Белый тигр – поразительное создание. Тигры – вообще впечатляющие звери, а если убрать оранжевый окрас, получается огромная кошка, похожая на призрак из сна. Они кажутся едва ли не волшебными существами, но все же я думаю, что мир был бы лучше, если бы в нем не было ни одного белого тигра. 

 

Сейчас в дикой природе осталось не более 4000 тигров. Однако в неволе по всему миру их содержится не один десяток тысяч (официальных подсчетов никто не делал). Казалось бы, это оправдывает существование зоопарков и частных коллекций. Если тигры могут сохраниться и размножиться в неволе, значит, возможно, их можно будет выпускать на свободу, когда для них появится безопасная среда обитания. Однако эта система работает не так, как мы надеемся. Огромное количество содержащихся в неволе тигров – гибриды различных подвидов и результат столь частого инбридинга, что их никогда нельзя будет переселить в дикую природу. Белые тигры могут служить настоящим символом этой проблемы.

 

Недавно я попросил друзей в Facebook написать, что они думают о белых тиграх, не ища при этом дополнительную информацию. Оказалось что некоторые – вполне образованные – люди считают белых тигров разновидностью амурского тигра, приспособленной для маскировки на снегу. Были и те, кто хвалил зоопарки с белыми тиграми за попытки сохранить редких животных, но сожалел об отсутствии попыток переселять белых тигров в естественные условия. Лишь один из 27 респондентов знал, что белые тигры – вообще не подвид, а результат генетической мутации, искусственной селекции и инбридинга, странное животное, созданное людьми для развлечения.

 

Подобный уровень неинформированности не должен удивлять. Многие из мест, где содержатся белые тигры, давно затушевывают правду о своих мутантах. Зоопарк Цинциннати – в основном вполне респектабельная структура – называет белых тигров «подвергающимся риску видом». Ни на сайте зоопарка, ни на тигрином вольере не указано, что этот редкий вид, на самом деле, - экологически бессмысленный гибрид бенгальского и амурского тигра, выведенный в самом зоопарке ради денег. По слухам, этот зоопарк последние несколько десятилетий практиковал близкородственное скрещивание, чтобы получать белых тигрят, которых он потом продавал примерно за 60 тысяч долларов.

 

Одними из самых крупных покупателей таких тигрят стали иллюзионисты Зигфрид и Рой. Этот лас-вегасский дуэт купил в начале 1980-х годов у зоопарка трех белых тигров, приобрел еще несколько из других источников и быстро наладил собственную программу по их разведению. Именно Зигфрид и Рой с помощью своего шоу представили белых тигров миллионам американцев. Они назвали этих кошек «королевскими белыми тиграми» и – возможно, из лучших побуждений – создали у публики впечатление о том, что это некий находящийся под угрозой вид, который они помогают защищать. Их знаменитое шоу в Лас-Вегасе прекратилось в 2003 году, когда один из белых тигров искалечил Роя Хорна (Roy Horn) прямо на сцене перед потрясенными зрителями. Зигфрид и Рой до сих пор продолжают утверждать на своем сайте, что их программа по разведению белых тигров направлена на сохранение «находящегося под угрозой вида». 

 

Цвет шкуры белых тигров объясняется тем, что у них есть две копии крайне редкого рецессивного гена, которые встречается у бенгальских тигров (у чистокровных амурских тигров и представителей других подвидов он ни разу не был обнаружен). В начале 20 века в дикой природе белых тигров видели крайне редко. Собственно говоря, в тропической среде Индии и Юго-Восточной Азии, где обитают бенгальские тигры, хищнику, нуждающемуся в маскировочной окраске, быть белым невыгодно.

 

Впрочем, белый цвет – не единственная проблема, которая не позволит белым тигром когда-либо образовать устойчивую популяцию в дикой природе. Мутация (это не альбинизм— организм белых тигров вырабатывает меланин) несет с собой серьезные дефекты. В неволе у белых тигров часто встречаются трудности с контролем глаз и обработкой зрительной информации. Среди них не редкость косоглазие на одном или обоих глазах, они натыкаются на препятствия и в детстве плохо понимают пространственные отношения. Животные с такими дефектами не могут долго выживать в естественной среде, хотя в неволе способны прожить до старости. Другие проблемы – например, больные почки, косолапость, укорочение связок – следствие сурового инбридинга, необходимого, чтобы сохранить рецессивный ген.

 

Не все тигрята, рождающиеся при попытках получить белого тигра, получаются белыми. Болезненные продукты инбридинга и гибридизации зачастую бывают годны только для придорожных зверинцев. Некоторых сохраняют в надежде на то, что гены белого тигра проявятся в их потомстве. Кэрол Баскин (Carole Baskin), директор Big Cat Rescue, приютила некоторых несколько неудачных тигрят, в том числе косоглазого белого тигренка, родившегося без верхней губы. 

 

Белые тигры занимают места в зоопарках. На их питание и на ветеринарный уход за ними тратятся средства. Между тем эти ресурсы можно было бы потратить на нормальную программу по размножению, нацеленную на защиту генетического разнообразия подвидов тигров, которые находятся под угрозой. На планете сейчас живет – на воле и в неволе – менее 700 суматранских тигров. Амурских тигров осталась - в лучшем случае - всего твсяча. Выживанию обоих подвидов угрожают как потеря естественной среды обитания, так и сокращение генофонда. С помощью зоопарков мы могли бы защитить их генетическое разнообразие и, возможно, сохранить их в неволе, пока не утратят свою остроту угрожающие их среде обитания политические проблемы. Некоторые зоопарки – например, Национальный зоопарк в Вашингтоне или Зоопарк Миннесоты – так и поступают в рамках более широкого плана по сохранению вида. Однако каждый зоопарк, который держит белых тигров, прикрываясь ложью об их сохранении, лишает реально находящихся под угрозой тигров еще одного места, где их можно было бы содержать.

 

В 2011 году Ассоциация зоопарков и аквариумов запретила своим членам выводить белых тигров, львов и гепардов. Этот запрет должен помешать ведущим зоопаркам плодить белых тигров, и Зоопарк Цинциннати действительно перестал ими торговать. Но он не мешает демонстрировать этих животных, и пока на них есть спрос, зоопарки будут добывать их из других источников. Тем временем, «обеление» белых тигров, которым занимаются вполне уважаемые организации, помогает не только зарабатывать на билетах за счет заблуждений публики, но и получать общественную поддержку за попытки спасти несуществующий подвид.

 

Как выразился несколько лет назад бывший директор Нью-Йоркской зоологической ассоциации Уильям Конуэй (William Conway), «белые тигры – это уроды». По его словам, «в задачи зоопарков не входит демонстрировать двухголовых телят или белых тигров». 

 

Белого тигра, который уже родился, никто не спрашивал, хочет ли он быть таким, и сам он точно ни в чем не провинился. Человечество несет коллективную ответственность за всех созданных нами для нашего развлечения двухголовых телят и белых тигров, но стоит ли нам продолжать создавать эти генетические катастрофы, которые оттягивают ресурсы от действительно находящихся под угрозой видов? Причин плодить новых белых тигров не существует. Мы вполне можем держать каждого оставшегося белого тигра в комфортабельной изоляции. Тигры в дикой природе - одиночки (в отличие от львов – стайных животных, обычно живущих прайдами). Ни на воле, ни в зоопарке им не нужна для счастья компания других тигров. Мы можем выбрать будущее, в котором белые тигры останутся только в человеческой памяти, а настоящие подвиды тигров, которым угрожает исчезновение, сохранят достаточное генетическое разнообразие, чтобы их можно было успешно вернуть в дикую природу.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.