Во время посещения Баграма, главной базы и штаб-квартиры американских войск в Афганистане, вице-президентом США Ричардом Чейни на расстоянии менее 100 метров от бункера, где он находился, подорвался талиб-смертник, убив 23 человека и ранив втрое больше. Произошло это 27 февраля 2007 года. Через полгода, также внутри охраняемого периметра этой базы сработала взрывчатка на теле другого шахида. Наконец, в начале нынешнего марта здесь же подорвались еще два шахида.

В тот же день от аналогичной атаки погибли три пехотинца на базе канадских сил в Кандагаре. А в общей сложности только от подрывов шахидов в текущем году выведены из строя более 50 солдат и офицеров США и НАТО в Афганистане.

Как могли эти самоубийцы проникать на тщательно охраняемые объекты? Вот как ответил на этот вопрос журналистам Эли Краковски, бывший высокопоставленный сотрудник министерства обороны США, эксперт по проблемам терроризма: 'С той системой безопасности, которая тщательно продумана, такое не должно было произойти, особенно, когда на самой базе находится вице-президент США. В таком случае меры безопасности обычно усилены. Чтобы попасть на американскую базу в Баграме, надо пройти несколько проверочных пунктов - внешних, афганских, и внутренних, американских'.

Из ряда вон выходящий случай террористической атаки на вице-президента США заставил спецслужбы с самой высокой тщательностью проверить пути проникновения на такие объекты, как штаб-квартира в Баграме, база в Кандагаре и другие. Выяснилось, что с подобного рода нападениями американские и коалиционные войска сталкивались неоднократно и во всех случаях талибы, если это были не смертники, появлялись и исчезали внезапно, как будто сквозь землю проваливались. Дальнейшее расследование показало, что внезапные атаки и исчезновения противника объясняются использованием вентиляционных колодцев и туннелей-водоводов подземной системы местного водоснабжения - кяризов.

Еще, пожалуй, со времен Александра Македонского афганцы роют подземные водоводы - кяризы. В этой знойной, высушенной солнцем стране выжить можно только за счет грунтовых вод. И поэтому из поколения в поколение копают крестьяне колодцы, порой глубиной до 50 метров, соединяя их между собой подземными ходами. Почти каждая деревня имеет широко разветвленную сеть кяризов, по которым сочится живительная влага, сливаясь в тонкие ручейки и где-то за сотни метров выходя на поверхность, чтобы дать жизнь садам и виноградникам.

Кяризы обычно небольшие по объему, но длина их может достигать десятков километров. Этот способ используется тысячелетиями не только в Афганистане, но и в Пакистане, Иране и на Ближнем Востоке.

В Афганистане, по весьма прикидочным данным, насчитывается около 7 тыс. кяризов. Кяризные системы находятся главным образом на юге и юго-западе страны, больше всего их в провинциях Газни (более 1 500), Пактика (около тысячи), Забуль (свыше 750), Нангархар (около 500), Пактия (более 500), Кандагар (свыше 600). Весьма важным аспектом кяризной проблемы является то, что именно эти провинции граничат с Пакистаном, точнее с самоназванным 'Исламским эмиратом Вазиристан'. Многие из кяризных систем этих провинций продолжаются в 'Эмирате'.

В Афганистане кяризы еще во времена советской оккупации служили подземными убежищами, арсеналами и путями маневра моджахедов, а также для поставки оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. В ходе боевых действий в 1980-1989 годов 40-я армия и приданные ей части вплотную столкнулись с кяризной проблемой. Вначале эта система была косвенной причиной немалых потерь, главным образом из-за того, что командование дивизий и полков, не говоря уж о командирах подразделений, понятия не имели о самом существовании кяризов, тем более - об устройстве и расположение сети поземных водоводов.

Так продолжалось примерно до 1983 года, когда директивой Генштаба была создана специальная группа для исследования 'кяризной проблемы' и выработки рекомендаций для полевых войск. Ее работа продолжалась почти год и чрезвычайно осложнялась полным отсутствием достоверной информации о местонахождении кяризных систем. А вскрытие всей сети подземных галерей имело, пожалуй, главное значение для спецгруппы.

В результате родилась инструкция по действиям мотострелковых подразделений на местности, где находились кяризные сети. Особое внимание в ней было уделено способам борьбы с 'духами' непосредственно в тоннелях, потому что там уничтожение моджахедов сопряжено с большими трудностями и можно разрушить систему водоснабжения, а цели боя не достигнуть.

