В эксклюзивном интервью 'Джорджиан таймс' президент Центра Никсона и издатель аналитического журнала 'The National Interest' Дмитрий Саймс беседует о новых вызовах Грузии, политической обстановке и российско-американских отношениях.

Дмитрий Саймс: К сожалению, Грузия все больше и больше становится полигоном противостояния между, с одной стороны, Америкой и союзническими странами НАТО, а с другой стороны, - Россией. Вырисовываются две взаимоисключающие позиции: с одной стороны, мы имеем администрацию Буша, которая считает, что будет конструктивным, если все европейские страны новой демократии станут членами НАТО, и с другой стороны, - Россия, воспринимающая расширение альянса как опасность. Россия особенно встревожена возможным членством в этом Блоке Грузии.

Если окинуть взглядом весь спектр, наверное, в отношениях Америки и России Грузия - самое взрывоопасное место. Грузия - единственное место, где действительно может произойти серьезный конфликт между Америкой и Россией.

'Джорджиан таймс': Америка готовится к президентским выборам. Может, коротко сформулируете внешние приоритеты кандидатов в президенты (Маккейн, Обама, Клинтон)? Ожидаете ли вы значительных перемен во внешней политике в отношении Грузии?

- Очевидно, что сегодня среди кандидатов в президенты Америки активнее всех поддерживает правительство Саакашвили и вступление Грузии в НАТО сенатор Маккейн. Затем идет сенатор Хиллари Клинтон, главный советник которой Ричард Холбрук. Она тоже в восторге от возможного членства Грузии в НАТО, хотя другие представители ее команды более осторожно подходят к быстрому расширению НАТО.

Сенатор Барак Обама, несмотря на то, что у него в советниках Збигнев Бжезинский, меньше всех желает втягиваться в противостояние России с другими державами.

Впрочем, риторика - не лучший советчик в прогнозах. Окончательно многое будет зависеть от того, как поведет себя новый глава Белого Дома. Одно факт: ни один не развяжет войну с Россией из-за Абхазии и Самачабло, потому что, когда становятся президентами, им прибавляется ответственности и они гораздо более осторожны

- Что вы можете сказать о независимости Косово? Не будет ли использован пример Косово?

- Администрация Буша не раз заявляла, что Косово не является прецедентом, однако даже несколько влиятельных чиновников Госдепартамента в личных беседах признают, что с точки зрения законности, Косово - очень сложный случай. Очевидно, что Россия, как и непризнанные правительства Абхазии и Самачабло, считают, что Косово создает прецедент для мировой практики, и будут действовать соответственно.

- Что предпримет Америка, если Россия, с учетом примера Косово, признает независимость сепаратистских регионов Грузии?

- Не думаю, что Россия официально признает независимость Абхазии и Самачабло, пока членство Грузии в НАТО не станет неминуемым. Но если Россия признает сепаратистские регионы, на протест Америки не последует какой-либо результат из Москвы. Убежден, что администрация Буша и союзнические страны НАТО дадут очень резкую оценку этому шагу России, но Россия, пользуясь правом вето в Совете Безопасности ООН, не даст ООН права учредить против себя санкции. Если подобное вообще произойдет, ООН не сможет принудить Россию изменить свое решение. Ни Америка, ни НАТО не заявят о военной поддержке Грузии с целью восстановления ее территориальной целостности.

-Какую бы вы дали оценку ноябрьским событиям в Грузии? Что скажете о президентских выборах в Грузии?

- Президент Саакашвили выиграл выборы в первом же раунде. Он набрал немногим более необходимых 50 процентов. Оппозиция явно не признает выборы справедливыми. Америка не очень информирована о процессах в Грузии, а те люди, которые знают это, настроены положительно по отношению к Саакашвили. Однако в поддержке Америки заметна явная трещина. Той слепой любви, которую питали в Вашингтоне и Нью-Йорке, сейчас уже нет.

- Центр Никсона часто характеризуют как опору идеологии Realpolitik. На взгляд 'реалистов', как в ближайшем будущем станут развиваться отношения России и Америки?

- На международной арене позиция России как державы все более возрастает. Россия не является демократической, во всяком случае, в настоящее время не отвечает стандартам западной демократии. Очевидно, что Россия готова использовать экономические рычаги с целью давления, особенно в своем регионе. В интересы Америки входит защита суверенитета соседних с Россией стран, а также их право развиваться демократично и в направлении демократии. Однако для Америки не является главным приоритетом членство Грузии в НАТО, когда в ней нарушена территориальная целостность и она ведет эмоциональный спор с Москвой. Соединенным Штатам Америки необходимо сотрудничество России в вопросах нераспространения ядерного оружия и борьбы с терроризмом. Это не значит, что тем самым Америка успокаивает' Россию, но Абхазию и Самачабло она не сможет поставить выше всего.

- Члены правящей партии обвинили Центр Никсона в том, что его финансируют из России, в частности, из 'Газпрома'. Почему ваш Центр не отреагировал на это заявление?

- Потому что непосредственно ко мне не обратились. Об этом заявлении мне сказали другие. Давайте, здесь же все выясним. Центр Никсона не получает и никогда не получал финансирования из 'Газпрома' и ни от каких-либо других компаний, прямо или косвенно управляемых российским государством. Если господина Саакашвили и его коллег действительно интересует этот вопрос, могли бы спросить у членов Совета Центра Никсона. Некоторые из них в последние годы лично встречались с Саакашвили, в том числе сенатор Джон Маккейн, Морис Гринберг, председатель Центра Никсона, генерал Чарльз Бойд и Генри Киссинджер. Соображения о том, что Центр Никсона получает финансирование из России, до такой степени абсурдны, чтоб кто-нибудь это серьезно воспринял. Но предполагаю, что некоторые сторонники Саакашвили. которые получают из Америки серьезное финансирование, считают это естественным думают, что все получают деньги от правительств другой страны.

- Судя по вашим статьям и трудам, Вы внимательно наблюдаете за грузинской политикой. Можете ли сравнить политику бывшего и нынешнего президентов Грузии? Кто был лучшим политиком на внутреннем и международном фронте?

- У меня была возможность встретиться со всеми тремя президентами Грузии - Звиадом Гамсахурдиа, Эдуардом Шеварднадзе и Михаилом Саакашвили. Между прочим, господин Саакашвили дважды выступал с речью в Центре Никсона, один раз как оппозиционер, второй раз - как президент. Эдуард Шеварднадзе действительно был самым опытным и эффективным, пока его имя и авторитет не обесславили созданные в стране проблемы.

Президенты Гамсахурдиа и Саакашвили - оба националисты. Гамсахурдиа опирался на личные ресурсы и, исходя из своих убеждений, шел на очень большой риск. А президент Саакашвили в противостоянии с Москвой и грузинской оппозицией использует поддержку Америки. Грузины должны решить, насколько входит в интересы их страны агрессивная игра американской карты.

______________________________

Все комментарии - диагноз тоталитаризма (Реакция читателей ИноСМИ на статью в NYT)