Министерство иностранных дел России и комитет по иностранным делам Государственной думы в конце минувшей недели (24 и 25 сентября) выступили с двумя интересными заявлениями. Это были ответы на принятое Сеймом Польши заявление в связи с вторжением войск Советского союза в Польшу 17 сентября 1939 года.

Главным поводом для заявлений русских предположительно стала позиция Сейма, что массовое убийство в Катыни, когда войска НКВД уничтожили более 20000 польских офицеров и гражданских лиц, имело признаки геноцида.

Министерство иностранных дел якобы некоторое время сомневалось, стоит ли вообще реагировать на заявление поляков. Но увидев, что Государственная дума может ответить излишне эмоционально, мастера пера на Смоленской сочинили короткий текст, дающий Варшаве понять, что если премьер-министр России Владимир Путин уже один раз (1 сентября) что-то сказал о начале Второй мировой войны, то Польше не годится больше что-то добавлять со своей стороны.

По мнению русских, Путин сделал Польше беспрецедентную уступку, от которой в ответ ожидают, что поляки закроют рот. И Государственная дума, очевидно, по своему разумению, проявила благородство. После эмоциональных и острых переговоров она отказалась от полномасштабного заявления и направила Сейму письмо председателя думского комитета по иностранным делам Константина Косачева. Учитывая русские традиции, это был довольно короткий текст, в котором заявление сейма Польши названо кощунственным.

Интересным эти два заявления России делает содержавшийся в них единый элемент. В обоих заявлениях сказано, что политики, после того как Путин уже один раз выступил, должны прекратить заниматься историей (начала) Второй мировой войны и оставить этот вопрос на рассмотрение историкам.

За свободный доступ к архивам

И в самом деле, как историк я бы испытал огромную радость в связи с открытием областей исследования. Но, похоже, ни доблестные мастера слова в Министерстве иностранных дел России, ни народные депутаты России не совсем представляют, что означает для меня и моих польских коллег заниматься историей. Во всяком случае, не руководствуясь взглядами на историю Путина и президента Дмитрия Медведева. Они не профессиональные историки и поэтому явно некомпетентны высказываться на исторические темы.

Историк должен работать в архивах. Историки Эстонии, Польши, всех стран должны беспрепятственно работать во всех архивах России. Они скрывают до сих пор сверхважные материалы с точки зрения Балтии, Польши и всего мира. В российских архивах, и только там, можно найти материалы, которые точно отражают, как именно принимались решения, позже формировавшие судьбу Центральной и Восточной Европы.

Доступ историков к российским архивам должен быть таким же свободным как в Европе, Америке или любой иной цивилизованной страны мира. Хранитель архивов должен с улыбкой и готовностью к сотрудничеству доставать исследователю все, что он пожелает, в том числе все материалы Центрального комитета КПСС, НКВД/КГБ и Красной армии. Исследователи должны иметь возможность читать, копировать, публиковать и ссылаться на абсолютно все, что хранится в архивах России и что старше 30 лет. Эстония может российским исследователям истории предоставить подобную услугу в полном объеме. Ждем такой же ответной услуги и от России.

Надеюсь, что заявления Министерства иностранных дел России и парламента однозначно указывают на начало открытия российских архивов международном сообществу исследователей. Поскольку речь идет все же об официальных институтах России, похоже, что, Россия, принимая на прошлой неделе подобные заявления в отношении Польши, взяла на себя юридическое обязательство открыть все исторические архивы.

Новая страница?

До тех пор пока историки разных стран не смогут, опираясь на архивные источники России довоенных, военных и послевоенных времен, пополнять воспринимаемые всерьез исследования, у России нет никаких оснований требовать, чтобы политики не занимались этой сферой.

Однако неясно, перевернул ли все-таки Путин в Польше какую-либо новую страницу в рассмотрении истории. Он ведь не попросил извинений за Катынь. Его слова - это не слова главы государства. Президент Медведев пока ничего не сказал лестного об истории Польши. Не говоря уже о том, что в отношении истории Балтии со стороны России вообще отсутствует примирительное сближение или риторика. Наоборот, возложением 22 сентября венка к подножью Бронзового солдата (в 65-годовщину освобождения Таллина от немецко-фашистских захватчиков - прим.пер.), посол России Николай Успенский подлил еще одну каплю масла в тлеющий костер. Во всяком случае, ясно, что решение Съезда народных депутатов Советского Союза 1989 года, осуждающее и признающее недействительным дополнительные секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа недостаточно для утверждений, что Россия попросила извинения пред странами Балтии за историческую несправедливость.

Нет, государствам Балтии недостаточно сделанного в давнем 1989 году большого компромисса. Мы хотим получить от президента России ясных извинений и осуждения деятельности Советского Союза. Мы желаем получить совершенно свободный и беспрепятственный доступ к архивам России. И мы готовы разговаривать о последствиях этой 'исторической чистки'.

Россия опасается юридических последствий извинений. Территориальных и денежных требований, давления с целью репатриировать из Эстонии и Латвии явно неинтегрирующееся русское меньшинство или часть ее. Все эти темы будут оставаться фантомными до тех пор, пока не будут рассмотрены на межгосударственном уровне и на уровне сотрудничества ЕС и России. Только воспринимаемые всерьез международные переговоры и заключенные по их результатам договоры смогут вывести исторические вопросы и их последствия до приемлемого для всех решения.

Если все это произойдет, историки смогут заниматься историей так, что политики больше не будут обращать на них внимания.

Вахур Маде - заместитель директора дипломатической школы Эстонии, доцент Тартуского университета

Перевод: Хейно Сарап

Обсудить публикацию на форуме

________________

Русская игра в шары ("Rzeczpospolita", Польша)

Историки: в российских архивах еще много секретов ("Delfi", Литва)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.