Мансуре Шарифисадр в 2008-2011 годах работала заместителем посла Исламской республики Иран в Токио, исполняя иногда и обязанности посла в период его отсутствия. В истории Ирана после победы Исламской революции она стала первой женщиной, достигшей такого высокого дипломатического ранга. В настоящее время Шарифисадр занимает должность директора Главного департамента по правам человека и положению женщин Министерства иностранных дел Ирана.

Fars: Как вы оказались в Министерстве иностранных дел? Какое образование вы получили?

Мансуре Шарифисадр:
Я окончила Тегеранский университет по специальностям регионоведение и юриспруденция. В Министерство иностранных дел я попала случайно, когда была потребность в молодых кадрах. Сдав несколько этапов письменных и устных экзаменов, я сначала прошла практику в министерстве, а потом, после повторного экзамена, поступила на службу. Конечно, тогда в министерстве не очень приветствовался прием на работу женщин, не говоря уже о том, что единицы из них имели соответствующее образование. Я работала в разных отделах министерства, занималась проблемами Персидского залива, образованием, культурными отношениями, составляла политические бюллетени. После этого вместе со своим мужем, тоже дипломатом, я отправилась на три года в заграничную командировку. По дипломатическому уставу, супруги-дипломаты не могут работать в одной миссии, и один из них должен взять неоплачиваемый отпуск. Естественно, это сделала я, и таким образом получила хорошую возможность для воспитания нашего первого ребенка. После возвращения на родину я стала заниматься Юго-Восточной Азией, а потом вновь отправилась с мужем в командировку. Тогда я опять взяла отпуск за свой счет и посвятила себя уже второму ребенку, которому на тот момент было полгода. С возвращением к профессиональной деятельности я прилагала все усилия, чтобы достойно выполнять обязанности жены и матери.

— Кем вы работали после возвращения из командировки?


— Я вновь стала заниматься проблемами Юго-Восточной Азии и спустя некоторое время заняла должность заместителя начальника первого отдела департамента Восточной Азии и Океании. Приблизительно в 90-х годах министерство стало отправлять женщин в заграничные командировки. Моя первая поездка состоялась в 2000 году. Тогда я вошла в состав Объединенной экономической комиссии и отправилась в Индонезию. Вслед за этим, в рамках краткосрочных командировок, я посетила и другие страны Юго-Восточной Азии, но тогда мы с мужем предпочитали не покидать страну из-за учебы наших детей.

Следующим моим назначением стала должность заместителя директора департамента Восточной Азии и Океании, в котором занимались сотрудничеством с Японией, Китаем, членами АСЕАН, Южной и Северной Кореей. Я проработала в этой должности шесть лет, причем иногда, во время смены начальства, приходилось полностью брать на себя все руководство департаментом.

— Расскажите нам о своей работе в Японии. Каковы, на ваш взгляд, ирано-японские отношения?

— Посольство в Японии — одно из самых крупных иранских представительств за рубежом и по количеству дипломатов, и по количеству служб. Раньше Япония была главным экономическим партнером Ирана в Азии, однако сейчас это место занял Китай. Между тем, ирано-японские политические, экономические и культурные отношения находятся на высоком уровне. Япония была и остается покупателем иранской нефти, и некоторые японские нефтеперерабатывающие заводы рассчитаны для работы именно с иранской нефтью. Обе страны также могут экономически дополнять друг друга с учетом высокого технического развития Японии.

В этой стране немало специалистов по изучению персидского языка и литературы. Большой популярностью пользуются персидские поэты Хафиз, Саади, Хайам. Ряд исследователей занимается исламом, в частности исламской экономикой и банковским делом при запрете ростовщичества. Японские ученые пишут много книг и статей даже на такие темы, которые не получают должного внимания в самом Иране, изучают, например, строительство подземных оросительных сооружений в засушливых районах. Я горжусь тем, что мне довелось принять участие в работе дипломатического представительства в Японии, столь важного для священного строя нашей Исламской республики.

— Как относился ваш супруг к вашей должности заместителя посла в Японии?


