Экономический спад в первом квартале на 15,6% подтвердил правоту тех, кто указывает на уже укоренившуюся тенденцию: сбываются худшие прогнозы. И хотя это квартальный показатель, и 'годовой график', как сообщил Банк Эстонии, выдерживается в пределах даже не рискового, а базового сценария Центробанка с прогнозом спада по итогам года на 12,5%, основания для того, чтобы относиться к любым прогнозам скептически, только окрепли.

И тем не менее ДВ полагают, что это вовсе не повод впадать в панику и ждать конца света, о чем, впрочем, говорили и представители делового мира после публикации Банком Эстонии весеннего прогноза, названного тем же деловым миром первым реальным прогнозом, которого они давно ожидали. Это, как заявляли бизнесмены, повод напрягать мозги и действовать, а не стенать.

Да, конечно, положение сейчас весьма удручающее, и к нему, как отметил доцент кафедры теории экономики Тартуского университета Виктор Трасберг, приложили руки не только нынешнее, но и все предыдущие правительства, стоявшие у руля в годы бурного роста, вызвавшего всеобщую эйфорию. Их фискальная политика, способствовавшая разгулу потребления. Их близорукость и отсутствие серьезной экономической политики и программы, в результате чего рабочая сила и капитал устремились в малопроизводительные, нацеленные на внутреннее потребление отрасли, связанные в первую очередь со строительством и недвижимостью. Их догматическая зацикленность на однажды принесших краткосрочный успех идеях.

Но вот что интересно в контексте повального 'макроэкономического плача': для многих частных предпринимателей, с большим или меньшим успехом борющихся сейчас за выживание, и, что главное, выживающих при условии, что они не плачут, а действуют, пятнадцатипроцентное падение оборота было бы пределом мечтаний. Сравнение, хоть и хромает, но на уровне 'корней травы' достаточно показательное.

Между тем положение Эстонии далеко не безнадежное. Более того, шансы выкарабкаться из нынешнего кризиса, с потерями, разумеется, но не с роковыми, у нее на государственном уровне не такие уж плохие.

У Эстонии нет большого государственного долга, наоборот, он маленький, а по сравнению с некоторыми ведущими державами ЕС, не говоря уже о США, просто ничтожный. И это заметно облегчает ситуацию, потому что будь долг госсектора больше, резать было бы намного больнее.

Эстонии, как заметил премьер-министр, и тут с ним надо согласиться, не пришлось спасать банковский сектор за счет наших налогоплательщиков, поскольку его спасали за счет шведских налогоплательщиков.

Следует признать, что правительство все же что-то делало, и хотя слишком долго запрягало, но в последнее время зашевелилось. В частности, был расширен круг тех, кто имеет право на кредитные гарантии от Kredeх.

Кроме того, в понедельник Kre┐d┐Ex подписал договор с UniCredit

Bank о долгосрочных кредитах предприятиям-экспортерам, аналогичные договоры готовятся с другими банками. Целевое учреждение развития предпринимательства (EAS) упростило порядок предоставления поддержки. Немаловажно и то, что заметно стихла антироссийская риторика.

В мировой экономике, от которой мы очень сильно зависим, отмечаются первые и робкие пока проблески стабилизации, а у нас, по словам научного сотрудника Института конъюнктуры Леэва Куума, чуть-чуть вырос индикатор потребительской уверенности. Уровень безработицы в 11% - это плохо, но ведь 89% - работает.

Дело за малым, чтобы правительство поняло еще одну вещь: бесконечно уповать на урезание госбюджета нельзя, потому что оно ударит бумерангом в виде дальнейшего охлаждения экономики, и чтобы оно не увязло в своем кризисе, а действовало. И тогда мы прорвемся.

Обсудить публикацию на форуме

__________________

Ненасытная жена президента Ильвеса ("Delfi", Эстония)

Правящая коалиция не дает помочь людям ("Столица", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.