Сегодня вопрос энергетической безопасности является как важнейшей составной частью национальной стратегии каждого отдельного государства, так и наднациональной проблемой мирового, западного сообщества в целом. Запад, а в большей мере Европа порой, кажется, опасаются, что "по-азиатски непредсказуемые" восточные соседи способны в тех или иных целях игнорировать интересы "энергоресурсной стабильности" Старого и Нового Света, пытаясь манипулировать их потребностями. Поэтому проблема диверсификации маршрутов для доставки нефтегазопродуктов - одна из самых ключевых в международных взаимоотношениях XXI века.

Проект "Набукко", названный в честь одноименной оперы Джузеппе Верди, - однозначно, попытка европейских стран относительно ослабить "вседозволенность" России в вопросах их энергетического обеспечения. Россия в свою очередь заявляет, что данный газопровод не способен конкурировать с ее трубопроводами по пропускной мощности, а исходя из этого - и по стоимости, т.е. финансовой экономичности. К примеру, хотя стоимость "Южного потока", предположительно, составляет 25 млрд. евро, а "Северного" - 7,4 млрд. евро, тем не менее, "Набукко", который стоит 7,9 млрд. евро, все же по проектной мощности сильно уступает вышеназванным трубопроводам.

Максимум 32 млрд. кубометров в год кажется на первый взгляд не самой лучшей альтернативой внушительным 63 млрд. и 55 млрд. кубометров "Южного потока" и "Северного потока".

Очень часто, в последнее время уже почти всегда, Россия перекладывает всю ответственность за недоставку Европе газа на "режим Ющенко". После прошлогоднего нелицеприятного инцидента с Украиной официальная Москва решила опередить события и тем самым доказать свою непричастность к ожидаемой и в этом году "энергетической блокаде" Старого Света.

Согласно информации на сайте российской телекомпании НТВ, которая ссылается на сообщение пресс-службы правительства РФ, Путин во время телефонного разговора с премьер-министром Швеции, председательствующей на данный момент в ЕС, "акцентировал внимание руководства Евросоюза на поступающие, в том числе по официальным каналам из Киева, сигналы о возможных проблемах с оплатой поставок российского газа".

Тем самым Путин открыто заявляет, что из-за безответственности официального Киева европейцы могут и в этом году попросту "остаться без газа", хотя и оплатили топливо, предназначенное для транспортировки через территорию Украины. Проблемы у европейцев возникнут потому, что транзитная страна, по мнению Путина, опять начнет, грубо говоря, "воровать газ", который предназначен не для нее.

В то же время Исламская Республика Иран, за действиями которой, по целому ряду причин, очень пристально следит в последнее время все мировое сообщество, не хочет оставаться в стороне от реализации проекта "Набукко".

Как сообщает газета "Сабах", "заместитель министра нефти Ирана, управляющий директор национальной иранской газовой компании Сейед Реза Касаизаде начал пока неофициальные переговоры с западными компаниями о поставках иранского газа по трубопроводу "Набукко". Официальный Тегеран считает, что без иранского газа эффективность эксплуатирования трубопровода значительно снижается. Как сказал Реза Касаизаде, "кажется, наши европейские партнеры понимают это, так как мы получаем от них положительные сигналы относительно нашего участия в "Набукко" и будем продолжать переговоры с европейскими компаниями".

В принципе первоначально проект задумывался для поставки газа с месторождений Ирана в Персидском заливе. Главной причиной того, что в дальнейшем, а именно в 2006 году, было принято решение делать ставку на "азербайджанский" и "туркменский" газ, эксперты указывают пресловутую иранскую ядерную программу. Естественно, что "режим муллократов" кажется для Запада не более надежным партнером в вопросе альтернативных маршрутов для поставки энергоносителей в европейские страны, чем "тандемократическая" Россия. Ожидаемо также то, что Иран тоже при каждом удобном случае, развитии каких-либо событий и процессов не в его пользу будет заниматься попросту популярным "газовым шантажом". Что ни говори, в таких фундаментальных и судьбоносных проектах, кроме всех других целесообразностей, в первую очередь надо заострить внимание на политических нюансах.

Во взаимоотношениях участников проекта "Набукко" и без Исламской Республики не всегда наблюдается единство во взглядах на некоторые моменты. Опасения относительно того, что Иран может стать "пятой колонной" в рамках функционирования будущего газопровода, согласимся, далеко не безосновательны.

Не будем забывать, что другой активный игрок в "газовых провокациях" - Россия, несмотря на будто бы порой афишируемую равнодушную позицию в отношении реализации "Набукко", все равно не скрывает полностью своей обеспокоенности. В свое время и "независимый" российский политолог Дугин, и "оппозиционер" Жириновский достаточно прямо, эмоционально "прокляли" инициативу газопровода в обход России.

Воодушевленный "славой российского оружия" в Абхазии и Южной Осетии, Дугин слишком открыто демонстрировал "особенности российской геополитики". Идеолог "евразийства" предлагал конкретные действия, вплоть до "инициирования военного конфликта". Что касается Владимира Вольфовича, то он тоже был "за" любые традиционные российские геостратегические выкрутасы.

"Надо будет - и Кавказ будет полыхать, и Турция, Палестина, Израиль, Иран", - угрожал всему миру политик, воинственная риторика которого часто воспринимается как плохо скрываемая позиция Кремля.

Тем не менее, во всяком случае, в краткосрочной перспективе, радикальные меры России, направленные против проекта "Набукко", сложнопредполагаемы. Официальная Москва, противопоставляя данной инициативе свой "Южный поток", предпочитает, наблюдая, больше "потирать руки" при разногласиях в стане "конкурирующей организации". Иран же, крайне заинтересованный в транспортировке своих энергоресурсов на европейский рынок, из-за возможных санкций Запада, обеспокоенного его ядерной программой, скорее всего, расчищает себе пространство для дальнейшего маневрирования.