В понедельник вечером Уго Чавес появился на венецианском фестивале как настоящая кинозвезда. Он согласился ответить на вопросы le Figaro, и объяснить в частности свою позицию по Ирану и Израилю.

LE FIGARO. - Господин президент, сейчас вы заканчиваете большое дипломатическое турне, в ходе которого вы посетили Триполи, Алжир, Дамаск и Тегеран и отправитесь в скором времени в Москву и Мадрид. Вы не раз называли себя другом и союзником президента Ирана Ахмадинежада, но уверены ли вы в том, что Тегеран не готовится к созданию ядерного оружия?

Уго ЧАВЕС. - Я действительно считаю себя другом и союзником президента Ахмадинежада. Я благодарен ему за передачу Венесуэле иранских технологий. На прошлой неделе в Тегеране мы подписали новый договор. У Ирана есть право развивать свою ядерную энергетику, как это делает Франция, многие другие страны и Венесуэла в том числе. Почему бы и нет? Я говорю от имени Венесуэлы. Для меня использование бомбы стало бы катастрофой. Вот почему следует с этим покончить и двигаться к всеобщему разоружению.

- Так что же все-таки насчет Ирана?

- Я уверен, что Иран не занимается производством бомбы. И никто не может доказать обратное.

- Но, если это так, почему же Иран отказывается принять требования Европы и Америки?

- Я не могу отвечать за Иран, но президент Ахмадинежад и духовный лидер Хомейни согласились на инспекцию Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Тем не менее, они никогда не потерпят над собой никакого контроля. Если это вызывает обеспокоенность Европы и США, которая, как мне кажется, абсолютно напрасна, им стоит проявить последовательность и предложить принять под эгидой ООН пакт о всеобщем ядерном разоружении.

- Говоря несколько дней назад об Израиле, вы обвинили его в геноциде. Такие фразы все же неприемлемы, так как они означают, что у израильского правительства есть план по уничтожению палестинцев, схожий с тем, что был у Гитлера в отношении евреев:

- Дело не в том, что израильтяне хотят уничтожить палестинцев. Они это делают в открытую. Вспомните хотя бы последнее нападение израильских войск на Газу. О чем же идет речь как не о геноциде?

- Вам прекрасно известно, что действия Израиля стали ответом на ракетный обстрел гражданского населения боевиками Хамас.

- Верится с трудом. Это было жестокое нападение на невинный народ. Израильтяне искали предлог для истребления палестинцев. Я знаю Джимми Картера, это человек чести. Он недавно был на западном берегу Иордана и сказал: "Мне хочется плакать".

- Джимми Картер никогда не говорил о геноциде со стороны Израиля.

- Джимми Картер - это Джимми Картер, Уго Чавес - это Уго Чавес. Лично я считаю, что нужно осудить агрессию Израиля и наложить на него санкции.

- Простой вопрос, господин президент. Признаете ли вы право Израиля жить в четко определенных и всеми признанных границах?

- Я признаю право Израиля на жизнь, как собственно и всякой другой страны. У всех стран равные права, в том числе и у палестинского государства. Израиль должен уважать право палестинцев на самоопределение.

- Приход барака Обамы в Белый дом стал поворотным моментом в американской внешней политике, который вкратце можно описать словом "открытость". Не кажется ли вам, что вы так по-настоящему и не ответили на эту открытость?

- Протянутую руку Барака Обамы я пожал. Я сказал ему, как говорил это и раньше Джорджу Бушу: "Я хочу быть вашим другом". Мы переговорили, и я подарил ему прекрасную книгу о Латинской Америке. К несчастью, приход Обамы вызвал немало надежд, но почти не принес изменений. Если посмотреть на Америку, мы увидим как раз обратное. Так, Обама и Клинтон до сих пор не прояснили свою позицию по перевороту в Гондурасе. Смещенный президент Гондураса был вывезен из своей резиденции на американскую базу. Развертывание американских войск на семи военных базах в Колумбии также представляет собой более чем серьезный сигнал. Я считаю, что президент Обама должен задуматься о том, что ему предложили президент Бразилии Лула и президент Аргентины Киршнер: масштабном плане Маршалла для Латинской Америки.