— Мой муж всегда поддерживал меня. У нас полное взаимопонимание, и мы стараемся все делать сообща. В своей семейной жизни мы стремимся воплощать исламские ценности. Каждый из нас занимается своей профессиональной деятельностью, но в кругу семьи мы не обсуждаем работу. Своей службой в дипломатической миссии в Японии я полностью обязана мужу, который взял на себя присмотр за учебой детей.

— Расскажите нам, с какими трудностями приходится встречаться женщине-дипломату в период временных заграничных командировок?


— В самой командировке женщина-дипломат не сталкивается с какими-то особенными трудностями. Неважно, входит ли она в состав делегации, участвует в международной конференции или приехала для работы на три месяца, поскольку в любом случае она находится под полной защитой посольства. Конечно, проблемы с мужем и детьми следует улаживать до выезда. Учитывая семейные обязанности женщин, для них особенно подходят временные командировки. Я надеюсь, что министерство увеличит количество своих сотрудниц, выезжающих на непродолжительное время в заграничные командировки.

— Почему сейчас в Исламской республике женщин-дипломатов не назначают на высокие должности? Неужели их способности еще не открыли?

— Вы, наверно, знаете, что работа дипломата очень сложна. Постоянно приходится заниматься поиском информации. Дипломату приходится быть в курсе всего, что происходит в его стране, и знать о текущей ситуации во всем мире, особенно о том, что касается политики и экономики. Женщины прекрасно справляются с этими обязанностями. То, что их редко назначают на высокие должности, отнюдь не свидетельствует об отсутствии у них достаточной компетенции. Напротив, они смогли доказать свой высокий научный и профессиональный потенциал, трудолюбие и ответственность. Проблема в том, что женщин-дипломатов в министерстве иностранных дел пока что мало. Политикой занимается не больше десятка. Все же в министерстве есть опытные женщины, исполняющие ряд важных обязанностей. В качестве примера могу привести заместителя директора департамента общей дипломатии, начальника системного управления и руководителя бюро планирования. Все эти женщины обладают огромным опытом работы в министерстве иностранных дел.

Возможно, слабое привлечение женщин для работы в дипломатических миссиях Исламской республики вызвано сложностями проживания за границей. По правилам министерства, дипломат, выезжающий в длительную командировку (на три года), должен быть семейным человеком, однако его супруге (или супругу, если дипломат — женщина) работать не разрешается. Для жен дипломатов это несложно, потому что они могут посвятить себя дому и воспитанию детей и таким образом заполнить свой досуг, скрасив свою жизнь вдали от родины. Однако для мужей женщин-дипломатов это крайне затруднительно. Для них следует разработать образовательные программы или придумать что-то иное. Пока что это является главной проблемой женщин-дипломатов в Иране. Несмотря на всю их востребованность, по этой причине они не могут выезжать в длительные командировки.

— Расскажите о своей нынешней работе. Когда возник Главный департамент по правам человека и положению женщин?


— Вначале правами человека занимались в Главном департаменте международной политики. Затем было создано Бюро по делам женщин, в которое вошло Координационное управление и Международное управление. По новому регламенту, Главный департамент по правам человека и положению женщин находится в ведении заместителя министра по международно-правовым вопросам и состоит из Управления по правам человека и Управления по правам женщин.

— Какая работа ведется Департаментом?


— Несколько лет тому назад Генеральной Ассамблеей ООН была принята резолюция об образовании Совета по правам человека для выяснения соблюдения прав во всех странах мира и составления соответствующего отчета. Два года тому назад в Совете был заслушан такой отчет по Исламской республике Иран. Мы услышали много рекомендаций по этому вопросу и с частью из них согласились. В настоящий момент мы готовим сведения для второго отчета для его представления уже в 2014 году, а также общий доклад о предпринятых мерах по реализации рекомендаций предыдущего отчета. Иран принимает самое активное участие в работе Совета по правам человека, который проводит свои заседания в течение месяца три раза в год. От Исламской республики с докладом часто выступает сам министр иностранных дел. Мы также проводим встречи с Комитетом по социальным и гуманитарным вопросам и вопросам культуры Генеральной Ассамблеи ООН, Организацией исламского сотрудничества и входим в ее Независимую комиссию по правам человека.

Перевод Тарасовой Светланы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.