США и Россия подписали первый крупный договор о контроле над вооружениями за десять лет. В сочетании с проведенным президентом Обамой умеренным переосмыслением ядерной доктрины Америки, в целом это может привести к выработке первой полноценной доктрины ядерной обороны со времен холодной войны. Впрочем, имеет смысл задуматься о том, что из этого на самом деле важнее.

Политика в отношении ядерного оружия во многом остается ключевым аспектом американской оборонной политики. Ядерное оружие – это отдельная категория вооружений, с которой связан специфический набор стратегических соображений и политических правил. Во многих отношениях оно десятилетиями служило символом статуса мировой державы. Именно поэтому такие страны как северная Корея и Иран могут стремиться им обзавестись — не потому, что они намерены его применить (что почти гарантировано привело бы их режимы к гибели, а тоталитарных диктаторов обычно очень интересует собственное выживание), но, скорее, как символ статуса.

Особенно это верно для эпохи после конца холодной войны. Во времена холодной войны американский «ядерный щит», защищающий Японию и союзников на Тихом Океане был неотъемлемым условием глобальной ответственности Соединенных Штатов. Германия и Япония не создали собственных ядерных программ частично потому, что Соединенные Штаты выступали гарантом их безопасности до ядерного конфликта включительно. Китай развивал свой ядерный потенциал, не только как средство сдерживания Советского Союза и Соединенных Штатов, но и - в первую очередь - как билет в ряды мировой элиты. Франция создала свои силы сдерживания - force de Frappe, - скорее, чтобы объявить о своей военной независимости в ядерном мире, без четкого намерения их применять. Такими же статусными соображениями во многом объясняются ядерные программы Индии и Пакистана. Другие страны, включая Южную Африку, Бразилию и Тайвань также заигрывали с ядерными технологиями, и по тем же причинам.

После окончания холодной войны для того, чтобы загнать ядерного джинна обратно в бутылку, нужно было найти способ лишить ядерное оружие статусной притягательности. Однако успехи ядерных программ Индии, Пакистана, Северной Кореи и Ирана свидетельствуют о том, что сделать это не удалось. К тому же, постсоветская Россия на фоне чудовищного демографического коллапса и больной экономики стала еще больше внимания уделять ядерному оружию, которое позволяет ей сохранять позиции в рядах мировой военной элиты.

Проблема в том, что ядерное оружие дорого и практически бесполезно – разве что в умеренных количествах, как средство сдерживания на случай ядерного удара. Но пока США сохраняют обширный ядерный арсенал, они продолжают демонстрировать, что ядерное оружие остается пропуском в ряды мировой военной элиты, несмотря на все договоры о контроле над вооружениями и декларации о ядерном нераспространении. Таким образом, значительные изменения, которые претерпела на прошлой неделе ядерная доктрина Америки, намного важнее любых договоров о «контроле над вооружениями».

Джейсон Арвак – бывший преподаватель международных отношений, сейчас изучает право. Область интересов: международное право, военная стратегия, взаимодействие военных и гражданских организаций. До аспирантуры прослужил 15 лет в ВВС США.