Как только были объявлены результаты состоявшихся в воскресенье президентских выборов, у ворот Государства Российского началось столпотворение. Перспектива сотрудничества с новым президентом, судя по всему, приводит в восторг Белый Дом, который мудро оставил наблюдателям прерогативу высказываться на тему, были ли эти выборы честными и справедливыми. Лондон салютует, высоко приподняв цилиндр, Ангеле Меркель не терпится встретиться с народным избранником, Баррозу - само воплощение европейца - мечтает о развитии партнерства, а Саркози предпочитает проявлять бдительность. Давайте закончим этот список, утомительный в своем однообразии. В самой же России всего несколько пессимистов горько сетуют на нарушения, совершенные во имя 'поднадзорной демократии', да за границей газеты громко трубят об общественных свободах, попранных наследниками КГБ. Короче говоря, создается впечатление, что эти руководители кнута не заслужили, пусть даже они и слыхом не слыхивали о Хартии прав человека. Хотя, что сделала Москва сразу после выборов? Сократила на четверть поставки газа на Украину, которую обвинили в неуплате долгов, хотя всем прекрасно известны истоки этого праведного гнева, который не утихает вот уже много месяцев.

Устраненный из президентской гонки Михаил Касьянов мгновенно вынес приговор воскресным псевдовыборам, заявив, что это - всего лишь инициированная секретными службами операция по передаче власти от одного человека к другому. Что ставит эту историю в ряд других маневров, проводившихся начиная с героической (гм!) эпохи почившего в бозе ГПУ. Действительно, в нынешней рокировке не было элемента непредвиденного. Решение было принято и затем озвучено в декабре на съезде высокопоставленных чиновников режима. Более того, все наводит на мысль, что поскольку главные действующие лица остаются теми же, все возвращается на круги своя. Не об этом ли сказал и сам Дмитрий Медведев, достаточно завуалировано, как и подобает искушенному чиновнику, который не один год существует в этой системе и прекрасно знает все подводные камни. Вечером, когда голосование закончилось, он заявил, что его совместная работа с Владимиром Путиным 'может принести стране интересные результаты и стать положительным фактором развития государства". Вряд ли можно было проявить большую готовность к сотрудничеству. Еще одно трогательное проявление преданности наставнику - Медведев решил брать уроки дикции, чтобы в его голосе зазвучали путинские нотки.

Кремлеведы считают, что если новый глава государства захочет стать независимым, ему понадобятся годы тяжелого труда, чтобы по частям разобрать нынешний механизм власти и поставить на все ключевые посты верных людей - в случае, если ему разрешат создать подобную группировку. Те же эксперты отмечают, что самый молодой после Сталина правитель всея Руси не является, в отличие от своего покровителя, выходцем из КГБ, что в экономических вопросах он производит впечатление либерала, и что есть надежда, что в отношении Запада он не станет занимать жесткую позицию. Осталось понять, насколько велика будет его свобода маневра, которая пока кажется скромной. К тому же его предшественник еще некоторое время будет по-прежнему пользоваться беспрецедентной популярностью, какой не знал ни один лидер со времен распада СССР. Под его руководством ежегодный экономический рост не опускается ниже вызывающей планки в 10%, что в значительной степени объясняется высокими ценами на нефть, газ и другие природные ископаемые, которые страна добывает в большом количестве.

В актив эпохи Путина также можно записать возрождение национальной гордости, чувства, которое, казалось, было окончательно утрачено после балаганного фарса, продолжавшегося на протяжении обоих президентских сроков Ельцина. Тем не менее, было бы ошибкой считать, что Медведев - готовый продукт в заводской упаковке. Он, не теряя времени даром, стал 'обрабатывать' журналистов и предстал перед ними таким, каким призваны видеть его соотечественники: человеком, безусловно, скромным, но чувствующим себя вполне комфортно в своей новой роли и осознающим права и обязанности, которыми наделяет его конституция. Кроме того, он особенно тщательно подчеркнул, что у президента свои полномочия, а у премьер-министра - свои. Это не может не напоминать слова некоего Лорана Фабиуса (Laurent Fabius): 'Он - это он, а я - это я'.

По иронии судьбы, на которую щедра история, этот разворачивавшийся на глазах у всего мира спектакль со сменой ролей происходил в тот самый момент, когда в России наблюдается подъем, коего не было со времен, наверное, Екатерины Великой, а Америка катится по наклонной плоскости, благодаря своим военным неудачам в Ираке и Афганистане, экономическому и финансовому кризису, который, вполне вероятно является предвестником нового краха, и совершенно очевидной утрате престижа во всем мире. Еще два десятилетия назад мы с трепетом ждали начала битвы гигантов. Потом мы опасались, что миром будет править одна единственная держава. Возможно, сегодня мы на пороге нового открытия - в будущем первую скрипку на планете будут играть совсем не те страны, что мы предполагали. Слишком футуристический сценарий? Будем надеяться, что нет, ибо в противном случае будет слишком поздно, как радоваться, так и лить слезы.

* Лоран Фабиус - французский политический деятель. Вся его политическая карьера прошла под покровительством Франсуа Миттерана. Занимал посты министров - по вопросам бюджета, а также промышленности и научных исследований. В 1984 году стал самым молодым премьер-министром за всю историю Франции.

(Вернуться к тексту статьи)

______________________________________

Время для новой стратегии в отношении России ("The International Herald Tribune", США)

Выборы в России: страну захватили "люди в черном" ("The Economist", Великобритания)

Россия: Дым над водой("New Yorker", США)