Выступая в прошлом месяце в Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations) с речью о политике США, госсекретарь Хиллари Клинтон сказала по поводу Ирана: "Мы не можем бояться и проявлять нежелание к взаимодействию". Но иранское правительство пока не торопится пожимать руку, которую протянул ему президент Обама. Даже если Тегеран внезапно согласится на переговоры, американские политики должны быть готовы к тому, что дипломатия потерпит неудачу. Хотя ведется много разговоров об экономических санкциях, мы не можем пренебрегать возможностями военных в рамках Плана Б.

Не ведется никакой серьезной публичной дискуссии о тех военных средствах, которыми мы обладаем. Любое упоминание о них наталкивается либо на обвинения в пропаганде войны, либо на требование прекратить такие разговоры в связи с озабоченностью по поводу разглашения важной информации военного характера. Но такой вопрос необходимо обсуждать в рамках закона как можно более открыто. Дискуссия укрепляет нашу демократию и развенчивает дезинформацию.

Военные без единого выстрела могут сыграть важную роль в решении этой сложной проблемы. Открыто просигнализировав о серьезной подготовке к военному удару, мы сможем избавиться от необходимости его нанесения, если развертывание вооруженных сил вынудит Тегеран признать тяжелые последствия своего ядерного неповиновения. Обама, например, может рассмотреть вопрос об отправке к побережью Ирана дополнительных авианосных ударных групп и минных тральщиков, а также о проведении совместных учений с союзниками.

Если такое давление не произведет должного впечатления на иранское руководство, ВМС США могут ввести блокаду иранских портов. Блокада - а это уже относится к сфере военных действий - позволит полностью остановить импорт нефтепродуктов в Иран, а на долю импорта приходится треть общего объема потребления в этой стране. На фоне тех протестов, которые прошли после выборов, иранское руководство должно серьезно обеспокоиться по поводу экономических трудностей и политических последствий, которые возникнут в результате этих действий.

Если этими мерами не удастся заставить Тегеран изменить курс и отказаться от ядерной программы, и только после того, как будут исчерпаны все дипломатические возможности и меры экономического давления, американские военные смогут нанести сокрушительный удар по ядерным и военным объектам Ирана.

Многие политики и журналисты исключают военный вариант действий, ошибочно полагая, что он бесполезен. Они исходят из того, что американские вооруженные силы и без того испытывают чрезмерную нагрузку, что у нас нет достоверных сведений о местах размещения тайных ядерных объектов и что известные объекты слишком сильно укреплены.

Такие доводы ошибочны.

Удары по иранским ядерным объектам будут наноситься в основном с воздуха и главным образом, силами ВВС и ВМС, которые не испытывают особой нагрузки от операций в Ираке и Афганистане. Более того, американское военное присутствие в граничащих с Ираном странах дает ощутимые преимущества. Уже находящиеся в этом регионе войска специального назначения и разведчики легко смогут защитить ключевые объекты и провести тайные операции. Целесообразно будет развернуть в этом регионе дополнительные противоракетные средства, укрепить местные военные объекты и усилить войска союзников, а также расширить стратегическое партнерство с такими странами, как Азербайджан и Грузия, чтобы давление на Иран шло по всем направлениями.

В результате конфликта можно будет вскрыть не замеченные ранее иранские объекты, так как войска Ирана будут направлены для их защиты. Более того, если спрятанные глубоко под землей ядерные объекты и переживут длительные бомбардировки, то их входы и выходы будут разрушены.

Конечно, военные действия несут в себе огромный риск. Армия США и их союзники могут понести потери; иранцы могут сплотиться вокруг нестабильного деспотичного режима; Иран может начать репрессивные акции возмездия против нас и наших союзников - как напрямую, так и чужими руками; Тегеран может инспирировать волнения и беспорядки в странах Персидского залива, прежде всего, в Ираке.

Кроме того, хотя успешные действия по нанесению бомбовых ударов и отбросят назад иранскую программу создания ядерного оружия, Иран вне всяких сомнений сохранит свои ядерные технологии и секреты производства. Нападение вызовет необходимость годами сохранять повышенную бдительность - во-первых, чтобы иметь возможность наносить удары по необнаруженным ранее объектам, а во-вторых, чтобы гарантировать невозобновление Ираном своей ядерной программы.

Но связанные с ведением военных действий риски необходимо сопоставить с опасностью бездействия. Если иранский режим продолжит реализацию своей ядерной программы вопреки усилиям Обамы и остальных мировых лидеров, возникнет опасность усиления иранского господства в богатом нефтью Персидском заливе; появится угроза союзникам США из числа арабских режимов; осмелеют радикальные силы данного региона; возникнет угроза существованию Израиля, произойдет дестабилизация ситуации в Ираке, будет остановлен израильско-палестинский мирный процесс, и начнется региональная гонка вооружений.

Мирная ликвидация угрозы, создаваемой иранскими ядерными амбициями, это, конечно же, самый лучший из возможных вариантов. Но если дипломатия и меры экономического давления потерпят неудачу, военный удар США по Ирану станет технически осуществимым и эффективным вариантом действий.

Чарльз Уолд (четырехзвездный генерал американских ВВС в отставке) командовал авиацией на начальном этапе операции "Несокрушимая свобода" в Афганистане и был заместителем командующего вооруженными силами США в Европе. Он также принимал участие в проекте аналитической организации Bipartisan Policy Center по американской политике в отношении Ирана под названием "Отвечая на вызов".

___________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме