Расшифровка пресс-конференции, состоявшейся в Министерстве иностранных дел Франции. На вопросы отвечает представитель МИДа.

 

- Вы уже заявили, что не подтверждаете ни одно высказывание [обнародованное ресурсом WikiLeaks], но ведь некоторые документы могут навредить отношениям Франции с некоторыми партнерами, с США или Россией. Так, The Guardian приводит слова дипломатического советника Елисейского дворца, который говорит, что «для России хороший сосед – это полностью покорный сосед». Не боитесь ли вы, что это может навредить отношениям Франции и России?

- Я хотел бы сделать несколько замечаний общего характера.

Прежде всего, нужно напомнить, как сегодня уже сделал официальный представитель правительства от лица президента Республики, что эта инициатива, если, конечно, это вообще можно назвать инициативой, является абсолютно безответственной. Я считаю, что исходя из этого нужно задать себе определенные вопросы.

Во-первых, принесла ли эта масштабная публикация документов хоть что-то полезное? Другими словами, разве она может поспособствовать решению проблем, которые стоят перед современным миром, и задач над которыми работают дипломаты? Очевидно, что нет.

Второй вопрос касается последствий такого массового раскрытия конфиденциальной информации. Как вам известно, конфиденциальность – это залог доверия. А что такое доверие? Это залог диалога, обмена мнениями и переговоров. Которые в свою очередь являются движущей силой дипломатии. Это настоящая цепь, и если хоть одно из ее звеньев порвется, это будет означать, что мы больше не сможем эффективно работать и искать решения актуальных проблем. У нас это больше не получится. Это первое последствие.

Второе последствие напрямую касается безопасности определенных лиц. Таким образом, речь идет уже не о нарушении конфиденциальности, а об угрозе для безопасности определенного ряда людей. И это очень серьезная ответственность.

- Вы имеете в виду американских дипломатов или кого-то другого?


- Нет, не американских дипломатов. Я имею в виду тех, с кем установлены достаточно доверительные отношения для того, чтобы поддерживать диалог.
Все случившееся должно заставить нас задуматься.


В первую очередь, мы должны пытаться усовершенствовать безопасность системы передачи и сохранения конфиденциальности дипломатической переписки. Подобную работу мы выполняем постоянно.

Во-вторых, учитывая ту степень безответственности, которую продемонстрировали нам все эти события, как никогда важно еще более тесно сотрудничать с нашими партнерами, в особенности – американскими.


Третье направление – нам следует задать себе ряд вопросов о юридическом статусе публикаций и понять, какую роль играет в наши дни интернет. Можно ли в киберпространстве вытворять, что взбредет в голову? Можно ли там размещать невесть что? Какую ответственность несет тот, кто размещает что-либо в интернете? И какую ответственность несет тот, кто использует какую-либо информацию в интернете? И так далее … Я думаю, в будущем мы будем все чаще сталкиваться с киберпреступностью и безопасностью в интернете. У международного сообщества есть общая тема для раздумий. И естественно, что в этом направлении Франция внесет свой вклад.

- Так что вы можете сказать касательно отношений с Россией?

- Что касается России, то я только что уже имел случай вам объяснить, что у нас замечательные отношения с этим большим партнером. Мы только что провели переговоры о сотрудничестве, в частности, в интернет-пространстве, которое будет осуществляться в инновационном ключе. Интернет в первую очередь должен служить для демонстрации культурных событий, а не подвергать опасности жизни людей, как это произошло в случае с WikiLeaks. Повторяю, в случае с Россией наши отношения просто замечательные. Совместный год Франции в России и России во Франции имел беспрецедентный успех – культурный, общественный и политический, потому что он выражал качество отношений между Парижем и Москвой. Мы и дальше продолжим без устали совершенствовать качество этих отношений.

- Доступ к материалам WikiLeaks имеют все. Материалы перепечатаны в известных ежедневных изданиях, в частности, во французском Le Monde. Какими бы ни были эти разоблачения, последствия не заставили себя ждать. Вы о них уже упоминали. Но США, которых все это затронуло в первую очередь, поторопились предупредить своих международных партнеров, чтобы избежать недопонимания и недоразумений. Франция также фигурирует в этих документах. Но вступила ли Франция в контакт с партнерами, такими как Венесуэла и Иран, чтобы избежать проблем? Уже была какая-то ответная реакция с их стороны в ответ на обвинения в публикациях WikiLeaks?

