Российско-иранские отношения уходят корнями в историю обеих стран и на протяжении многих лет переживали разные взлёты и падения. Изучение этих связей, а также треугольника Россия – Иран – США, имеет большое значение, особенно - если учесть, что в последние годы произошли значительные перемены на региональном и международном уровне, улучшились взаимоотношения Москвы с Вашингтоном и сменилась политическая элита в России. С 1990 года российско-иранские отношения стали понемногу улучшаться, если не считать эпизода, связанного с отказом российской стороны поставлять в Иран ракетный комплекс С-300. Для более глубокого анализа рассмотрим три существующих в Иране подхода к отношениям с Россией.

Первый подход - абсолютно пессимистический. Его сторонники, ссылаясь на историю отношений двух стран - Туркманчайский и Голестанский договоры первой половины XIX века, в результате которых большая часть Кавказа вошла в состав Российской империи; невыполнение Россией принятых на себя обязательств в отношении Бушерской атомной электростанции и ракетного комплекса С-300 и т.д. - считают Москву ненадёжным партнёром. Те, кто разделяет эту позицию, полагают, что все проблемы Ирана вызваны его отношениями с Россией, которая использует его, как пешку на шахматной доске дипломатии.


Второй подход - абсолютно оптимистический. Его апологеты, ссылаясь на дружественные отношения в прошлом, считают Россию стратегическим партнёром. С точки зрения сторонников этого мнения, в 1991 году с развалом Советского Союза растаял лёд во взаимоотношениях двух стран и они достигли уровня, не виданного за последние 400 лет. При таких условиях Россия стала защитницей Ирана в ООН и предоставила ему множество современных технологий, которыми отказался делиться Запад. Согласно этой позиции, обе страны в нынешних обстоятельствах учитывают интересы друг друга в регионе, и если в их двусторонних отношениях возникают проблемы, то они касаются лишь способов руководства, и их можно решить при помощи урегулирования или унификации этих способов.

Третий подход является компромиссным. Он базируется на том, что отношения России с Ираном имеют большей частью политический характер. Так, если смотреть на эти отношения более реалистично, мы поймём, что не следует судить категорично об отношениях двух стран. Они обе преследуют свои национальные интересы, и политические круги Тегерана прекрасно осознают роль и значимость России. Поэтому в условиях общего равенства, действия Ирана определяются более тесным сотрудничеством с Россией. Согласно мнению сторонников этого взгляда, даже если бы Россия не была сверхдержавой и членом Совета Безопасности ООН, она всё равно представляет собой крупную региональную державу, обладающую чрезвычайно значимым геополитическим и геоэкономическим потенциалом, поэтому сотрудничество с этой страной необходимо. Если исходить из естественной потребности поддержания контактов с разными странами, Москва является одним из главных внешнеполитических партнёров Тегерана. Кроме того, сторонники этого взгляда подчёркивают, что из трёх уровней сотрудничества (международного, регионального и двустороннего), первый играет в отношениях Москвы и Тегерана ведущую роль. Однако региональный и двусторонний аспекты тоже не должны оставаться без внимания. Другими словами, на двустороннем уровне большой важностью обладает то направление сотрудничества, которое касается международной безопасности. По этой причине утверждается, что российско-иранские отношения по большей части касаются обсуждения вопросов безопасности. Однако, сторонники третьего взгляда убеждены, что надо ломать ограничения и рамки и расширять отношения двух стран.

С этой точки зрения, в 2011-2012 годах взаимоотношения России и Ирана изменились на международном, региональном и двустороннем уровнях. Во-первых, большинство исследований в Иране базируются на теории продолжения холодной войны, в то время, как политика Москвы основывается не на противостоянии с Западом, а на учете и анализе новых условий. Внешняя политика России не идеологизирована, а, напротив, имеет прагматический характер. Этот факт подчёркивается в российской стратегии национальной безопасности и других внешнеполитических документах. Кроме того, Путин и Лавров неоднократно отмечали в своих выступлениях, что Москва действует из соображений о своих национальных интересах.


Во-вторых, взгляд Ирана на современную Россию должен быть более реалистичным. Россия XXI века – это не Советская Россия, которая могла или хотела навязывать другим странам свою волю в международных делах. В настоящее время на международной арене Россия играет балансирующую роль. Однако, не следует считать эту страну партнёром или последователем Запада и противостоять ей. Сегодня Россия и Китай в международных вопросах совмещают политику сотрудничества и противостояния. В отношениях с Ираном Россия тоже придерживается такого курса. И следует учесть, что противостояние Москвы имеет свои границы.

В-третьих, во внешней политики России есть множество ориентиров, одним из которых является Иран. Но у России есть и более важные ориентиры. Отношения Москвы и Вашингтона, действительно, изменились. В российско-американских отношениях были разные периоды, и когда Обама пришел к власти они переживали острый кризис. Тогда американский президент в посланиях Медведеву подчёркивал свою готовность к «перезагрузке». На наш взгляд, это «возобновление» отношений в некоторой степени произошло и следует более тщательным образом изучать общие и противоборствующие интересы двух стран. Проблема базирования американского ракетного щита в Восточной Европе осложнила эти отношения, а война на Кавказе и вовсе привела их к критическому состоянию. Однако, надо учитывать и то, что в отношениях двух стран господствует некая отрицательная взаимозависимость. Другими словами, хотя Россия и США нужны друг другу, эта связь в двусторонних отношениях ничем не обосновывается.

Между тем, Китай и США в своих отношениях обнаруживают некую положительную зависимость друг от друга, поскольку их экономики сильно взаимосвязаны. Россия и США не имеют столь тесных экономических связей, хотя в некоторых, особо чувствительных отраслях зависимость всё же очевидна, и потеря партнёра может сказаться негативно. Наиважнейшим пунктом в отношении России к Ирану, как это указывается в российских аналитических обзорах, является недопущение военных мер к Ирану. Это - жизненно важная задача для России, хотя она и готова обсуждать другие, невоенные меры, - такие, как экономические санкции против Ирана. Конечно, Россия продолжает вместе с Китаем настаивать на своей принципиальной политике несогласия с санкциями и противостояния однополярному мироустройству во главе с США. Однако данная тактика вызывает много критики в Иране, где идеи сотрудничества с Россией не получают твёрдых оснований. В течение последних трёх-четырёх месяцев на внешнеполитической арене появились признаки изменений, убеждающие аналитиков в том, что Москва намерена играть более заметную и активную роль. Учитывая то, что вопросы региональной безопасности должны решаться странами региона, Россия, как видится, не свернёт с намеченного пути и ни в коем случае не будет в таких делах торговаться.

Поэтому ожидается, что Россия каким-то способом усилит доверие к себе со стороны региональных партнёров. Естественно, важно и то, что региональное сотрудничество России и Ирана проявляется и всё возрастает на фоне ближневосточных событий. Это сотрудничество при хрупкости российско-американских отношений обязательно должно привести к партнёрству России и Ирана (конечно, вместе с Китаем), и в итоге - должно принять форму новой восточной коалиции.

Перевод Тарасовой Светланы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.