Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Perevodchik, за что мы ему крайне признательны

__________________________________________________

7-го мая 2008 г. состоится инаугурация 42-летнего юриста Дмитрия Медведева как нового Президента Российской Федерации. Видимо, Медведев, в свою очередь, скоро назначит Владимира Путина Председателем Правительства РФ. Какое бы перераспределение власти, в конечном итоге, ни повлекли за собой эти события, они подразумевают, что, вероятнее всего, Медведев станет официальным лидером России. Это, как будет обосновано ниже, означает, что Россия получает серьезный шанс снова взять курс на политическую либерализацию и демократизацию. Это развитие также обеспечивает желанную возможность для западных правительств и организаций восстановить доверительные партнерские отношения с Москвой. Однако реконфигурация распределения главных портфелей в Москве также означает, что российская внутренняя политика вновь становится идеологической: аппарат Медведева может стать 'башней', вокруг которой будут концентрироваться либеральные и прозападные тенденции, а другой государственный институт может превратиться в центр притяжения многочисленных русских антизападных националистов.

В течение последних лет Медведев неоднократно публично позиционировал себя как человек умеренных взглядов, продемократический политик, чьи внешнеполитические предпочтения скорее проевропейские или даже прозападные. Это не удивительно, если принять во внимание раннюю политическую биографию Медведева. Оценки личности нынешнего заместителя премьер-министра часто фокусировались на взаимосвязи карьер Медведева и Путина в 1990-х. Меньшее внимание наблюдателей привлек тот факт, что Медведев стал демократическим активистом еще до встречи с Путиным, и что Медведев начал свою политическую карьеру в тот период времени, когда Путин еще работал резидентом КГБ в Восточной Германии. В конце 1988 г. Медведев присоединился к команде знаменитого российского демократа Анатолия Собчака и, де-факто, возглавлял успешную избирательную кампанию Собчака на выборах народных депутатов СССР. На тот момент Медведев являлся аспирантом и преподавателем кафедры гражданского права юридического факультета Ленинградского государственного университета, где Собчак был профессором. Путин познакомился с Собчаком раньше, в 1970-75 гг., будучи студентом международного права на том же факультете ЛГУ, где Собчак в 1973 г. начал работать ассистентом. Вступив в ряды КГБ после получении диплома, Путин, однако, не мог стать членом демократического движения Советского Союза конца 1980-х. Он начал свою политическую карьеру позже, когда в 1990 году был откомандирован КГБ в международный отдел своей альма-матер и возобновил знакомство с Собчаком.

В отличие от Путина, не только Собчак, но и Медведев были в 1988-89 гг. среди тех, кто рисковал своими профессиональными карьерами (если не больше), выступая публично с критикой сталинизма и в поддержку перестройки Горбачева. Если бы в 1989 г. произошел консервативный переворот, то Собчак и Медведев могли бы лишиться своих рабочих мест. Путин присоединился к команде Собчака только после того, как последний был избран председателем Санкт-Петербургского городского парламента (Ленсовета) в мае 1990 г. В отличие от Путина, Медведев может считаться полноправным членом позднесоветского демократического движения, которое разрушило тогдашнюю однопартийную систему.

По этим причинам, избрание Медведева - новость более хорошая для российско-западных отношений, чем может показаться на первый взгляд, если рассматривать только совместный карьерный рост Медведева и Путина в течение 1990-х. Следующим российским президентом будет не только высококвалифицированный юрист и представитель относительно молодого поколения России, но и бывший антисоветский активист с демократическими рекомендациями. Видимо, следствием этого либерального прошлого является и откровенное неприятие Медведевым нового кремлевского понятия 'суверенная демократия' - формулы, созданной, чтобы оправдать правительственное манипулирование СМИ, партийной системы и гражданского общества. В эту общую картину вписывается и резкое осуждение Медведевым постсоветского крайнего национализма и антисемитизма.

В будущем, Западу придется не только принять во внимание, что высший официальный представитель России может считаться сторонником основных демократических ценностей, таких, как, например, политический плюрализм, разделение власти, принцип сдержек и противовесов и т.п. Западу также придется развить стратегию того, как относиться к наступающей идеологической поляризации российских элит и, как следствие, политической борьбе за будущий внутри- и внешнеполитический курс России. Избрание Медведева Президентом РФ и возникновение прозападной 'башни' в Москве не приведет само собой к тому, что Россия преобразуется в союзника ЕС или НАТО. Скорее, московская политика снова станет конфронтационной, поскольку восхождение молодого преемника Путина мобилизует и, возможно, объединит анти-западные группировки в различных сферах российской политики и общества и приведет к построению антидемократической 'башни' в российской политике. Есть опасения, что фракция циников в Кремле может, перед лицом повторной демократизации России 'сверху', сделать ставку на альянс с российскими ультранационалистическими группами и интеллектуалами, такими как Сергей Кургинян, Александр Дугин или Александр Проханов.

Тем не менее, восхождение Медведева, само по себе, может сыграть положительную роль для российско-западных отношений. Оно означает значительное усиление прозападного лагеря в российском обществе. Но оно также осложняет прогнозирование будущего развития российской внутренней и внешней политики. Западу придется выбрать благоразумный курс поддержки возможных продемократических изменений, инициированных Медведевым, не подрывая его авторитета в России. Российское общественное мнение и, особенно, дискурс московской элиты стали за последнее время до такой степени анти-западными, а особенно, антиамериканскими, что демонстративная поддержка со стороны Запада скорее ослабляет, нежели усиливает позицию общественного деятеля. Будущее России выглядит опять более обещающим, но и более непредсказуемым, чем раньше.

Ранняя версия статьи публиковалась после выдвижения Медведева кандидатом в Президенты в декабре 2007 г. в журнале 'Russia Profile' (www.russiaprofile.org).

Д-р Андреас Умланд - преподаватель Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, редактор книжной серии 'Советская и постсоветская политика и общество' (www.ibidem-verlag.de/spps.html), составитель двухнедельного 'Бюллетеня русского национализма' (groups.yahoo.com/group/russian_nationalism/).

_________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Perevodchik

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

_________________________________

Инаугурация Медведева сулит лишь неопределенность ("The New York Sun", США)

Новый лидер и длинная тень Путина ("The Independent", Великобритания)

Инаугурация Медведева: от перемены мест слагаемых... ("The Guardian", Великобритания)