Раньше журналисты обладали монополией на резкие и прямые разговоры о российско-американских отношениях. Поскольку мы не дипломаты, то и дипломатичность нам не нужна. Но вот на этой неделе тема ПРО возникла с новой силой, став жгучей проблемой между Москвой и Вашингтоном. В понедельник американский президент Барак Обама при включенном микрофоне попросил российского президента Дмитрия Медведева дать ему больше "пространства для маневра" по противоракетной обороне. Американский лидер заявил, что после ноябрьских выборов в США у него будет возможность вести себя "более гибко".

В ответ его главный соперник от Республиканской партии Митт Ромни заявил CNN, что Россия для Америки это "враг номер один". А затем и Медведев отметил, что эта фраза "отдает Голливудом". Он предложил кандидату Ромни "следить за часами", сказав, что "сейчас не середина 70-х годов, а 2012 год".

На следующий день Ромни нанес ответный удар, опубликовав на сайте журнала Foreign Policy статью под заголовком "Bowing to the Kremlin" (Низкопоклонство перед Кремлем). Ромни обвинил президента Обаму в уступчивости в вопросах ПРО. Он подвел итог политике администрации Обамы словами "Мы отдаем, Россия забирает".

И на этом фоне Роуз Геттемюллер (Rose Gottemoeller), отвечающая в Госдепартаменте за вопросы контроля вооружений, приехала в среду в Москву. Она заявила газете "Коммерсант", что найти взаимоприемлемое решение по противоракетной обороне можно.

Но такое решение невозможно будет найти во время предвыборной кампании в США, период проведения которой давно уже называют "сезоном глупостей" из-за тех заявлений и обвинений, которые звучат из уст кандидатов.

Политики сейчас набирают очки, и есть несколько вещей, которые они не будут говорить по поводу американского плана создания заслона ПРО, призванного сбить одну-две летящие со стороны Ирана ракеты.

Во-первых, ПРО в целом нравится восточным европейцам - не потому что  они боятся иранских ракет, а потому что  благодаря противоракетной обороне между ними и Россией появляется живой щит из американцев. Южная Корея цветет и благоденствует вот уже почти 60 лет, и происходит это отчасти из-за того, что между Сеулом и демилитаризованной зоной размещены тысячи американских солдат.

В Северной Корее уже три поколения правящей династии Кимов знают о том, что если они осуществят свои угрозы и превратят Сеул в "море огня", то потери среди американцев вызовут ярость в американском обществе и вынудят Вашингтон вмешаться. В Южной Корее об этой realpolitik знает каждый. В Америке об этом знают немногие.

Американские вербовщики завлекают 18-летних на военную службу лозунгами типа "Посмотри мир!" Но они не говорят им: "Стань живым щитом!"

Многие знающие свою историю восточные европейцы хотят, чтобы на их земле находились американские солдаты, пусть это будет хотя бы радиолокационная станция или противоракетный заслон.

Во-вторых, если меня не подводит слух, Западная Европа не призывает создавать защиту от иранских ракет. Возможно, я стал хуже слышать еще в молодости, когда участвовал во Франции в массовых маршах протеста против войны во Вьетнаме. Когда 100000 французов проходят маршем по узким улочкам университетского городка, возникает огромный переполох.

Сегодня я слышу лишь очень слабые западноевропейские голоса, выступающие за ПРО. За нее ратуют только консервативные мозговые тресты да бывший премьер-министр Дании Андерс Фог Расмуссен. Будучи генеральным секретарем НАТО, он должен поддерживать хорошие отношения  с Пентагоном, чтобы остаться на своем посту. Выступая в понедельник на видеоконференции в штаб-квартире Североатлантического альянса в Брюсселе, Расмуссен заявил Москве: "Противоракетный щит не направлен против России, не предназначен для нападения на Россию и для подрыва того, что Россия называет стратегическими силами сдерживания".

Отвечая на угрозу президента Медведева разместить ракеты в ядерном снаряжении на самой западной российской территории в Калининградской области, он добавил: "Было бы пустой тратой денег развертывать наступательное оружие против искусственного врага - против врага, который в реальном мире не существует".

А президент Медведев, со своей стороны, заявил на прошлой неделе, выступая в Москве на конференции по евроатлантической безопасности: "Скажу прямо, что во время кулуарных разговоров со многими лидерами европейских стран они мне на ухо говорили, что им это не надо, но «есть атлантическая солидарность, поэтому мы будем это делать"".

