнуть новая гонка вооружений.

На прошлой неделе эта проблема обрела особую остроту, когда Вашингтон выстрелил по альянсу сразу из двух стволов. Первый удар нанес министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates), заявивший в сенатском комитете по делам вооруженных сил, что НАТО может превратиться в 'двухуровневый альянс', когда Германия ответила отказом на его требование направить в Афганистан больше боевых подразделений. Затем, во время блиц-визита в Кандагар вместе с министром иностранных дел Великобритании Дэвидом Милибэндом (David Miliband) госсекретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) усилила давление на сопротивляющихся членов альянса.

'Откровенно говоря, я надеюсь на то, что туда будет направлено больше войск, и там должно быть больше афганских войск', - заявила Райс репортерам во время перелета из Лондона, где она начала свой визит. Затем она сказала, что члены НАТО должны 'предоставить достаточно военных сил, чтобы делать то, что необходимо делать на переднем крае борьбы с мятежниками'.

Высказывания Райс оказались очень многозначительными, потому что она вместе с Милибэндом в этот момент направлялась в одну из горячих точек Афганистана Кандагар, куда упрямые члены НАТО отказываются посылать свои войска. То, что это не случайное совпадение, поняли все министры обороны стран альянса, собравшиеся в это время в столице Литвы Вильнюсе. Там генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер (Jaap de Hoop Scheffer) отверг утверждения об опасности раскола блока и заявил, что НАТО представляет собой 'единый альянс'. Тем не менее, как и предполагалось, на встрече никто не выступил со свежими предложениями об отправке войск, и разногласия в рядах альянса по этому вопросу остались.

'Не думаю, что существует опасность кризиса, опасность провала, - заявил участникам встречи Роберт Гейтс, - на мой взгляд, в Афганистане имеется потенциальная возможность для достижения дальнейшего прогресса ускоренными темпами, но для этого нам там нужно больше войск'.

В ответ новый член НАТО Польша предложила дополнительно направить туда 1000 военнослужащих, а Франция рассматривает возможность развертывания в Афганистане батальона воздушных десантников для усиления канадцев. Однако немцы продолжают упорствовать, говоря о том, что они не намерены ни наращивать свою группировку, ни менять правила применения сил и средств, в соответствии с которыми немецким солдатам запрещено принимать участие в боевых действиях.

'Я считаю, что мы полностью выполняем свою часть задач в Афганистане', - заявил министр обороны Германии Франц Йозеф Юнг (Franz Josef Jung), который отметил, что немецкий контингент - третий по численности в Международных силах содействия безопасности и составляет 3200 человек.

Главная причина ссоры - это по-прежнему количество сил и средств, но за всеми этими демонстративными позами скрывается еще один вопрос: кто вносит наибольший вклад в обеспечение эффективности действий НАТО в Афганистане. В предстоящие месяцы, когда там потеплеет, талибы возобновят свою военную кампанию. И командование НАТО знает, что кампания эта обещает превратиться, как сказал один высокопоставленный британский офицер, в 'массовую драку'.

Для НАТО она станет испытанием на прочность, а также проверкой на то, достаточно ли в Афганистане развернуто сил и средств. Но некоторые закаленные ветераны Афганистана, включая бывшего дипломата и офицера полка Королевской Черной Стражи Рори Стюарта (Rory Stewart) (Black Watch regiment - шотландский полк с 300-летней историей - прим. перев.), сомневаются в том, что огневая мощь - это главное. 'Я думаю, что нам надо действовать крайне осторожно, и прежде всего, не давать повода для разговоров о том, будто мы проводим колонизаторскую политику, - заявил Стюарт на прошлой неделе в телевизионном интервью. - Я считаю, что афганцы с полным основанием крайне подозрительно относятся к приезжающим к ним в страну иностранцам, особенно когда туда приезжает более 40000 солдат. Надо прекратить разговоры о создании многонационального централизованного государства, основанного на демократии, соблюдении прав человека, в том числе женщин, и на власти закона'.

Но проблема в том, что НАТО просто не готова изменить этот стиль мышления, хотя она и начинает уделять больше внимания обучению афганцев, чтобы те взяли на себя ответственность за свою собственную безопасность. Альянс был сформирован для защиты Запада от нападения Советского Союза. В то время он не сделал ни единого выстрела, даже в состоянии крайнего раздражения. А теперь ему ставят задачу воевать на войне, которую многие считают ошибочной, проходящей не в том месте и не в то время.

'Военные по-прежнему считают, что для НАТО задача в Афганистане строится по принципу 'либо пан, либо пропал', и что актуальность данной задачи невозможно переоценить, - утверждает в своей статье о действиях альянса в этой стране сотрудница независимого Королевского института оборонных исследований Кейт Клоустон (Kate Clouston), - но если альянс хочет когда-нибудь передать контроль над неспокойными в настоящее время провинциями Афганистана национальной афганской армии, то союзники по НАТО должны прямо сейчас начать коренные реформы'.

_____________________________________________________________

Отказываться от Афганистана пока рано ("The Financial Times", Великобритания)

Закат НАТО ("Los Angeles Times", США)