-Я напоминаю, что Хиллари Клинтон на прошлой неделе провела телефонную беседу с Мишель Алио-Мари. С другой стороны, я повторяю, что Хиллари Клинтон уже дала объяснения на этот счет в ходе пресс-конференции Госдепа.

- Вы уже говорили с партнерами по этому  поводу?


- Со всеми и постоянно.

- Со вчерашнего дня вы повторяете: «Мы не подтверждаем ни одно из этих высказываний». Повторение этого отрицания ставит под вопрос достоверность отчетов американских дипломатов. Вторая вещь: не кажется ли вам, что этот призыв к правде, который сформировался в мире из-за развития интернета, требует большей прозрачности в политике, что может утолить эту жажду истины шести миллиардов людей, имеющих доступ к информации через интернет. Вместе с водой можно выплеснуть и ребенка.

- Здесь я с вами согласен. Но при этом хочу напомнить, что я ничего не отрицал. Я говорил, что ничего не подтверждаю. Это разные вещи. Во-вторых, хотел бы вернуться к тому, что только что сказал. Вы говорите о том, что все должно быть публичным. Почему бы и нет. Но задайте себе следующий вопрос: «Это поможет нам двигаться вперед?» Мой ответ: нет. Позволит ли это найти решение для мировых проблем? Для всех этих проблем – я мог бы составить их бесконечный список – над которыми работают дипломаты и которые мы стремимся решить, чтобы получить возможность идти дальше, добиваться успехов на переговорах, стирать старые ограничения и т.д. Вопрос, который мы задавали себе, я озвучил несколько минут назад: разве все это, даже не считая рисков для безопасности определенных людей, позволяет нам двигаться вперед?

- Все это говорит о двуличии политических деятелей. Общественному мнению необходима подобная информация.


- Не стоит путать подобные высказывания с официальной позицией. Я сам был послом. Я знаю, что такое писать дипломатические телеграммы, и сам составил их огромное множество за долгие годы профессиональной карьеры. И здесь необходимо уметь видеть различие между дипломатической перепиской, основная задача которой состоит в передачи сведений и информации в столицу, властям, и определением и принятием официальной позиции. Это абсолютно разные вещи. И дипломатические решения национального уровня не принимаются на основании той или иной телеграммы от того или иного посла о том или ином высказывании. Это важная составляющая оценки, суждения, анализа и контекста, но, подчеркиваю, всего лишь одна из очень многих составляющих, которые позволяют тем, кто уполномочен принимать решения, эффективно выполнять свои обязанности. Существует четкое разграничением между дипломатической перепиской и процессом принятия решений на национальном уровне.

- Вчера я узнал, что отношения дипломатов определяются положениями Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года. Я прочитал конвенцию, но, к сожалению, так и не увидел, где в ней запрещается опускать ватную палочку в стакан своего собеседника или брать волос с воротника его пальто. То есть, я не увидел, чтобы в конвенции был черным по белому обозначен запрет на занятие шпионажем. Единственное, о чем там было написано, это о неприкосновенности личности. Разве этого достаточно, чтобы исключить любую гипотетическую деятельность подобного рода?     

- Интерес к ДНК с медицинской и научной точек зрения появился значительно позже подписания Венской конвенции о дипломатических сношениях в 1961 году и консульских сношениях в 1963 году. То есть, во времена, когда мы еще были далеки от описываемых вами методов. Тем не менее, в этой конвенции по определению прописан определенный перечень правил и принципов, которые должны соблюдаться с тем, чтобы у дипломатов всех государств была возможность делать свою работу в юридических рамках, которые бы одновременно защищали их и служили гарантией для той страны, где они аккредитованы. В этой конвенции было установлено очень тонкое равновесие, и сама она в результате по сей день является одним из столпов всей системы дипломатических отношений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.