Медведь в России - больше, чем медведь, тем более, сейчас... Культ медведя как тотемного животного был распространен среди многих народов, населяющих Россию, однако было бы преувеличением считать его образ древним, объединяющим и мобилизующим на коллективные действия символом, с которым россияне отождествляют себя и свое государство. Таким символом была 'Родина-мать', о чем свидетельствует, например, советская пропаганда времен Второй мировой войны. Однако ближайшие годы будут благоприятствовать медведю.

В качестве символа России медведь появился, безусловно, на Западе, в XVIII веке. Он отражал варварство, агрессию, лень. Европейскость - символ цивилизации - это лишь его внешняя маска: для Готфрида Лейбница русские были 'крещеными медведями'. Как правило, с медведем отождествляется вся империя, хотя порой он становится символом только архаичной и отсталой России, которую безуспешно пытается реформировать просвещенная власть. Это вызывает у европейцев чувство собственного цивилизационного превосходства, но также страх (как бы не разбудить опасную бестию!), а порой - желание приучить ее или хотя бы посадить на цепь.

Такой образ России-медведя определяет границы цивилизованного мира, способствует созданию 'европейского' сознания (не зря ведь 'русскому' сознанию для анекдотов нужен чукча). Пробуждая страх, он помогает обосновать определенную внешнюю политику в отношении СССР и России. 'Хищный медведь' лучше убеждает рядового жителя Запада в необходимости расширения НАТО, чем самые совершенные политологические трактаты, которые все равно никто не читает. Страх перед общим врагом помогает созданию 'европейскости' так же, как антиамериканизм способствует формированию 'российскости'. Разумеется, Россия неоднократно давала своим соседям основания для страха, однако, если бы русского медведя не было, его бы следовало придумать. Общий враг объединяет. По тому же принципу 'враждебный' Запад годами помогает россиянам решать их психологические проблемы.

Русский медведь стал частью повседневности. Уже никто не задумывается о том, почему западные СМИ называют так российские бомбардировщики Ту-95 или россиян на ринге (например, Олега Тактарова). Он постоянный герой политических фельетонов и памфлетов и уже 300 лет занимает важное место в карикатуре. Порой у него бывают и позитивные коннотации, связанные с уважением к державной силе и верностью традиции. Для примера: в начале прошлого века американский историк и публицист Генри Адамс, пользуясь мотивами из басен Лафонтена, противопоставил Россию-медведя, как воплощение уравновешенной силы, растрепанной и поверхностной обезьянке Америке. Несмотря на то, что в Польше закрепилась поговорка о ссылке к 'белым медведям', в карикатуре Россия, как правило, выступает в качестве медведя бурого. Символ должен быть распознаваемым, а бурый медведь имеет в европейских культурах богатую семиотическую историю, уходящую корнями в Библию. Библейский медведь-бестия повлиял на позднейшее отождествление этого зверя с сатаной. В средневековой традиции он символизировал грешную, телесную природу человека. Конечно, мы находим и примеры уподобления России белому медведю. Одна из самых русофобских книг - альбом Гюстава Доре 'История Святой Руси', изданный во время Крымской войны - открывается рисунком, информирующим о том, что первый русский появился от союза белого медведя с самкой моржа.

В русской культуре образ медведя неоднозначен. В советскую эпоху в детских книгах и мультфильмах медведь был сильным и добродушным, что проявилось, например, в симпатичном московском олимпийском 'мишке'. Однако ранее, например, в сказках Александра Афанасьева, он, как правило, выступал в роли жадного и глуповатого пакостника.

Изменения в образе России-медведя произошли после распада СССР не без влияния глобализации и экспансии культуры Запада. Россия нуждалась в национальном, объединяющем символе, который был бы противопоставлен как коммунистической эпохе, так и Западу, что проявилось в создании новой модели мужчины, отличающегося и от советского порабощенного коллективиста, лишенного личности, а, тем самым, и мужественности, и от западного, эгоцентричного, избалованного 'метросексуала'. Российский мужчина должен символизировать самостоятельность, силу, отсутствие сомнений - характерные черты 'лихих девяностых'. Неслучайно логотипом мужского журнала 'Медведь' стал медведь во фраке.

Одной из важнейших задач политической пропаганды, которые ставила перед собой 'партия власти', начиная с парламентских выборов 1999 г., было наделение русского медведя позитивными коннотациями. Поэтому медведь стал эмблемой движения 'Единство', а вслед за этим - путинской партии 'Единая Россия'. Достаточно просмотреть заголовки статей, опубликованных в последние годы в мировой прессе ('Русский медведь возвращается', 'Пробуждение русского медведя', 'Русский медведь играет мускулами'), чтобы осознать значение этого символа в политике и культуре. На конкурсе World Press Cartoon в 2007 г. первое место заняла карикатура, представляющая президента Путина в облике медведя. Теперь, когда на его место пришел политик с 'медвежьей фамилией', роль медведя в политике возрастет многократно. Как пишет на страницах The Sunday Times профессор Роберт Сервис (Robert Service), директор Российского центра в лондонском Сент-Энтони колледже, 'Осторожно: Дмитрий Медвед... ев'.

______________________________________

Медведь выходит на арену ("The Economist", Великобритания)

Медведев оседлал русского медведя ("The Washington Times", США)

Двуглавый медведь на троне ("Tygodnik Powszechny", Польша)

СМИ Британии: "Брутальный, грязный русский медведь' ("SMI2", Россия)