С одной стороны, Москва ведет многолетнюю игру, пытаясь внести раскол в отношения  Европы и США. Но я пока не видел - да и не слышал - чтобы западные европейцы выходили на марши, требуя для себя противоракетную оборону.

Третий момент заключается в  том, что Россия боится ПРО, потому что  хочет сохранить ядерное статус-кво, унаследованное от Советского Союза. Речь идет о концепции взаимно-гарантированного уничтожения. Россия считает, что если джинна ПРО выпустить из бутылки, то со временем эта небольшая экспериментальная программа превратится в монстра, который сведет на нет ее грозный ядерный арсенал.

Российское руководство не хочет снова ввязываться в дорогостоящую гонку вооружений, которая обанкротила Советский Союз в 1970-е и 1980-е годы. По данным Всемирного банка, который во вторник опубликовал анализ российской экономики, для обеспечения баланса государственного бюджета России необходимо, чтобы нефтяные цены были выше 115 долларов за баррель. Это в четыре раза больше показателя в 30 долларов, который обеспечивал баланс бюджета пять лет тому назад.

Россия также опасается отставания в науке. Коррупция и утечка мозгов подрывают качество обучения в российских вузах. По данным проведенного на прошлой неделе исследования, ни один российский вуз не вошел в первую сотню ведущих университетов мира.

Примерно 3000 ядерных боезарядов, имеющихся на вооружении у России, дают Кремлю возможность участвовать в большинстве переговоров крупных держав. Если система противоракетной обороны нейтрализует эту угрозу, Россия в итоге превратится в плохо управляемую Канаду, в поставщика сырья для Европы и Китая.

Дабы избежать такой печальной, хотя и отдаленной участи, Медведев заявил на прошлой неделе на конференции по безопасности: "Но главное, мы должны услышать одну простую вещь – услышать и получить ее закрепление: уважаемые коллеги, уважаемые друзья из России, противоракетная оборона не направлена против Российской Федерации. И это должно быть зафиксировано. Но не в дружеской беседе за чашкой чая или бокалом вина, а в документе".

Но американцы на это не пойдут. Предыдущий президент-республиканец Джордж Буш в 2002 году вывел Соединенные Штаты  из Договора по ПРО. Он сделал это как раз для того, чтобы американские ученые могли работать над программой противоракетной обороны в целях защиты США и их союзников от ракет с ядерными боеголовками, а не от Северной Кореи или Ирана.

В прошлом году американский сенат запретил обмен с Россией секретными данными по ПРО. Во вторник 43 из 47 сенаторов-республиканцев подписали письмо на имя президента Обамы, в котором требуют прекратить любые попытки ограничения возможностей американской противоракетной обороны.

По мнению многих американских консерваторов, было бы безответственно со стороны руководства США не вкладывать средства в технологии, способные спасти миллионы жизней. Республиканцы говорят, что демократы высмеивают ПРО, называя ее "технологией звездных войн", и что они сохраняют этой программе жизнь лишь ради того, чтобы пожертвовать ею в качестве разменной монеты в торге с Россией.

Встревоженный всплеском республиканской оппозиции, начальник управления международного военного сотрудничества Министерства обороны Сергей Кошелев, отвечающий за связи с НАТО, в среду пригласил Расмуссена приехать 3 мая в Москву, чтобы принять участие во встрече по ПРО. Говоря о 28 членах НАТО, он успокаивающе сообщил Интерфаксу: "Мы говорим им: "Делайте все, что считаете необходимым, но не в ущерб безопасности России"".

Пока в США не пройдут президентские выборы, российские и американские переговорщики будут за закрытыми дверями пытаться собрать кубик Рубика противоракетной обороны.

Возможно, лучшее решение предложил в пятницу российский заместитель премьер-министра Дмитрий Рогозин.

Во-первых,  он принял участие в работе конференции по евроатлантической безопасности, где осудил антииранскую противоракетную систему, заявив: "Разрабатываемая система предназначена для перехвата тяжелых межконтинентальных ракет, запускаемых с российской территории". Затем он поехал в расположенный в 45 километрах к северу от Москвы Институт теплотехники. Там он попозировал для камер вместе с конструкторами российских стратегических ракет, таких как "Булава", "Ярс" и "Тополь-М".

Выступая перед журналистами, Рогозин сказал, что россияне могут спать спокойно.

"Разрабатываемые сегодня современные российские ракетные системы гарантируют возможность преодолевать все действующие и все перспективные противоракетные щиты", - заявил он.

Наверное, это выход, позволяющий не уронить своего достоинства. Создав надуманную проблему, Кремль может сейчас создать и ее надуманное решение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.