Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружила и перевела наш читатель Italia, за что мы ей крайне признательны

__________________________________________________

Косовская Митровица

Передвигаться по дорогам войны - это профессиональная тренировка, в которой важен опыт. Между Приштиной и северной Митровицей войны нет, но хорошо развитая привычка быть наблюдательным помогает состариться во здравии. Быть начеку в эти дни просто необходимо. Число натовских бронемашин, встречающихся на дороге в качестве "дорожной полиции" с пушкой, - это хороший термометр. Чем больше их встречаешь, тем горше те сюрпризы, которые тебя ожидают. Самое горькое в эти дни в северной Митровице - упрямство сербов.

Проблема в том, что для того, чтобы туда добраться, ты должен пересечь "фронтовую линию", то есть, тот мост через реку Ибар, который раньше объединял две части Митровицы, а сейчас обозначает демаркационную этническую линию. К югу - албанская часть, на север - сербская. Говорят, что это одно Косово, к тому же независимое, но не все с этим согласны. С другой стороны реки гигантский транспарант, который предупреждает тебя, что "Косово- это Сербия". Въезжаю с юга на машине с номерным знаком Приштины, разбитом 'Мерседесе' Янеца, нашего албанского друга-водителя, который спокойно разговаривает с оператором RAI (итальянское гостелевидение - прим. пер.) Микой Стоичичем на сербском языке. Обычно этот мост пересекаешь пешком: албанская машина остается на одном берегу, машина сербского таксиста ждет тебя на другом.

"Подлецы, они хотели устроить кровопролитие"

Сцена из некоторых фильмов о "холодной войне": обмен пленными между США и Советским Союзом в Потсдаме, на знаменитом шпионском мосту Glienicker Bruecke. Жаль, что сегодня косовский мост закрыт, охраняется. Несколько международных полицейских UNMIK появляются только на албанской стороне. Для объяснения достаточно серпантина колючей проволоки и противотанковые заграждения на дороге. Въезжаешь с юга, по дороге "Рыба", или "Акула", если истолковывать рисунок, который заменяет топонимику для международных войск, и который вообще непонятен. Потом сворачиваешь на Белград, и, какое совпадение, оказываешься на дороге "Змея", может быть, "Кобра". Приятная в системе дорожных знаков НАТО деталь - увидеть фигурку с числом танков, которые может выдержать мост, по которому ты идешь. Два танка вместе, или один за другим по очереди, с переменным односторонним движением. Мы весим мало и проходим спокойно, присматриваясь к флагам, расцвечивающим дома в этой зоне неопределенной принадлежности. Когда заканчиваются американские и албанские, расположенные рядом, значит, ты пришел. Албанцу Янецу нужно возвращаться, а там, где видишь горизонтальный триколор, найдешь сербского Сандокана салгарского Косово. (итальянский писатель Эмилио Салгари и его приключенческие романы "Сандокан" и "Отмщение Янеца" - прим. пер.).

Нехорошее предчувствие разлито вокруг, небольшого весеннего снега, выпавшего ночью, недостаточно, чтобы охладить души. Эти люди, ощущающие себя на войне, в своей системе знаков рисуют нас стервятниками. В баре "Dolce Vita" кофе-эспрессо такое же вкусное, неразбавленное, как и улыбки. 'Italijanski novinari' больше не рекомендация. Это они рассказывают мне, что слышали по радио о том, что итальянское правительство решило открыть свое посольство в Приштине. Вспоминаю, когда во время бомбардировок Белграда Д'Алема (министр иностранных дел Италии - прим. пер.) озаботился уточнением, что итальянские истребители-бомбардировщики не ограничивались сопровождением, а участвовали в бомбардировках на самом деле. Благословляющая мысль, направленная к Риму. И коллеги-сербы, с которыми я познакомился много войн назад, настаивают на своем. Трудно с ними не согласиться.

В конце концов, верх берет естественная славянская сердечность.

"Хочешь знать, что на самом деле произошло 17-го?"

"Конечно".

"Произошло то, что кто-то хотел кровопролития, но это были не мы".

"Вообще-то, летало много гранат. И украинский полицейский погиб от них".

"Да, кто-то бросал гранаты, но они стреляли из снайперских винтовок. Знаешь, кем были те люди в здании суда, который захватили UNMIK и НАТО в полном военном снаряжении и с десятками танков? Это были бывшие сотрудники Митровицкого суда, большинство - женщины, которые с прибытием UNMIK просто потеряли работу".

"Об этом никто не говорил".

"Мы говорили об этом, но вы нас не слушаете. Вы всегда говорите, что это пропаганда. И потом - провокация с датой. Низко. Подло".

Мы встречались с ним и тогда, 17 марта 2004 года, с моим другом-сербом. Именно в Митровице. В те дни шла война, охота на сербов во всем Косово, горели подожженные дома и больницы, православные церкви и монастыри. Это называется этническая чистка.

