У чехов еще 20 лет назад было неписаное правило: для посещения театра подходит исключительно так называемый официально-деловой стиль. Я хорошо помню, как родители заставляли меня надевать брюки со стрелками, отглаженную рубашку с воротничком и, видите ли, приличный, но кусающийся свитер с V-образным вырезом. Как только мне исполнилось 15 лет и я получил карточку гражданина, пришло время и для черного галстука, вязанного крючком.  Как я все это ненавидел! Но ходить в театр я любил, - особенно когда понял, что, помимо опер Сметаны и Дворжака, которые в сопровождении патриотичных родителей я посетил, можно ходить и на пьесы. Они мне казались гораздо более интересными хотя бы потому, что не надо было читать программу, чтобы понять происходящее на сцене. И хотя я бунтовал из-за одежды, все же мне было ясно, что шансов на успех у меня немного, ведь одна из задач билетерш заключалась в том, чтобы отправлять домой театралов, одетых несоответствующим образом. Апофеозом моего упрямства были черные джинсы вместо классических брюк. Правда, из-за них мама не могла насладиться представлением.

Сегодня к этому вопросу относятся толерантнее. Контролерши уже никого  не отправляют домой сразу же перед входом в театр. Джинсы, теперь уже и синие, - ничего особенного, достаточно добавить к ним полуботинки, рубашку и пиджак. А летом все это я могу спокойно оставить дома. Вместе с тем, существуют определенные ограничения: сандалий, шорт, футболок и толстовок в театре все же быть не должно, за исключением представлений под открытым небом или на маленькой клубной сцене. Посещение театра по-прежнему требует некоторой подготовки нашей внешности. Как правило, необходимо сменить одежду, в которой мы проходили целый день.

Недавно мне представилась возможность посмотреть «Сон в летнюю ночь» в Deutsches Theater в Берлине. Трактовка пьесы была довольно нетрадиционной, но сейчас - не об этом, больше всего меня впечатлило другое. Еще утром нас предупредили, что из-за насыщенной программы мы не успеем вернуться в отель перед представлением. Дневная температура в городе достигала 30 градусов, и все чехи стали думать, что лучше: весь день мучиться в подобающей театру одежде или аккуратно запихать ее в рюкзак или сумку, а потом попытаться переодеться где-нибудь в городе.  Конечно, нас неоднократно заверяли, что в Берлине (и на Западе вообще) в театр каждый ходит так, как хочет, так что никакой особенной вечерней одежды с собой брать не надо. Ведь никто же не хочет, чтобы зрители теряли, как минимум, два часа на дорогу через весь Берлин, чтобы дома переодеться!

Ну да, говорил я себе, какая свобода здесь в этом вопросе! Речь же идет о театре, а не о какой-то конвенции об ограничениях! Так, первый раз в жизни я пошел в театр в сандалиях. На шорты я, правда, так и не решился, а на белую футболку перед тем как войти в здание я натянул рубашку, хоть и помятую после пребыванию в рюкзаке в течение всего дня.

Уже при входе в театр была заметна гораздо более свободная атмосфера, чем в театрах в Плзене. Такая обстановка создавалась за счет среднего возраста зрителей - существенно более молодого. Некоторые из них восседали по краям фонтана, бордюрах из бетона и на лестнице. Экскурсовод все же была в классическом костюме, а так… Классических брюк я не видел вообще. Господа в рубашках составляли примерно половину мужского театрального общества, а дамы в простых коктейльных платьях и туфлях на каблуках – максимум четверть общества женского. По коридорам классического театрального здания со стенами, обтянутыми красным бархатом и украшенными позолоченной лепниной, фланировали преимущественно люди в шортах и мини-юбках, в майках с самыми разными надписями, в декоративно порванных джинсах. Если говорить об обуви – преобладали сандалии и шлепки.  Все эти зрители внимательно смотрели представление и потом вознаградили актеров бурными аплодисментами, которые сопровождались выкриками и одобрительным свистом, как на рок-концертах.

Это был незаурядный вечер. Эта свобода меня вдохновила и в какой-то степени привела в восторг. Но в то же время я понял, что лично мне гораздо больше нравится, когда в коридорах, по крайней мере, классических театров я встречаю людей, одетых в так называемом деловом или вечернем стиле. Что в этом случае от всего вечера у меня остается гораздо более хорошее впечатление. Что мне, собственно, важно не только само представление, но и некое эстетическое ощущение от самого пребывания в здании театра.  В общем, не знаю, то ли я стал мудрее, как, конечно, сказала бы моя мама, то ли я старею и превращаюсь в консерватора, как, конечно, рано или поздно заявит мой сын.