Встреча проходит так, как можно было бы себе представить, читая роман Джона Ле Карре (John Le Carré). Мы сидим в за чаем в роскошных креслах в холле московской гостиницы. Мой собеседник - человек с серьезным лицом, побелевшими с возрастом волосами и живым взглядом скрывающихся за очками глаз. Он рассказывает. Он достает из папки вырезки из газет, копию обвинительного заключения и источающие запах холодной войны фотографии, и сразу же убирает их обратно. 75-летний Виталий Васильевич Шлыков, бывший советский шпион, решил поведать нам свои секреты. Необычную историю, произошедшую посреди сумятицы XX века.

Арест на автобусной остановке в Цюрихе

25 января 1983 года. Пришедший на смену Леониду Брежневу бывший глава КГБ Юрий Андропов закручивает гайки в советской политике.

Холодная война еще больше холодеет. Агент Николаев (кодовое имя Шлыков) останавливается в цюрихском отеле Limmathaus под именем Рональда Мискелля (Ronald Miskell), американского бухгалтера из штата Иллинойс. Он назнает встречу своему контакту в любимом месте: на остановке общественного транспорта у музея Кунстхаус. "Трамваи идут здесь со всех направлений, что очень полезно, когда надо ретироваться". Но возможности сделать это у него нет. Вместо "Лины" (Рут Герхард (Ruth Gerhardt)), которой он должен передать чистую микропленку и 125 000 франков в обмен на секретные документы о южноафриканской ядерной программе, его окружает группа полицейских в штатском. Карьере разведчика приходит конец.

Университет, кузница шпионских кадров

Карьера Шлыкова стартовала за четверть века до Цюриха. Родившийся в Курске Виталий поступил на экономический факультет в престижнейшем институте МГИМО, который был в то время одним из центров вербовки молодых людей в КГБ.

Разведка заинтересовала амбициозного студента: она льстила его патриотизму, любви к путешествиям и независимости, а также: помогла избежать женитьбы. "Мне уже нашли невесту, и мое нежелание повесить себе ярмо на шею, что стало мощным дополнительным стимулом согласиться на предложения спецслужб!"

В конце концов, Шлыков оказался в ГРУ, военной разведке. В КГБ не нужен был экономист, тогда как их еще более засекреченным коллегам такой человек был просто необходим. Шлыков подробно рассказывает об "обычном курсе" будущего шпиона: два года секретного обучения, поездка в Австрию на его предполагаемое место рождения, акклиматизация к канадской жизни перед поездкой в США.

В 1962 году организацию потряс беспрецедентный скандал. Одного из ее ключевых фигур полковника Олега Пенковского арестовали в Москве по обвинению в государственной измене. Какие секреты ГРУ он передал на Запад? Никто этого точно не знал. Последовавшие за арестом превентивные чистки коренным образом изменили тактику ГРУ и задействовали людей нового поколения, к которому и принадлежал Шлыков, получивший в результате повышение. "Работа у меня была простая: я должен был встречаться с другими агентами, привозить и увозить документы", объясняет он. "Я избегал любого контакта с советскими официальными лицами. Я был как иголка в стоге сена:"

Двойной агент Герхард

В начале 70-х годов Шлыков устанавливает контакт с Дитером Феликсом Герхардом (Dieter Felix Gerhardt), коммодором (эквивалент бригадного генерала) южноафриканских ВМС. Позднее Герхард возглавил исследовательский центр военной базы в Симонстауне, которую НАТО рассматривало как защитный аванпост Запада в южном полушарии. Герхард знал абсолютно все о военной стратегии Южной Африки, ее ядерной программе, ее связях с США и НАТО. Но он решил вести двойную игру. В 1962 он добился встречи в советском посольстве в Лондоне и стал одним из самых ценных агентов, которых когда-либо вербовал Советский союз. Во время суда, который состоялся в 1983 году в обстановке полной секретности, он объяснил причины своего предательства: его отец, бур по происхождению, симпатизировал нацистам. Отвращение к нему побудило его бороться с апартеидом на службе у СССР. Герхарда и его супругу-сообщницу Рут арестовали на территории США агенты ФБР 20 января 1983 года. Именно он сдал Шлыкова. С тех пор два советских агента несколько раз встречались. "Причем безо всякой затаенной злобы", говорит разведчик. Его южноафриканский коллега стал, между прочим, национальным героем после победы над апартеидом.

"Мои профессиональные отношения с супругами Герхард продлились 15 лет", объясняет Виталий Шлыков. "У нас были десятки встреч по всему миру. На Мадагаскаре, в Копенгагене, Париже, Мадриде, Женеве, Берне и Цюрихе. Швейцария была подходящим местом, так как Рут Герхард была родом из Базеля и у нее были здесь родственники. Таким образом, Герхарды официально приезжали в Швейцарию, чтобы повидаться с близкими, а затем отправлялись по поддельным документам в Москву, где зачастую я их и встречал". Микропленки с планами, стратегиями и другими секретными оборонными документами, изменение контактов и кодовых слов - встречи советского шпиона с южноафриканской парой постепенно превратились в настоящую рутину. Шлыков также занимался и перевозкой денег. По официальным данным, супруги Герхард получили от ГРУ около 800 000 франков компенсации за их шпионскую деятельность. "Деньги не были для них мотивом", утверждает, тем не менее, Виталий Шлыков.

