Батька снова дружит с Россией. Вчерашние ссоры забыты, потому что он снова враждует с Западом. Выступление Александра Лукашенко с ежегодным посланием парламенту и народу можно назвать историческим. В тех тесных рамках современной истории, которая связана с Батькой. Новость заключается в том, что Александр Григорьевич совершил очередной политический кульбит. Он опять повернулся спиной к Западу, лицом к России.

Собственно, его цирковая политическая программа исчерпывается этими двумя номерами. Либо он грозит кулаком Кремлю, обещая уйти в Европу, либо наоборот. Однако Батька в своем цирке столь изобретателен, что следить за его прыжками - занятие для наблюдателей интересное. Хотя белорусов, конечно, жалко.

Например, год с лишним назад Лукашенко, говоря словами старого анекдота, 'рвало на Запад'. То есть вскоре после Нового года, когда у него с Путиным обострились дискуссии вокруг газопровода, президент Белоруссии заговорил о перемене вектора своей внешней политики. О своем желании порвать с жадными москалями и уйти на Запад.

Сперва, возложив всю ответственность за кризис на Россию, он сердечно поблагодарил Европу и США, которые 'в этой ситуации повели себя порядочно'. Разъясняя ситуацию слегка обескураженным, но привыкшим ко всему белорусам, Лукашенко пускал слезу: 'Они предложили нам поддержку. Это мы никогда не забудем'. Смахнув слезу, он, правда, снова начинал ругаться: 'Мы готовы сотрудничать хоть с чертом, хоть с дьяволом, чтобы обеспечить энергетическую безопасность'. Однако, закрывая тему, снова делился с согражданами большой дипломатической радостью: Европа с ним, с Батькой.

На самом деле Европа никакой поддержки ему не предлагала. Там, давно махнув рукой на Лукашенко вместе с его закадычным врагом Путиным, с тревогой ожидали разрешения топливного кризиса. Напротив, в Америке, напрямую не подключенной к трубопроводу 'Дружба', скандал откомментировали очень жестко. В том духе, что весь этот кризис, как выразился представитель Белого дома, вновь обозначил 'гнилую сущность режима Лукашенко'.

Однако Батька не сдался. Упорствуя в своем внезапном либерализме, он даже говорил о 'единых ценностях'. О желании белорусов 'быть прилежными учениками' западной демократии. Одновременно с этим, щедро расходуя черную краску, Лукашенко рисовал Западу истинный портрет кремлевского соседа - губителя союза двух братских народов и душителя белорусской свободы. Порой даже непонятно было, кто это все говорит - последний европейский диктатор или западный демократ, искренно озабоченный тем, что 'Россия играет своими... энергетическими мускулами и полагает, что снова может завоевать весь мир'.

Увлекшись, он даже ставил такой неполиткорректный вопрос: мол, 'как бы себя вела Россия, если бы' в Минске 'были американские, немецкие инвесторы'? И подкреплял тираду неожиданным выводом, смачно плюя против ветра: 'Ведь Россия на задних лапках дрожит перед американцами и другими'. Это была широкая игра - по всему полю с волчьей ухмылкой в сторону Кремля. Тут как бы обнаруживался замысел: порвать с Россией, уйти на Запад по примеру Грузии и Украины, и пусть они там, в Москве, локти кусают от горя. Пусть подавятся своим 'Газпромом'. Пусть пеняют только на себя.

Сегодня все по-другому. Размышляя на тему прав человека и прочих европейских чудес, он говорит, что Минск в переговорах с Евросоюзом готов на уступки и компромиссы, но только 'там, где это не касается фундаментальных позиций'. То есть личной власти Лукашенко и его разборок с оппозицией. А про оппозицию сказано с той абсолютной искренностью, которая так отличает Батьку от европейских лидеров, исключая разве что уходящего российского президента.

Путин, как известно, с неодобрением высказывался о тех, кто 'шакалит у иностранных посольств'. Батька сурово заклеймил 'гражданское общество', которое 'живет на подачки иностранного дяди'. В России на руинах этого общества учреждены Общественная палата и прочие 'правозащитные организации', борющиеся с педофилией. Лукашенко тоже считает, что 'гражданское общество должно расти на своей почве, без иностранных агрономов и удобрений'. А кто желает засорять родную почву заграничными удобрениями, тому прямая дорога в налоговую. Прямо во время выступления Лукашенко озаботил этой проблемой своего председателя Госконтроля.

Еще теснее смыкаясь с Россией, он прямо поставил в пример соседей. 'Если россияне, - кричал Батька, борясь с русским языком и с Западом, - видя наши недостатки или ошибки, никогда нас не шпыняли, не толкали делать то или это, то почему вы себе это позволяете?!'

Однако напоминать Батьке о том, как его 'шпыняли' и 'толкали' в Москве и что он сам вчера говорил по этому поводу - бессмысленно. Александр Григорьевич все помнит и сам. Просто сегодня он опять разочаровался в Западе, осознав, что его русофобия там никого не интересует, а выпустить всех своих политзеков и не избивать оппозицию Батька физически не в состоянии.

Слова мертвы без дел, и вот уже официальный Минск пробует на разрыв американо-белорусские отношения. Отравленные уже давно, они в конце апреля почти достигли дна, когда временный поверенный в делах США в Белоруссии Джонатан Мур был вызван в МИД и получил список сотрудников посольства, объявленных персонами нон грата. А в минувший четверг появились сообщения, что Госдепартамент США потребовал от Белоруссии закрыть свое посольство в Вашингтоне и консульство в Нью-Йорке. Правда, чуть позже этот почти военный сценарий был отвергнут, но Белый дом предупредил: разрыв не исключен, если Лукашенко не остановится.

Но его этим не испугаешь. Хотя он знает только два номера из цирковой политической программы, зато - назубок. И если понадобится, если звериная интуиция подскажет ему, что пришло время, - он опять насмерть разругается с РФ, опять заклеймит позором Кремль и всей душой потянется к цивилизации.

Но не сегодня. В эти дни вместе со всем недоумевающим человечеством он зорко следит за событиями в России. Заодно с российскими и западными элитами он пытается постичь, что означает новое кремлевское двоевластие, и на всякий случай делает реверансы в сторону Москвы. Он выжидает, равно изготовившись к дружбе и вражде.

На самом деле ему никто не нужен - только власть и деньги, чтобы оголодавший народ его не скинул. Но и он никому не нужен, куда бы ни рвался. Чем, собственно, и исчерпывается анекдот про Лукашенко - верного друга РФ, патриота и антизападника. Наблюдать все это со стороны хоть и забавно, но все же тягостно. Ибо анекдот старый, скучный и затянувшийся - как петля на горле у белорусов.

__________________________________

Темное царство ("The Economist", Великобритания)

Воинственность в Беларуси ("The Washington Times", США)