В общем виде эта инструкция сводилась к следующим рекомендациям: для досмотра кяризов и уничтожения в них моджахедов создавались специальные группы во главе с опытными офицерами. Через выходы с помощью громкоговорителей моджахедам предлагалось сдаться. Если они отказывались выйти из галереи, то принимались меры по их выкуриванию или уничтожению. В кяризные колодцы, размещенные рядом друг с другом, опускались заряды взрывчатки и одновременно подрывались. Галереи забрасывались дымовыми гранатами и шашками.

Но, учитывая свойственную советской военной ментальности полную неполиткорректность, войсковые командиры, как правило, действовали на порядок проще и жестче. Вместо досмотра подземной галереи туда спускали жителя ближнего кишлака, и, если его там не убивали, тогда шли разведчики. Если вблизи кяризной линии подбивали бензовоз или он просто ломался, его подтаскивали к скважине, сливали горючее и поджигали из ракетницы. Иногда же все колодцы в полосе действий подразделения взрывались превентивно. Применялись также термобарические боеприпасы, разрушавшие туннели на большом протяжении. Учитывая, что кяризные сети были, как правило, единственной системой ирригации и водоснабжения, легко представить себе, какой урон наносился местному населению и земледелию.

Тем не менее, несмотря на такого рода разрушительные действия советских оккупантов против кяризных систем Афгана, их осталось вполне достаточно для боевых действий талибов против войск НАТО и США. Странно только, что командиры экспедиционных подразделений очень долго не принимали во внимание неожиданные атаки талибов в местах недавно проверенных или заминированных и огражденных. Между тем талибы не раз применяли отработанные еще в 80-х годах приемы подземного маневрирования для выхода во фланг и тыл противника.

Прозрение наступило сравнительно недавно. Способствовало ему то, что талибы зачастую используют стандартные приемы боя. Встречая сопротивление, американские подразделения, как правило, останавливались, определяли объекты для поражения, а затем, с целью обеспечения безопасности, отходили от объектов на полмили и более. Талибы по кяризам передвигались вслед за ними, выходя из зоны огня, который американцы открывали перед атакой. А с началом наступления оказывали неожиданное сопротивление с рубежа, который ранее был пройден, и этим наносили большие потери.

При действиях в зеленой зоне экспедиционные подразделения во второй половине дня отводились в исходное положение или другое безопасное место для отдыха. Талибы выдвигались по тоннелям на фланги и в тыл отходящих подразделений и с наступлением темноты поднимались по кяризам на поверхность за линией боевого охранения и неожиданно открывали огонь.

К сожалению, только весной 2006 года, когда число таких нападений значительно выросло, командование союзных войск обратило серьезное внимание на действия 'туннельных крыс' ('tunnel rats'), как прозвали их американские и канадские солдаты. Между тем в статье журнала Army 'Анализ материалов, раскрывающих формы и способы борьбы с талибами в Афганистане', сообщается: только за период 2006-2007 годов на маршрутах движения колонн, вплотную соприкасающихся с кяризной системой, совершено 318 нападений и диверсий, обстрела и минирования.

Однако командование американо-натовских сил в Афганистане и сегодня не стремится использовать девятилетний советский опыт борьбы с моджахедами и арабскими шахидами. В какой-то мере это объяснимо: разные политические и стратегические цели, неодинаковая военная группировка, оснащенная намного более совершенным оружием, и многое еще, отнюдь не способствующее такому стремлению.

Но если речь идет о противнике, его тактике и вооружении, которые почти не изменились со времен советской оккупации, то отказ от изучения советского опыта представляется неразумным. И с первую очередь - когда речь идет о борьбе с 'туннельными крысами'

Есть пока только один пример изучения этого опыта. Командование военной базы канадских войск в городе Кандагаре (KAF), после ряда диверсий, пригласило специалиста из России, который в этом городе занимался кяризной проблемой. Вот что он об этом рассказал корреспонденту РИА 'Новости': 'Цель поездки в Кандагар была одновременно интересной и очень ответственной: мы должны были попытаться найти систему подземных туннелей орошения - так называемых кяризов. Мне, кто прошел советско-афганскую войну, 26 лет назад довелось некоторое время служить в расположение отдельной мотострелковой бригады, стоявшей близ кандагарского аэродрома 'Ариана', и почувствовать на себе что такое кяризы...'.

