Зная слабость Сильвио Берлускони к старым добрым анекдотам, позволю себе начать с анекдота брежневских времен. 'Наполеона спросили, что он думает о газете 'Правда'. 'Если бы у меня была такая газета, никто никогда не узнал бы о Ватерлоо', - ответил Бонапарт'.

Мир не узнал, что в ночь с 7 на 8 августа, после объявления о прекращении огня грузинские войска совершили агрессию против Южной Осетии, в буквальном смысле слова стерли с лица земли город Цхинвал, использовав ракетные установки 'Град', и убили около 2000 человек, абсолютное большинство которых составляли мирные жители. Так было уничтожено около 2% населения Южной Осетии, которое насчитывает всего 90 тысяч человек. Более трети ее жителей были вынуждены после этого бежать в Россию.

'Правды' давно уже нет в живых, но дело ее живет. Как же так получилось, что в начале XXI века мировая общественность, несмотря на существование глобальных масс-медиа, практически ничего не узнал о том, что российское руководство с полным правом назвало 'геноцидом'?

Информационная война

В самом начале этого конфликта на Кавказе некоторые российские аналитики забили тревогу: мы проигрываем информационную войну Грузии! Их можно было понять. Уже 8 августа CNN давала новости с Кавказа под рубрикой 'Россия вторглась в Грузию', а в мировом телевизионном эфире царил Михаил Саакашвили, который на хорошем английском артистично и самозабвенно доносил до мировой аудитории то, что Дмитрий Медведев жестко назвал 'враньем'. В распоряжение президента Грузии, которую Джордж Буш считает 'маяком демократии', были предоставлены все основные медиа-ресурсы глобальной информационной системы от CNN до Fox News, от BBC до Sky News.

В первые сутки этой новой войны, исход которой тогда еще не был до конца ясен, главной задачей международных СМИ было обойти факт грузинской агрессии, переложить ответственность за развязывание войны на Москву, затушевать факт массового истребления осетин. Эти задачи были выполнены с циничным блеском. Уже 13 августа Андре Глюксман* и Бернар-Анри Леви, опубликовавшие в 'Corriere della Sera' русофобский манифест 'Защитим Тбилиси', констатировали: 'Кто первым открыл огонь на этой неделе? Этот вопрос уже не актуален'. Кстати, именно эти лидеры 'новых философов' упрекали кремлевских политтехнологов в том, что они используют прием классической тоталитарной пропаганды: 'Чем больше ложь, тем жестче удар'. На деле же этот упрек нужно было адресовать, прежде всего, самой системе глобальных СМИ, где безраздельно доминируют США.

Примечательная деталь: к антироссийскому тексту Глюксмана и Леви 'Corriere della Sera' подверстала красный 'бокс' со страшной цифрой 1.700 и подписью 'Предварительные данные о жертвах конфликта в Грузии'. Необходимое уточнение - из этих 1700 жертв, около 1500 были на совести грузинских военных, о чем читатель, естественно, не мог даже догадаться из текста о коварстве и жестокости Москвы. Но факты - упрямая вещь. Вечером 12 августа министр здравоохранения Грузии Александр Квиташвили, выступая по национальному телевидению, сообщил, что в ходе пятидневной войны потери грузин составили 175 человек, включая гражданское население.

Итак, информационные войны в белых перчатках не делаются. Без сомнения, нам еще предстоит узнать многое, но некоторые подробности становятся достоянием гласности уже в эти дни. Скажем, корреспондент Fox News, бежавший от грузинских военных, которые на его глазах стреляли по гражданскому населению, заработал себе серьезные неприятности в собственной компании. А вот лишь одно из многочисленных свидетельств очевидцев, поступающих сейчас из Южной Осетии. 45-летняя москвичка Светлана Козаева, побывавшая 11 августа на родине в Цхинвале, рассказала газете 'Quotidiano Nazionale': 'CNN и BBC передают кадры из Цхинвала, но говорят, что они сняты в Гори. Я своими собственными глазами видела фальшивку. В одном из репортажей я узнала улицу моего родного города. Это была улица Героев'.

Чтобы не складывалось впечатление, будто на информационном фронте отличились только англо-американские масс-медиа, приведу один пример работы их итальянских коллег. В представительство 'РИА Новости' в Риме обратились несколько россиян, проживающих в Италии, которые имеют возможность смотреть как итальянское, так и российское (спутниковое) телевидение. Сначала по одному из российских каналов они увидели репортаж из Цхинвала, где пожилая осетинка в слезах рассказывала о сыне, который был убит еще во время первой войны Грузии против Южной Осетии в 1991 году. Теперь, спустя 17 лет она потеряла даже его последние фотографии, которые сгорели вместе с ее домом. Каково же было возмущение россиян, когда по итальянскому ТВ они увидели те же кадры, вот только старушка неожиданно превратилась в 'грузинку', пережившую российские 'бомбардировки'. Впрочем, стоило ли этому удивляться, если еще 9 августа директор службы новостей Первого канала государственного телевидения RAI Джанни Риотта лично пришел в студию во время вечернего эфира, чтобы возложить всю вину за войну на Владимира Путина, который 'показал свое истинное лицо', и на Россию, которая любой ценой хочет вновь стать великой державой. Но ложь превращается в 'правду' только после многократного повторения. И вот уже во время трансляции торжественной церемонии закрытия Пекинской Олимпиады комментатор RAI трагическим голосом вещал: '8 августа Россия вторглась в принадлежащую Грузии Южную Осетию'.

