Через три дня Биньямин Нетаньяху поднимется на трибуну Кнессета, чтобы представить свое третье по счету правительство. Он произнесет длинную и отточенную речь о задачах, стоящих перед государством и «сплоченном как никогда правительстве», которое он создал для решения этих задач. Еще много слов скажет глава правительства, представляя тридцать третье правительство Израиля, – важных и не очень, красивых и обыденных. Одного он не скажет, почти наверняка. Он не скажет: «Это мое последнее правительство. В следующих выборах я участия не приму». Не скажет. А жаль.

Биньямин Нетаньяху проиграл выборы 2013 года. В этом нет для него ничего особенного: он проиграл все выборы, в которых принимал участие, за исключением того самого драматического противостояния 1996 года. Лишь политическая конъюнктура и система власти в Израиле раз за разом позволяют Нетаньяху объявить поражение победой, перетасовать карты и оставаться у руля.

Однако на сей раз эхо от удара, полученного Биньямином Нетаньяху, оказалось протяженнее и звонче, чем когда бы то ни было. Он начал предвыборную кампанию, не имея конкурентов. Опросы светили ярким солнцем, а политическое небо было, как никогда, безоблачным. За три месяца все перевернулось. «Ликуд» провел одну из самых провальных предвыборных кампаний в истории государства –  от союза с Мофазом, через создание единого блока с НДИ и до истеричной антибеннетовской агитации. Результатом стала утрата четверти представительства «Ликуда» в Кнессете. Процесс формирования коалиции выглядел не лучше.

Нетаниягу, по известным ему (и всем нам) мотивам, попытался бойкотировать Беннета, а когда понял, что тот не стал сидеть сложа руки, а заключил неожиданный союз с Лапидом, было уже поздно. Наступил классический цугцванг – шахматная ситуация, в которой каждый ход ухудшает положение играющего.

Все, что Нетаниягу удалось отстоять – это министерство иностранных дел, да и то лишь потому, что передача МИДа Лапиду означала моментальный раскол блока «Ликуд – Исраэль бейтену» и утрату всяческих шансов на формирование правительства. Попытка «Ликуда» представить возвращение министерства обороны в лоно партии, как грандиозный успех, - забавна! На этот портфель никто всерьез не претендовал. А все, на что претендовали коалиционные партнеры, они получили, разве что кроме МВД, который, по иронии судьбы, для Нетаниягу отстоял все тот же Беннет.

В итоге, предвыборная кампания, начинавшаяся, как матч без противника, едва не завершилась для национального лагеря крахом. Сейчас премьер-министр стоит во главе коалиции, которой он не хотел, получив в качестве главных партнеров политиков, которых, если верить его приближенным, он иначе, как «эти двое» не называет. В самой партии зреет недовольство, а коалиционно неудовлетворенные партнеры очень быстро превращаются в идеологических противников. Иными словами, коалиция 2013-го года являет собой полную противоположность той, что была в 2009-м.  В такой же степени будет отличаться и ее продолжительность жизни.

Но есть еще что-то, что не измеряется практическими шагами и достижениями. Есть атмосфера, которую генерирует и излучает лидер. И эта атмосфера в последние месяцы транслирует усталость. Усталость Нетаниягу. Усталость от Нетаниягу.

Нынешний премьер-министр – один из лучших глав правительства, когда-либо управлявших нашей страной. При всей критике в адрес тех или иных его шагов, мало кто отрицает сегодня, что общее направление его деятельности было верным. Но политик – это не только и даже не столько деятельность, сколько то, как его воспринимают в обществе. А в обществе – и результаты выборов показали это со всей очевидностью – ищут альтернативу. Да и до выборов, по всем опросам общественного мнения, Нетаниягу намного опережал действующих политиков в рейтинге соответствия должности премьер-министра. Но в тех опросах, где респондентам предлагалась опция «ни один из них», преимущество Нетаниягу таяло как иерусалимский снег.

Нельзя долго оставаться на вершине лишь благодаря тому, что нет никого, способного тебя оттуда столкнуть. Яир Лапид этого еще не может, но он только в начале пути. На следующих выборах в игру вступит бывший начальник генштаба ЦАХАЛа Габи Ашкенази, определенные политические амбиции имеет и экс-глава ШАБАКа Юваль Дискин. Да и Шели Яхимович рано вычеркивать из списка действующих лиц. У Нетаниягу не хватит сил, энергии и гибкости для достойной борьбы с новыми силами, наполняющими политическую арену. А учитывая, что все эти силы наступают с левых и центристских позиций, попытка Нетаниягу баллотироваться на четвертый срок, грозит тем, что поражения на выборах де-факто превратятся в поражения де-юре.

Сегодня у Биньямина Нетаньяху есть уникальная возможность сбросить путы зависимости от коалиционных партнеров и необходимости переизбираться на новый срок. Публично объявив о намерении завершить (на данном этапе) свою политическую карьеру перед будущими выборами, Нетаниягу получает свободу действий с одной стороны и время на подготовку преемника, с другой. От того сделает глава правительства этот шаг или нет, зависит не только и даже не столько его судьба.

Политики редко отказываются от власти добровольно. Израильские делают это лишь по воле природы (Леви Эшколь, Бегин, Шарон), потерпев сокрушительное поражение на выборах (Шамир), оказавшись на скамье подсудимых (Ольмерт), или став президентом (Перес. Хотя тот кто считает, что Перес из президентского кресла не занимается политикой, пусть бросит в меня фалафель).

У Биньямина Нетаньяху еще есть шанс сойти со сцены, осознав, что пришло время, не дожидаясь пока уставший избиратель вяло укажет на дверь. К сожалению, шанс на то, что он это сделает крайне мал. И дай Б-г ошибиться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.