Продолжения и ремейки редко получаются так же хорошо, как оригинал. Это относится и к решению России заблокировать вчерашнюю резолюцию Совета безопасности ООН по Сирии. Довольно мягкая резолюция намекала на возможность введения санкций в случае, если режим Башара Асада продолжит убивать участников сирийских протестов.

Глава комитета российского парламента по международным делам Константин Косачев объяснил Businessweek: «У России есть ощущение, что ряд западных стран готов использовать внешнее давление, включая военную силу, чтобы менять политические системы в определенных странах». Итак, Россия встает на защиту своего кровожадного баасистского союзника. Где мы это уже видели?

«Если Путин мог смириться с присутствием в Афганистане американских солдат, сражающихся против общего врага, то американская оккупация Ирака не только дестабилизировала бы регион и дополнительно укрепила бы гегемонию Вашингтона в мире, но и поставила бы под угрозу огромные экономические интересы России, особенно в нефтяной отрасли. Лидеры российского делового сообщества требовали, чтобы Путин остановил Буша, но все попытки решить эту проблему с помощью дипломатических усилий в ООН или телефонных переговоров ни к чему не привели. В итоге Путин позвал на помощь своего бывшего политического конкурента Примакова, чтобы тот предпринял последнюю неожиданную попытку предотвратить войну».

Этот отрывок из книги «Взлет Кремля» («Kremlin Rising») Питера Бейкера (Peter Baker) и Сьюзан Глассер (Susan Glasser) точно характеризует дилемму, перед которой стоял Владимир Путин. Он не хотел выступать против США, особенно спустя недолгое время после 11 сентября. Однако в первую очередь он был генеральным директором корпорации «Россия» и должен был заботиться о российских экономических интересах. Его идея заключалась в том, чтобы отправить в Багдад Примакова, который должен был убедить Саддама Хусейна уйти в отставку. Когда этот план провалился, он опять оказался загнан в угол. По счастливой случайности его выручила Европа. Об этом Бейкеру и Глассер рассказал советник Кремля по внешней политике Сергей Караганов:

«Начинал он с позиции, близкой к позиции Китая: «нет», но тихое «нет». Однако тут европейские друзья начали всерьез его уговаривать. В это было невозможно поверить. Он начал повторять вещи, которые мы не говорили два или три года – о многополярном мире и т. д. Мы не хотели, не хотим и не будем хотеть конфликтовать из-за этого с Соединенными Штатами. Однако европейцы нас в это втянули».

В итоге тогда Франция и Германия убедили Путина открыто выступить против Соединенных Штатов, и возник так называемый альянс «non-nein-нет». Однако на сей раз ситуация отличается тем, что Франция, которую больше не возглавляет Жак Ширак, сейчас не готова ради шальных денег стоять в стороне и спокойно смотреть на то, как гибнут тысячи людей. Итак, Путин оказался в одиночестве? Не совсем. Китай также блокировал резолюцию. Этот избыточный шаг, скорее всего, не случаен – как не был бы случайным приход двух послов на прием в одинаковой одежде.

Решение Путина совместно с Китаем блокировать резолюцию в сочетании с его прозвучавшим на этой неделе предложением создать «Евразийский союз» с Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном, ясно дает понять: вера Путина в многополярный мир сильна как никогда, просто в этот мир не входит Запад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.