Страх убивает не только разум... он вполне способен убить и тело. Смерть от испуга может показаться мифом, но это действительно случается с людьми - и с животными. Авторы книги «Зообиквитарность: чему животные могут научить нас о здоровье и науке лечения» («Zoobiquity: What Animals Can Teach Us About the Health And Science of Healing») детально рассматривают эту проблему.

Так что на самом деле происходит с теми, кто пугается до смерти?

Число сердечных приступов растет во время землетрясений, финансовых катастроф и народных волнений. Они также часто случаются в добавочное время на футбольных матчах... и при просмотре фильмов ужасов. Они бывают у людей и у животных, причем не травмированных физически. Наши тела так устроены, что мы можем буквально испугаться до смерти.

Механизм

Существует несколько вариантов того, как страх и стресс могут растянуть, разорвать или разбить сердце. Сердце представляет собой набор камер, окруженных мышцами, которые их поддерживают и сжимают, прогоняя через них кровь.

Существует широко известный синдром, нарушающий равновесие между камерами и мышцами. Японские врачи заметили, что у сравнительно молодых и здоровых людей, находящихся под постоянным воздействием стресса, боли или страха, могут развиваться симптомы сердечного приступа. Присмотревшись к сердцу одного из больных, они увидели, что одна из его камер заметно разбухло. Кто-то на их месте, может быть, счел бы ее похожей на баклажан или электрическую лампочку, но они увидели в ней такоцубо - используемую японскими рыбаками ловушку для осьминогов - и назвали синдром «кардиомиопатией такоцубо».

Соблюдение сердечной мышцей ритма сокращений контролирует нервная система. Гормоны стресса - катехоламины - в принципе должны увеличивать возможности мышц, заставляя их работать больше и быстрее, чем обычно, и лучше реагировать на нервные импульсы. Внезапные потрясения - будь то простой испуг или глубокий эмоциональный стресс - вызывают выброс гормонов, нарушающий сердечный ритм, увеличивающий напряжение на определенные части артерий и мышц или полностью отравляющий мышцы.

Большинство больных с синдромом такоцубо выздоравливали. В ряде случаев, однако, нормальный сердечный ритм настолько нарушался, что люди умирали. Иногда желудочек буквально разрывался. Это обстоятельство в сочетании с эмоциональной подоплекой заболевания привело к тому, что кардиомиопатию такоцубо стали называть «Синдромом разбитого сердца».

Однако стресс и травма не только убивают сердце. Катехоламины сжигают все мышцы тела. Они заставляют мышцы буквально сгорать и разрушаться. Особенно это относится к скелетной мускулатуре - мышцам, связанным со скелетной системой. Когда эти мышцы разрушаются, белки из них попадают в кровь, а из нее в почки. Почки в итоге не выдерживают и отказывают, организм отравляется и следует смерть. Этот процесс называется не столь поэтически - рабдомиолиз. Иногда он происходит неожиданно, однако чаще - в результате долгой погони, с постоянным мускульным напряжением и эмоциональным истощением.

Смерти

Смерти от синдрома такуцобу совершенно не удивляют один сегмент медицинского мира - ветеринаров, которые сталкивались со смертями только что пойманных животных с тех пор, как возникла их профессия. Это явление называют миопатией при поимке. Смертность среди пойманных диких животных составляет от 1% до 10%. Для некоторых видов, в том числе для большинства птиц, она может доходить до 50%. С тех пор, как основное внимание стало уделяться не охоте, а сохранению, стали вырабатываться техники по снижению смертности. В их число входит минимальное ограничение подвижности, отказ от преследования животного, минимизация шума и движения и предоставление животному определенного пространства для движения. Также считается, что нельзя долгое время смотреть прямо в глаза пойманному животному.

Если животные не умирают в момент поимки, эти факторы помогают снизить смертность. Они помогают также снижать смертность в неволе. В зоопарках знают, что зверям нужно много пространства, необходимы места, чтобы спрятаться от посетителей, и что шум нужно уменьшать любой ценой. Известен случай, когда постановка оперы в соседнем парке до смерти напугала окапи. Еще один зоопарк узнал, что некоторых животных лучше не держать вместе, когда умерли несколько зебр, которых поместили в один вольер с африканским буйволом.

Люди неожиданно умирают точно так же, как испуганные громким шумом или неаккуратно пойманные животные - правда, обычно при других обстоятельствах. Сильные потрясения иногда убивают на первый взгляд здоровых людей. Проклятие человечества заключается в том, что наши эмоции заставляют нас чувствовать себя в некоторых ситуациях, как зебра, оказавшаяся в вольере с большим и опасным зверем. Финансовый коллапс, смерть любимого человека, невозможность избавиться от вызывающего фобию фактора, травля в школе или на работе вызывают ту же физическую реакцию, которая возникает у животных при угрозе жизни при отсутствии надежды от нее убежать.

Людям, которые чувствуют себя в западне, грозит такая же «миопатия при поимке», как и пойманным животным. Тело выплескивает такой же коктейль химических веществ. Он в краткосрочной перспективе придает мышцам энергию, но в долгосрочной перспективе или при перегрузке просто их разрушает. Стресс продолжается без передышки, и тело как бы отказывает. Человек может буквально испугаться до смерти.

Связь между этими двумя заболеваниями впервые была прослежена Барбарой Наттерсон-Горовиц (Barbara Natterson-Horowitz) - хирургом, работавшим как с людьми, так и с животными из зоопарков. И у тех, и у других отмечались одинаковые физические травмы, проистекающие из одинаковых эмоциональных источников. Похоже, у нас с животными больше общего в эмоциональных и физических реакциях, чем мы думаем.

Подробности об этом и о прочих общих для людей и животных проблемах со здоровьем можно прочитать в книге Барбары Наттерсон-Горовиц и Кэтрин Бауэрс (Kathryn Bowers) «Зообиквитарность: чему животные могут научить нас о здоровье и науке лечения».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.