Вызов старому миру, который Хорхе Марио Бергольо бросил в начале своего понтификата, начиная с выбора имени, обращен не только к церкви. Он обращен и к нам. Он нас касается. Смелые намерения нового Папы, заключающиеся в борьбе с коррупцией, с интригами, с чванством, с эгоизмом, не ограничиваются стенами Ватикана или оградой церквей. Эта борьба затронет сознание всех и каждого, верующих и все общество, а не только политиков и правящую верхушку, с которыми Бергольо имел откровенные, хотя и не всегда приятные отношения: от военных до Карлоса Менема, от Фернандо де ла Руа до Киршнер.

Читайте также: Новый Папа должен избавить нас от «заблудших» священиков

Хорошо иметь Папу, который после своего избрания не садится в темный Мерседес, а уезжает в автобусе вместе с кардиналами, который откладывает встречу с портными, собирающимися снять с него мерку, чтобы отнести букет цветов Мадонне, который сам оплачивает счет за комнату, в которой он проживал в Риме, и сам меняет перегоревшую лампочку. Однако сильнейшая харизма Папы Франциска не определяется только тем, что он может быть представлен как «один из нас». Конечно, в период кризиса наглядный пример самого высокого церковного иерарха на Западе, который живет насколько это возможно просто, является вдохновляющим и должен служить предупреждением кардиналам и политикам. Но революция Папы Франциска более широкого масштаба. Он собирается не только стать опорой для пошатнувшейся церкви, о чем мечтал Иннокентий III, изображенный Джотто на фреске  в Ассизи. Его заботит не только экономический кризис, но общий кризис современности, который поразил всех: верующих и атеистов, богатых и бедных.

Производят глубокое впечатление слова Папы «о светскости дьявола», заключающейся в стремлении «поставить себя в центр». Это то, что Иисус наблюдал среди фарисеев. Не случайно, что, приветствуя собравшихся на площади Святого Петра, Франциск призвал верующих нести другим не хвалу, но «любовь, братство, доверие». Папа обличает мир, в котором нет места уважению к ближнему, нет веры в завтрашний день. Никто не доверяет другому, как не доверяет церкви и государству. Многие путают кротость со слабостью, не платят долгов, не сообщают о преступлениях или ошибках.

Также по теме: Сократите штаты Курии или церковь погибнет от Vatileaks

Нигилизму нашего времени Папа вчера противопоставил «созидание, исповедь, движение вперед». Он сделал это кротко, но с большой убедительностью, как последователь Святого Франциска и стойкий солдат Ордена Иезуитов. Его девиз Miserando atque eligendo: испытывай сострадание ко всем, но умей выбирать. Нужно уметь отличить невинного от виновного, справедливого от несправедливого, достойного от нерадивого. Пытаться отнести  Папу Франциска к консерваторам или к прогрессистам или - что еще хуже - к правым или  левым — это значит упустить возможность, которую он нам предлагает, потому что когда звонят колокола в соборе Святого Петра, они звонят не по Государственному секретарю,  Римской курии или Институту религиозных дел (Ior), они звонят по нам.