Советский разведчик так и не узнал, кто сдал Герхарда в США. Он уверен, что ЦРУ было в курсе и даже засняло его перемещения. Но о том, что произошло в дальнейшем никому доподлинно не известно. Шлыкову-Николаеву все же удалось начать жизнь заново благодаря швейцарскому правосудию.

Три года тюрьмы за шпионаж

После ареста в январе 1983 года Шлыков-Николаев провел четыре непростых месяца в предварительном заключении в тюрьме города Бюлах, недалеко от аэропорта Клотен. "Обращались со мной плохо. Условия содержания были очень тяжелыми", вспоминает он, нахмурившись. "У меня не было права на посещения, я находился в полной изоляции. Следователи говорили мне: "мы знаем, кто вы такой", и угрожали отправить меня в Южную Африку, "где обращаться с вами будут по-другому". Ситуация улучшилась, когда Советский союз признал меня своим агентом. У меня появилось право на адвоката".

Процесс состоялся год спустя. Шпион не без удовольствия принялся запутывать следы и называть фальшивые имена. "В моих документах всегда было что-то достоверное", веселится он сегодня. "Своим адресом я назвал квартиру приятеля, кторый жил за несколько улиц от меня". Николаева приговорили к трем годам тюрьмы, максимальному сроку, предусмотренному швейцарским законодательством за "шпионаж в пользу третьей страны на территории Швейцарии, направленный против другой третьей страны". Его посадили в колонию Регенсдорфа. Дело подняло немало шума в прессе. Не каждый же день судят важного советского агента.

Два года спустя его освобождают за хорошее поведение. Он возвращается в СССР через Прагу. Встречается с матерью. Ему вручают орден Красной Звезды. Виталий Шлыков становится героем Советского союза. Но он старается об этом не распространяться, чтобы не привлекать внимания. "Мне нужно было остаться незамеченным. Швейцарцы не передали американцам ни фотографий, ни отпечатков пальцев".

От агента до замминистра

Шлыков решает остаться в ГРУ и присоединяется к службе военно-экономического анализа. "Я по-своему старался предотвратить распад СССР. Военное планирование было никудышным. Лидеры вели страну к катастрофе. Вся советская стратегия основывалась на абсолютно неверной, в 50-100 раз завышенной оценке мобилизационных возможностей США. СССР надрывался, чтобы создать гигантские запасы сырья для обеспечения своих военных потребностей. В конце 80-х годов я не раз пиал об этом не верх, но никто ко мне так и не прислушался".

После падения коммунистического режима Борис Ельцин назначает Шлыкова заместителем министра обороны. Российский журнал называет его одним из 80 самых влиятельных людей страны. Бывший агент советских спецслужб ездит по саммитам и конференциям и ведет диалог с теми, против кого работал на протяжении четверти века. И никто ни о чем не подозревает. Добро пожаловать, бывший шпион! В том числе и в нашей стране: "В 1992 году меня пригласил в Швейцарию полковник Пауль Раст (Paul Rast), который был в то время военным атташе в Москве. Меня приняли со всеми дипломатическими почестями. Когда мы проходили мимо тюрьмы Регенсдорфа, я не решился рассказать ему правду. Проблема заключалась в том, что под именем Николаев мне было все еще запрещено находиться в стране. Но швейцарцы, по-видимому, ни о чем не догадывались:" Так зачем же раскрывать правду сейчас? "Время пришло. Я хочу облегчить совесть. Вы швейцарец, и я вам это рассказываю. Все просто".

Другие секреты

Виталий Шлыков знает еще немало тайн. Взять хотя бы накопленные к концу советской эпохи запасы алюминия и другого сырья. "Ни Ельцин, ни Гайдар ничего об этом не знали. Эти запасы просто-напросто испарились". СССР не был бедным, он был похож на бабушку, которая прячет свое состояния под матрацем, уточняет Шлыков. И группа лиц не преминула воспользоваться этим богатством. "Я понял, что живу в криминальном государстве. Я ушел в отставку, так как хотел сохранить личную свободу. Резервы тайно утекали на Запад, во многих случаях - через Швейцарию. Сами можете проверить. В начале 90-х годов Лондонская биржа металлов чуть не рухнула под внезапным наплывом сырья. Мировые цены на алюминий упали на 40%! Задайтесь вопросом, почему большие шишки в военных кругах России (т.е. бывшего СССР) не возражали против политических реформ? Именно здесь и началась масштабная коррупция". Виталий Шлыков останавливается на полуслове. Он смотрит в чашку, затем оглядывает вестибюль гостиницы. "Нет, еще слишком рано рассказывать об этом так подробно".

Он поднимается. Мы беседовали больше часа. "Вернусь лучше к университетским занятиям". Сейчас он преподает военную стратегию и экономику в одном московском университете. Участвует он и в конгрессах по вопросам мировой безопасности: на прошлой неделе он был в Гштааде, где мы его и сфотографировали. Его дочь успешно занимается бизнесом. "В глубине души я патриот старой закалки. Я хотел бы, чтобы моя страна стала как можно лучше".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.