Но, конечно, даже руководители телеканалов не смогли бы обеспечить успех информационной баталии, если бы роль главного ньюсмейкера не взял на себя сам грузинский президент. Саакашвили отнесся к этой работе с завидным рвением, понимая, что от ее результатов зависит его политическое выживание. Корреспондент 'The Times' в Грузии сообщал 13 августа, что на мобильные телефоны иностранных журналистов в дни конфликта приходили до 20 sms от грузинской стороны, в которых рассказывалось то об 'интенсивной бомбежке Тбилиси', то о взятии российскими войсками Гори. На поверку эти сообщения зачастую оказывались элементарной дезинформацией, но в эфир многие коллеги выходили со словами: 'Здесь только что появилось сообщение...' Так создавались информационные поводы, которые на следующий день переплавлялись в звонкие 'шапки' ежедневных газет.

Заметим, делалось все это по американским рецептам, многократно опробованным еще во время 'гуманитарной интервенции' в Югославии, и в соответствии со строго научными правилами по формированию/манипулированию общественным мнением. Замалчивание 'неудобной' информации, смещение акцентов с фактов на эмоции, искусственное провоцирование гнева и возмущения широкой публики, циничное морализаторство - все это неотъемлемые элементы пропагандистских конструкций, примененных на последней стадии развития 'грузинского проекта США' (выражение Сергея Лаврова). Как известно, современная теория управления общественным мнением оперирует, в частности, понятием 'пороговая динамика'. Оно предполагает, что при фактически равном праве на существование двух противоположных представлений, можно предпринять определенное информационное усилие, чтобы сдвинуть ситуацию в нужном направлении. В этом случае информация преодолевает порог и прорывается к массовому потребителю, не оставляя практически никакого пространства для иной точки зрения. Собственно говоря, эта методика и была реализована совместными усилиями Саакашвили и его опытных наставников.

Естественно, информационная война не сводится только к этим прикладным методикам. Речь идет о значительно более широком контексте, в котором происходит глобальная борьба за интерпретацию реальности. Это каждодневная и очень тонкая психологическая работа, в том числе, с ожиданиями и фобиями людей, которая ведется с учетом национальных, культурных и религиозных особенностей различных регионов. Инструментом для проведения этой работы как раз и являются глобализированные СМИ. В функционировании этой системы большое значение имеют ранее сформировавшиеся предубеждения и стереотипы, а также представления руководителей СМИ о том, что является новостью, информационной сенсацией, а что - нет. В данном конкретном случае война между никому не известной на Западе Южной Осетией и Грузией новостью не являлась, а война между Грузией и Россией, а тем более противостояние между Россией и США были настоящей сенсацией (один из итальянских коллег объяснял мне эту коллизию в терминах 'это sexy, а это - точно нет').

Итак, после грузинской провокации 8 августа глобальная информационная система начала работать на полных парах. Так проиграла ли Россия информационную войну Грузии или Западу? Ответ прост: нет. Она ее просто не вела.

Российский феномен

'Мы дети в том, что касается методов использования СМИ, просто дети. Стараемся научиться у старших товарищей, у которых десятилетиями накапливался этот опыт, опыт использования четвертой власти'. Это горькое признание принадлежит главе МИД России Сергею Лаврову, который в какой-то момент был вынужден взять на себя основную ответственность за разъяснение российской позиции в связи с ситуацией в Южной Осетии. Мы не просто дети, мы с советских времен не умеем вести информационные войны и, в сущности, никогда их не выигрывали. То, как Москва начала действовать в информационном поле сразу после начала конфликта в Южной Осетии, однозначно демонстрирует, что агрессором мог быть кто угодно, только не Россия. Ведь в современном мире при подготовке войны не учитывать информационную составляющую просто нереально! Но это вовсе не утешает. Москву в очередной раз застигли врасплох, как будто не было ясно, к чему идет дело на Кавказе.

Чего же не сделала Россия?

1. В оперативном отношении:

- Не предоставила в кратчайшие сроки документальные свидетельства геноцида, совершенного в Южной Осетии по приказу Тбилиси.

- Не организовала максимально широкий доступ для всех желающих российских и иностранных журналистов в зону конфликта.

2. В тактическом отношении:

- Не подготовила превентивных разъяснительных мер относительно ситуации, складывающейся на ее кавказских границах, в частности, в Южной Осетии.

- Не организовала информационную кампанию с разъяснением того, кем на самом деле является Саакашвили, и какой режим ему удалось создать в Грузии.