Но и после его прибытия в штабе канадского контингента специалисты не сразу определили на картах местонахождение кяризных сетей. Он помнил, где располагаются эти подземные коммуникации только по существовавшим четверть века назад постройкам. Но многие из них оказались внутри периметра военной базы и были снесены.

Офицер рассказывал: '...Наконец, мы примерно разобрались, куда нам следует ехать. Я узнал старую дорогу на пограничный с Пакистаном город Спинбулдак, и поворот от нее в поле, которое на карте отмечено как заминированное. Это - минные поля, оставшиеся еще с той далекой афганско-советской войны, а также новые, возникшие во время междоусобных войн афганских моджахедов: Мы шли по коридору, рядом с минным полем, и экспедиция могла закончиться подрывом любого из нас, и тогда цели не оправдали бы средств. Медленно, след в след двигались по узкой тропинке, пока не уткнулись в первую глубокую яму - вход в кяриз. Воды там было еще мало: таяние снегов с гор только начинается, а потому было хорошо видно каменное дно, из которого в сторону вел подземный ход:

Каково же было удивление военных, когда они увидели, что кяризы кое-где выходят даже в периметре базы! В общей сложности мы наши три ряда кяризов. Причем, чем дальше мы удалялись, тем больше и глубже они становились. Определив координаты кяризов на местности и проследив их возможное направление, мы пришли к выводу, что моя память меня не подвела и таких подземных тоннелей в указанном направлении могут быть десятки, если не сотни:

Инженеры ответственно подошли к вопросу и сказали, что операция по обезвреживанию возможных путей инфильтрации противника может стоить очень больших денег. Специалисты засняли несколько самых характерных - глубоких рукотворных кяризов, - откуда уходили пути под землю и провели масштабную фотосъемку. Само наличие подземных каналов стало неожиданностью для иностранных военных. И канадцы, и англичане были благодарны за эту находку... Когда мы возвратились на базу из похода, офицеры принялись изучать карты аэрофотосъемки местности и обнаружили предположительные входы в подземные туннели даже внутри охраняемого периметра KAF'.

Символично, что через месяц после убытия российского специалиста на этой базе произошло несколько массированных атак, причем талибы проникали в периметр через кяризные колодцы, не обнаруженные ранее.

'Туннельная проблема' особенно острой становится в настоящее время, когда в пакистанском Вазиристане идет подготовка к весеннему наступлению талибанских формирований. В этом наступлении, по данным британских разведслужб, лидеры 'Талибана' планируют активно использовать кяризные сети провинций Кандагар, Забуль, Пактика, Пактия и Хост, которые граничат с 'Исламским эмиратом Вазиристан' и обладают огромных количеством туннельных водоводов, значительная часть которых продолжается и на пакистанской территории.

Но и, кроме того, по сообщению источников Asia Times Online, пакистанские боевики прибудут в основном из племенных областей Южного Вазиристана и направятся в район Гармсир провинции Гильменд. Это чрезвычайно негостеприимная территория (солончаковые пустыни Нимроз и Гулистан), где постоянное размещение войск НАТО совершенно исключается. Провинция Фарах, расположенная на том же поясе, уже находится под контролем 'Талибана'.

19 февраля с. г. было объявлено о распоряжении президента Барака Обамы относительно отправки 17 тыс. военнослужащих в Афганистан. Между тем командующий американскими войсками в Афганистане генерал Дэвид Маккирнан предупредил, что даже при условии ввода дополнительных подразделений в этом году ситуация в Афганистане для американских войск по-прежнему останется очень трудной.

Выступая в Пентагоне, генерал Маккирнан отметил, что дополнительные подразделения могут удовлетворить нужды боевых операций лишь до осени этого года, однако не в силах переломить ход тотальной войны в Афганистане в течение последующих 3-5 лет. По его словам, новые подразделения будут размещены только в тех районах, где дислоцированы недостаточные силы.

Таким образом, становится очевидным, что потребуются дополнительные 'вливания' крупных контингентов американских и союзных сил лишь для поддержания сомнительной стабильности в стране, где ожесточенная война идет не только на поверхности ее гор и пустынь, но и в подземных лабиринтах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.