UNMIK и НАТО, действующая с позиции силы, затеяли ссору даже в ООН. Командующий международной полицией в Митровице Джерард Галлуччи (Gerard Gallucci) подал в отставку в знак протеста. Итальянское имя, американский паспорт и гражданство: вне всяких подозрений.

В рапорте, направленном в ООН, Командующий UNMIK обвиняет: "Операция по восстановлению законности и порядка привела к уничтожению порядка и законности. Если бы полиция вмешалась в другой день, не проводя арестов людей, занявших здание суда, мы, наверное, могли бы праздновать победу".

В этот момент мы можем говорить о бесславном поражении на Ибаре. Международная полиция выставлена между северной Митровицей и подлинной Сербией. Свободная территория, где движение через линию косовской границы, уже один раз разрушенной, происходит даже без прохождения таможни. Вокруг только военнослужащие НАТО, и тех мало. Вертолеты, которые всегда в воздухе бронированные группы KFOR, наблюдающие за всем этим.

Вернувшись в Приштину к своим албанским друзьям в день праздника отца (19 марта - день св. Джузеппе, - прим. пер.), по Интернету я узнал, что президент Соединенных Штатов подписал документ, разрешающий военную поддержку Косово. Читаю, что этот декрет вносит Косово в список стран, имеющих право получать военную помощь "с целью усилить безопасность Соединенных Штатов и способствовать миру в мире". Больше "оружия для мира" - неплохой оксиморон (сочетание противоположных по значению слов - прим. пер.), почти что как "гуманитарная война". Белый дом, читаю, "намеревается укрепить отношения между США и Косово в области безопасности, способствовать стабильности на Балканах и улучшить возможности Косово в борьбе с терроризмом, и участии в действиях по поддержанию мира и противодействия гуманитарным бедствиям".

Обучает "Деревня Италия"

Не успев даже решить, смеяться мне или плакать, как поступают новости из дома. Косовская албанская армия, которую Буш готов обучить, будет пропорциональна стране. Две тысячи пятьсот профессионалов. Некоторые будут из старой UCK (вооруженные антисербские повстанцы образца 1998 года), немного новых рекрутов, умеющих пользоваться как старым АК47, так и новыми современными военными игрушками. Маленькая армия с маленькими танками, маленькими вертолетами, маленькими пушками. Для "поддержания мира", как говорит Буш.

Настоящая же новость, как в рассказе любого шпиона, который держит тебя словно на иголках от нетерпения, как в "желтых" романах, в самом конце.

"Знаешь, кто будет организовывать, обучать и растить будущую национальную косовскую армию?"

Нет, конечно.

"Итальянский контингент НАТО. "Деревня Италия", над Печем. Нет, сейчас это Пейя".

Мои источники достоверны. Не знаю, так же достоверны ли источники Министерства иностранных дел и Министерства обороны. Некоторые из них знают это. Не знаю, знают ли все члены итальянского правительства. Несомненно, не знает большинство членов парламента и итальянских граждан. Сюрприз, в общем, в ожидании предвидимых и лживых опровержений.

Тем временем, с моим осведомленным источником мы говорим о европейской миссии EULEX, которая уже вторгается в Косово с евро, валютой евро ЕС, пожирающей доллар. Сигнал тревоги исходит от австрийской "Die Presse", цитирующей источники в Еврокомиссии. Согласно газете, "самый престижный проект ЕС рискует провалиться после насилия, произошедшего в понедельник в Митровице. Если ситуация успокоится, то неизвестно, сможет ли EULEX начать работу в середине июня, как было предусмотрено заранее, когда полицейские и юристы ЕС должны будут взять на себя часть работы UNMIK. Миссия ООН, в самом деле, остается в Косово дольше, чем планировалось".

Другими словами, и как уже было объявлено в "Il Manifesto", ООН не собирается уходить отсюда, и, прежде всего, не имеет никакого желания уступать дорогу миссии Евросоюза, у которой нет никакой легитимной формы. Миссия Косово, заканчивающаяся в июне, уже, фактически, рефинансирована. Отсюда вытекают практические проблемы: где расположатся 2 000 человек EULEX? Бывшее административное здание UNMIK на проспекте Косово поле не освободится. Также как и расположенная рядом казарма особого многонационального подразделения (наши итальянские карабинеры).

Нет ни общей логистики, ни проекта, ни общего будущего. И приключение Косово еще только начинается. Пока что очень разозлилась только Сербия. Но пройдет немного времени, и отреагирует само албанское Косово, когда огромной массы прибывающих денег не хватит, чтобы скрыть ложь и данные обещания.

___________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Italia

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

___________________________________________________

Сербия предлагает разделить Косово по этническому принципу ("The International Herald Tribune", США)

Столкновения на границе ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.