3. В стратегическом отношении:

- Не сформировала когорту уважаемых и авторитетных российских ньюсмейкеров и аналитиков, которые бы могли в рамках глобальной медиа-системы убедительно и внятно формулировать и доводить до мирового общественного мнения позицию Москвы по принципиальным международным проблемам.

- Не создала предпосылки и инструменты для вхождения таких российских представителей в глобальное медиа-пространство. Это тем более важно, поскольку существующая в России система СМИ создана исключительно для решения внутренних проблем.

Глобальный противник

В свою очередь Западу в очередной раз удалось максимально эффективно использовать глобальную медиа-систему против России. Каким образом?

1. В оперативном отношении:

- 'Парадокс Давида - Голиафа'. Западу удалось представить в масс-медиа конфликт между южноосетинским Давидом (90 тысяч человек), защищающим свое право на жизнь, и отравленным национализмом грузинским Голиафом (почти 5 миллионов человек), как конфликт между грузинским Давидом, защищающим ценности западной демократии, и российским Голиафом (почти 150 миллионов человек), одержимым имперскими амбициями.

2. В тактическом отношении:

- 'Комплекс нефтегазового крана'. Резко обозначившаяся в последнее время зависимость Запада, прежде всего ЕС, от российских энергоносителей воспринимается общественным мнением не как 'взаимозависимость', по терминологии Москвы, а как предпосылка для будущего энергетического шантажа (отсюда, кстати, и появление сюжета о якобы имевшей место бомбардировке нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан).

3. В стратегическом отношении:

- 'Имперский синдром'. Антироссийская информационная кампания пришла на смену антисоветской кампании после непродолжительного периода, связанного с распадом СССР и резким ослаблением позиций Москвы на международной арене. В последние годы она имела несколько очевидных пиков: дело 'ЮКОСа', трагедия Беслана, дело Литвиненко, президентские выборы 2008 года. Эта кампания базируется на откровенно предвзятом отношении к России, негативные стереотипы которого формировались у Запада на протяжении веков и с особой силой были закреплены в общественном сознании в годы 'холодной войны'.

Основной парадокс

Москве еще предстоит окончательно осознать, что современная Россия явно не нравится Западу. 'Думаю, что на Западе, в частности, в США, есть консенсус в отношении крайне негативного имиджа России, который там существует и в элите, и в истэблишменте, и в массовом сознании', - заметил недавно директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности в Вашингтоне Николай Злобин.

Естественно, это не отменяет жизненную необходимость для Запада сотрудничать с Россией в экономической сфере и при решении глобальных мировых проблем.

Но негативный образ, сформированный и тиражируемый глобальными СМИ, Россия реально может изменить, только став неотъемлемой частью этой медиа-системы, что гораздо труднее, чем вступить в 'большую восьмерку' или ВТО. Все остальные меры, в том числе, и перечисленные в данной статье, все равно не могут кардинально переломить ситуацию.

Совершить же этот шаг России не удастся, как минимум, по двум причинам: она не готова сделать свою национальную медиа-систему открытой, а доступ в глобальную систему, где доминируют США, для нее по определению закрыт.

В этом и состоит основной парадокс. Получается, что либо должна измениться Россия, либо должна измениться глобальная система масс-медиа. Напомним, что эта система является неотъемлемой частью нового мирового порядка, который пришел на смену биполярному миру, сложившемуся после Второй мировой войны. Крушение СССР и неожиданная (для Запада) победа в 'холодной войне', последующая девальвация роли ООН, апробация концепции 'гуманитарной интервенции' в бывшей Югославии и осуществление 'экспорта демократии' по всему миру - все это способствовало созданию миропорядка, в котором глобализированные СМИ призваны обеспечивать жесткое доминирование Соединенных Штатов. Создание принципиально иной системы мировых СМИ, инициаторами чего в перспективе могли бы стать страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), на деле означало бы ревизию этого миропорядка.

* - У пользователей российского Интернета давно существует единица измерения параноидального неприятия всего, связанного с Россией, - 1 'глюк'. Название образовано от фамилии Глюксмана и в молодежном сленге означает 'галлюцинация'

* * * * * * * * *

Саакашвили: Мы перестали быть марионетками кремлевских му...ов (Сообщество читателей ИноСМИ)

Анатомия московской лжи (Сообщество читателей ИноСМИ)

Из Тацита: "Саак Свирепый, Царь Колхов"(Сообщество читателей ИноСМИ)

Сергей Доренко: Нам принесут Грузию в подарочной упаковке (Сообщество читателей ИноСМИ)

___________________________________________

Еще раз умоляю - не судите по ИноСМИ! ("Эхо Москвы", Россия)

Россия против Америки: ставки в игре глобального кризиса ("Limes", Италия)

Розовый лист ("Limes", Италия)

Мы шьем дратвой по мешковине, а там - шелком по батисту ("Новая газета", Россия)

"Самый главный солдат Грузии - PR-консультант Червь" ("REGNUM", Россия)

Грузия проигрывает России в бою, зато выигрывает в информационной войне ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.