«Чем вы занимаетесь?» Этот вопрос – обычное начало разговора, в особенности с тем, кто, как я, лишь полгода назад как переехал из другой части страны. Тот, кто спрашивает, обычно уже в курсе про мою жену и ее классную новую работу, которая привела нас в этот город, так что, понятное дело, пришло время узнать, чем я тут занимаюсь… «Я занимался архитектурным проектированием», - говорю я. «Но теперь, после переезда, я занимаюсь хозяйством».

Какая славная картинка рисуется: сидящий дома отец кормит своих детей, смотрит за домом, оказывает поддержку своей жене в ее расцветающей карьере и откладывает свои амбиции на потом. А вот теперь небольшая странность. Нет ни прелестного ребенка, ни планов его завести. Ни только что купленного дома, который надо приводить в божеский вид. И это не то, что я так поступаю временно – пока не найду, чем бы существенным заняться. Я занимаюсь хозяйством на постоянной основе… Не сидящий дома отец, а сидящий дома чувак. Пауза в разговоре. Куда вы в уме определите такого парня? Обычно я просто меняю тему.

Что я могу сказать? Я подкидываю жену до ее работы (мы пытаемся остаться парой одной машины), затем убираюсь, чиню, готовлю, бегаю по делам и решаю различные логистические вопросы нашей жизни. Дети - это своего рода карт-бланш, когда речь идет о смене типичных гендерных ролей, но без них ведение хозяйства не считается амбициозным призванием или даже чем-то, требующим временных затрат. Должен сказать, я с этим не согласен.

Год назад я занимался работой, о которой мечтал во время учебы в школе архитектуры: работал в очень хорошей маленькой фирме, с уважаемыми коллегами и наставниками, а также с возможностью роста. В течение двух лет я мог сдать экзамен и стать аттестованным архитектором. Девушка, с которой я встречался три года, заканчивала писать докторскую и должна была начать поиск работы. Написание работы - это больше, чем полная занятость, и архитектором быстро тоже никто не становится. Нам удавалось все совмещать, но мы оба очень много работали, и сил не оставалось ни на что, кроме как заказывать еду на дом и стирки. Мы держались достойно – для меня это было знаком того, что мы можем провести вместе всю жизнь. Вот именно, что держались. Мы знали, что в конечном итоге ей надо будет переехать из-за работы, и что я за ней последую. Архитекторы нужны везде, и я не особо тревожился, что не смогу найти работу.

Моя зарплата была выше средней для еще неаттестованного архитектора, и хотя этого было достаточно для проживания, хвастаться перед родителями было особенно нечем. Когда на горизонте замаячило предложение о работе, от которого она не могла отказаться, мы поняли, что больше зарабатывать будет именно она. На самом деле, ее зарплаты хватило бы на нас двоих, и это ставило мою ситуацию с работой в совсем иной контекст. Меня никогда особенно не пугал тот факт, что моя подруга будет зарабатывать больше, но я никогда не думал о том, что моя работа может быть необязательной.

Предполагаемый переезд начал становиться реальностью, и он полностью завладел моим вниманием. У меня уже был опыт переезда из штата в штат, причем, один раз я уезжал именно за своей предыдущей девушкой, что многому меня научило – обо мне самом, об отношениях, о том, как тяжело может быть подстраиваться и привыкать. Теперь я был настроен все сделать правильно. Поскольку моя девушка готовилась к финальной защите своей диссертации, я взял на себя задачу поиска места для житья и сбора вещей. Мы въехали в нашу новую квартиру за несколько дней до того, как ей надо было выходить на новую работу. Этого как раз хватило на то, чтобы сгонять в суд и расписаться, что оформило наш, уже фактический союз.

Для большинства пар, да и для меня (прошлого), далее последовал бы период управляемого хаоса: каждый пытается справиться с новой работой в новом городе, стараясь при этом оставаться в форме и в здравом уме. Вместо этого, поскольку я не был вынужден немедленно искать второй источник дохода, мы погрузились в мирную рутину домохозяйства. Она могла направить всю свою энергию на карьеру, а я следил за домом. Сначала я занимался в основном тем, что устраивал нас на новом месте – распаковывал коробки, подключал коммуникации, менял номерной знак на машине и так далее. По мере того, как список этих дел сокращался, я начал браться за вещи, которые мы делали в спешке по вечерам, типа стирки и уборки, а в конечном итоге стал делать то, на что у нас вообще никогда времени не было – например, занялся готовкой и починкой одежды, которую мы обычно просто выбрасывали. Накопленные за годы бумаги разобрал, ненужные книги продал на Amazon или раздал.

В результате, когда она заканчивала работу (если я все успевал), вечера и выходные можно было полностью посвящать совместному отдыху. Если же у меня остается готовка и уборка на то время, когда она расслабляется дома, я делаю это без ощущения усталости и обиды, потому что я могу время от времени отдыхать во время своего «рабочего» дня – когда она не может. Ее рабочее расписание может сильно варьироваться от недели к неделе и от месяца к месяцу. Я легко под него могу подстраивать свой график, что дает возможность устраивать совместные обеды на неделе, если она работала все выходные, и крупные вещи типа отпуска, выстроенного вокруг назначенной летом конференции.

У меня есть один хороший друг, который как-то выступал в роли главного по хозяйству в своих отношениях. Однако, дохода его жены не хватало на то, чтобы в течение долгого времени обеспечивать их обоих, поэтому он одновременно искал работу и скорее считал себя «безработным», а не «домохозяйкой». Мы немного говорили о различиях наших ситуаций, и до меня дошло, что я больше не знаю парней, которые сделали (или смогли сделать) такой же выбор, какой сделал я. И в самом деле - он говорил, что даже если бы он был полностью финансово обеспечен, он бы использовал эту свободу для продвижения в первую очередь личных проектов, а хозяйством бы занимался попутно.

Я, напротив, идентифицировал себя в первую очередь как домохозяйку. Конечно, я ощущаю необходимость в какой-то момент направить свой творческий потенциал на что-то. Однако это довольно абстрактное ощущение. Сейчас я полностью занят тем, что совершенствуюсь в планировании приемов пищи и ремонте: для меня это то же самое, что совершенствоваться в моей «профессии». Более того, заботясь о доме, я получаю удовлетворение в двойном объеме – во-первых, поддерживая своего партнера, и во-вторых, за себя.

Каждый выбор обходится дорого. Мои навыки в качестве архитектора имеют срок годности, и может так статься, что я порчу себе перспективы будущего трудоустройства. В целом, архитектура - это не то, чем я могу заниматься вполсилы, и учитывая выбор, я выбираю качество жизни, которое мы можем себе позволить, когда я занимаюсь хозяйством полный рабочий день. Наши обстоятельства могут поменяться и я, может быть, буду вынужден переоценить обстановку, но на данный момент я ощущаю, что выгоды сильно перевешивают профессиональные издержки, и желаю быть отличным домохозяином, поддерживающим свою фантастическую супругу.

По информации Статистического управления США, в 2006 году 33% жен зарабатывали больше своих мужей (работающих или нет), и это на треть больше, чем 24% в 1987 году. По мере того, как цифра эта растет, все больше мужчин будут сталкиваться с выбором, что делать, когда в их работе больше нет «необходимости». В случае пар с детьми, думаю, решение очерчивается более резко. А чем все решится для других пар, не планирующих детей (типа нас)?

А что я? Чувак, который сидит дома, подчиняется.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.