Когда я приехала в индийскую Колкату, много лет прожив на довольно тихих и спокойных холмах калифорнийского Беркли, меня оглушила какофония звуков и шума от транспорта, которые проникали с улицы в квартиру моих родителей. Нестройный оркестр орущих автомобильных сирен, визжащих тормозов, кричащих продавцов и громкоговорителей, из которых лились звуки религиозных песен, начинал играть рано утром на рассвете, а заканчивал поздно вечером. Это была настоящая пытка. Я не могла уснуть, я не могла сосредоточиться на том, что читала, я не могла разговаривать, не повышая голос. Мне показалось, что шум и грохот в моем перенаселенном родном городе с годами существенно усилился.

И это проблема не только Индии с ее вечными автомобильными пробками. По мере того, как наша численность увеличивается, как нации урбанизируются, а зависимость обществ от техники возрастает, люди становятся все более шумными. «Среди экологических факторов в Европе шум в окружающей среде создает такую нагрузку на здоровье, которая по своим масштабам уступает разве что загрязнению воздуха», - говорится в докладе Всемирной организации здравоохранения за 2011 год. В США количество жалоб на окружающий шум превышает все остальное, даже жалобы на преступность и дорожное движение, о чем свидетельствуют данные исследования жилищных условий в Америке, проведенного национальным Бюро переписей. Из-за шума возникают конфликты, которые порой приводят к физическому насилию и даже убийствам.

Занимаясь своими повседневными делами, мы порождаем такие громкие и непрерывные звуки, что исследователи говорят: на земле и в воде практически не осталось мест, где нет искусственных звуков и шума. Мы изменили звучание нашей планеты. Однако мы слабо понимаем, насколько серьезна угроза шума для нашей природы – и для нас с вами. «Это подобно непризнанному усиливающемуся цунами потенциального воздействия; мы становимся все громче и громче, но этого никто не замечает», - говорит доктор наук Майк Уэбстер (Mike Webster), работающий директором старейшего в мире архива аудио и видеозаписей нашего биологического разнообразия при Корнельском университете, носящего название Лаборатория Маколея.

Существует большое количество научных работ, показывающих, что шум, который определяется как ненужный или неприятный звук, не просто вызывает раздражение. Как и другие формы антропогенной нагрузки, он оказывает разнообразное отрицательное воздействие на здоровье человека, на общество и на окружающую среду.

Что касается человека, то шумовое загрязнение отражается на его слухе, мешает общению, нарушает сон, отрицательно влияет на работу сердца, воздействует на познавательные способности детей, снижает производительность, провоцирует нежелательное поведение и увеличивает число аварий и несчастных случаев. «Говорить, что шум просто раздражает людей, значит недооценивать его последствия для нашего умственного и физического здоровья», - говорит психолог и эксперт по шуму доктор Арлин Бронзафт (Arline Bronzaft). Ее исследовательская работа 1970-х годов по воздействию шума на познавательные способности и процесс обучения детей считается знаковым событием в этой области. Бронзафт отмечает, что шумовое загрязнение окружающей среды состоит как из устойчивых звуков низкой частоты и вибраций, издаваемых ветряными турбинами, системами вентиляции и электронными устройствами, так и громких, режущих слух звуков.

Последствия от антропогенных шумов намного серьезнее сказываются на хрупких и сложных звуковых системах мира природы. В океанах, лесах, на лугах и пастбищах, а также в пустынях существует собственная внутренняя звуковая гармония. Их уникальный звуковой ландшафт несет в себе важную информацию для морских и сухопутных животных. А когда человек нарушает эту звуковую гармонию, птицы и животные могут пострадать.

«В естественной среде голоса животных создаются таким образом, чтобы каждая группа и каждое создание могло слышать других», - говорит музыкант и естествовед Берни Краузе (Bernie Krause). Он уже сорок лет записывает звуки биологического мира, называя их «биофонией». Краузе выяснил, что животные разделяют спектр звуковых частот таким образом, чтобы у «птиц, рептилий, земноводных и млекопитающих были свои собственные ниши, свои собственные диапазоны рабочих частот, в которых они могут издавать звуки». Таким образом, когда они зовут друг друга к спариванию или предупреждают других об опасности, их голоса не заглушаются звуками, издаваемыми остальными животными. Человеческие шумы, которые Краузе называет «антропофонией», разрушают эту природную симфонию. «Животным приходится искать другие частоты, на которых они могли бы издавать свои звуки, - говорит он. – А когда они делают это, возникает хаос, который отрицательно на них влияет, вызывая стресс».

Биологи выяснили, что некоторым птицам в городских районах трудно услышать друг друга и своих птенцов, что мешает росту потомства, так как у него из-за шума меньше шансов получить еду. А это ведет к уменьшению численности пернатых. В лесах, в пустынях и на равнинах самые разные животные, от летучих мышей-вампиров и лягушек до вилорогих антилоп из аризонской пустыни Сонора покидают свои ареалы, чтобы не слышать звуки бензопил и низколетящих самолетов. Ситуация под водой может быть еще хуже. Уровень шума в океане в последние полвека увеличивается на три децибела каждые десять лет из-за звуковых волн гидролокаторов военных кораблей и подводных лодок, пневмопушек, используемых при поисках нефти и газа на большой глубине, а также шума пассажирских и грузовых судов. Такая какофония сбивает с толку морских животных, а иногда приводит к их гибели. Особенно это касается китов и дельфинов, которые используют свой острый и узкоспециализированный слух для общения, навигации и обнаружения хищников.

Поскольку человеческий шум вторгается даже в самые отдаленные леса и глубины океанов, звуковые ритмы нашей природы замолкают. «Великое безмолвие распространяется по миру нашей природы, а звуки человека становятся все более оглушительными», - говорит Краузе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.