- Считаете ли вы, что этот проект может завершиться успехом?

- Не уверен. Я не вижу сегодня никакого положительного отклика, в то время как мировой экономический кризис серьезно ударил по нам: год назад здесь было 42 миллиона бедняков, сейчас их 53 миллиона. Но я все же надеюсь, что Обама прояснит свои планы и что он услышит голос истины. Я никогда не теряю надежды, но это не мешает мне оставаться критиком. Несмотря ни на что, моя рука по-прежнему протянута Бараку Обаме и всему американскому народу.

- Вы ярый сторонник объединения и интеграции всех стран Латинской Америки. Считаете ли вы, что эта цель может быть достигнута в обозримом будущем?

- Я думаю, что мы идем по правильному пути. Стремление к единству заложено в наших генах. В 1826 году Симон Боливар выдвинул идею свободного союза, конфедерации, объединяющей страны от Аргентины до Мексики. С тех самых пор не прекращается борьба между взглядами Боливара в пользу единого и свободного континента и американскими планами Монро и Джефферсона, которые стремятся превратить Южную Америку в продолжение США. Идеи Боливара вновь стали актуальны. Когда я пришел к власти десять лет назад, их придерживался только я один. Затем ко мне присоединились Лула в Бразилии, Киршнер в Аргентине, Корреа в Эквадоре и все остальные. Нам удалось создать Unasur, союз 12 южноамериканских наций. В Боливарский альянс входит 9 стран Центральной Америки, Карибских островов и Южной Америки. Быстро развиваются двусторонние и многосторонние отношения. Созданный два столетия назад проект союза станет, учитывая современные обстоятельства, одним из крупнейших проектов XXI века.

- Венесуэла располагает значительными запасами нефти и газа. Вы также являетесь важным членом ОПЕК. Какова, по вашему мнению, справедливая цена барреля нети?

- Прежде всего, следует осознать, что нефть это невозобновляемый природный ресурс. В конце века нефти больше не будет. Миру нужно все больше нефти, а стоимость производства растет. Необходимы крупные инвестиции. Очевидно, что цена в 20 долларов не позволит наращивать производство. Сегодняшний же уровень в 60 долларов несколько приблизился к справедливой цене. Думаю, что колебания от минимума в 80 долларов до максимума в 100 долларов составили бы по-настоящему справедливую цену.

- Отношения между Францией и Венесуэлой всегда оставались на хорошем уровне. Хотели бы вы продолжать работать в этом ключе? И каковы могли бы быть новые области для сотрудничества между нашими странами?

- Все верно, между нашими странами уже давно установились дружественные отношения. Со времени прихода к власти я старался еще более их упрочить. С бывшим президентом Франции Шираком у меня были прекрасные отношения не только в личностном плане, но и в плане политики и экономики. И это сотрудничество продолжилось с президентом Саркози. Он стал моим другом. Это удивительный человек. Однажды он сказал мне в шутку: "Ты друг - Фиделя Кастро, я - друг Буша. Вдвоем мы могли бы стать хозяевами мира". Серьезно, мы хорошие друзья, мы несколько раз встречались. У нас существует огромный потенциал сотрудничества в нефтяной сфере. Франция уже работает с нами во многих других областях. Метро Каракаса было построено Alstom. Французские компании работают в железнодорожной и автомобильной промышленности Венесуэлы. Мне бы хотелось еще более укрепить экономические отношения с Францией, так как мы уважаем ее историю, идеи и Великую французскую революцию. Свобода, равенство, братство: ваш девиз находит большой отклик во всей Латинской Америке.

Обсудить публикацию на форуме

____________________________________________________________

Друзья Чавеса ("TalCual", Венесуэла)

Очко господину Чавесу ("The Washington Post", США)

Чавес: Обама не ориентируется в латиноамериканской политике ("Reuters", Великобритания)

Чтобы понять связь между Кастро и Чавесом, стоит заглянуть в забытую главу истории "холодной войны" ("History News Network", США)

Тяжелая рука Чавеса ("Estadao", Бразилия)

Чавес и евреи ("The Washington Post", США)

Ядерный Чавес? ("Investor's Business Daily", США)

Уго Чавес и 'еврейский вопрос' ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.